Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Особенности национальных перевозок
ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ
30 сентября 2009 года, 13:58
Фото: Станислав СТРЮЧКОВ
Текст: Станислав СТРЮЧКОВ
«Ра-а-ссея, моя Ра-а-ссея – от Волги и до Енисея…» – поет уважаемый мною музыкальный коллектив, навязывая невежественной публике искаженное восприятие родных границ. Понятно, что столь сильное сокращение размеров нашей необъятной Родины возможно лишь для рифмы, то бишь для красного словца, ибо в указанных рамках не поместится и четверти нашей территории. Правильнее было бы спеть: «Страна моя красива, как видение, – от Кенигсберга аж до бухты Провидения», но ведь мало кто поймет.
Большинство населения, живущего к западу от Урала, искренне считает, что азиатская часть страны дика и пустынна, при этом москвичи, отправляя нам разные грузы, частенько уточняют: «Норильск – это где? В Азии?» или: «Какая у вас станция железной дороги?»
 
Экономическая география
Им, «властелинам колец», считающим выезд за пределы МКАД экстремальным туризмом, невдомек, что большая и лучшая часть нашей страны – Сибирь – один из самых потрясающих регионов земного шара, осваивать богатства и разгадывать загадки которого предстоит еще не одному поколению.
Россия – страна с парадоксальной плотностью населения. Около двух третей граждан нашей страны живет в европейской части, причем львиная доля этих людей селится в столицах и их пригородах. Там всеми правдами и неправдами разместилось около трети всех россиян! Этот регион традиционно и официально называется Центральным, хотя географический центр России находится несколько южнее нашего Норильска, в районе озера Виви. То есть в Красноярском крае, самом большом по площади субъекте Федерации и самом что ни на есть центральном по расположению. У нас в крае живет около трех миллионов человек, что в два раза меньше, чем в Санкт-Петербурге, и в пять раз меньше, чем в Москве. Если бы наша страна была плавсредством, то мы давно затонули в мировом океане вследствие перекоса на один борт, булькнув на прощание невесомой ластой Камчатки.
Однако коль скоро политический и экономический центр все-таки там, в левом углу (посмотрите на карту), то и все блага цивилизации, включая дороги, сосредоточены там же.
Именно такие мысли посещали меня этим летом в Санкт-Петербурге, когда я, склонившись над картой самой большой страны мира, планировал поездку по Сибири. Мы с женой очень любим эту часть России и каждый раз, оказавшись на материке, стараемся забраться поглубже в тайгу либо повыше в горы, независимо от времени года и расстояния. Видимо, проявляется синдром норильчанина – если рядом дорога, надо ехать, ибо это интересно и дешево. Главное – познавательно. А дорого и быстро  лично я налетался за свою жизнь до тошноты.
Этим летом предполагалось посетить несколько объектов в Западной и Восточной Сибири: Алтай (участие в археологических раскопках), Абакан (сплав по реке и поход по Саянам) и озеро Байкал (хоть раз побывать). Мы с женой, слегка обновив снаряжение, были готовы к этому путешествию, включая неожиданные ночевки в палатке у дороги, перемещения автостопом и автономные многокилометровые переходы. Туго набитые рюкзаки терпеливо ждали своего часа, а мы стремились с помощью Интернета и железнодорожных касс добраться до ключевых пунктов предполагаемого путешествия. Вот тут-то мы и ощутили в полной мере уже упомянутый мною центризм и перекос на один борт.
 
Злому центру назло
В России, как известно, есть дороги и есть направления. В этой поездке мне удалось открыть третье транспортное состояние местности. Оно называется «можно проехать». Это когда по условно ровному полю, без каких-либо признаков дороги, движется, напоминая спешащего ежа, автомобиль представительского класса. Вследствие конструктивных особенностей, такое авто даже на хорошем асфальте брюхом цепляется, а в поле оставляет за собой шоссе из сплющенной травы и дивное облако редкого по красоте неиссякаемого русского мата. Вот то, что сзади такой машины, – это уже направление, а спереди – типичное «можно проехать».
Пытаясь добраться из Санкт-Петербурга  до первого узлового пункта нашего путешествия – столицы Алтайского края города Барнаула – мы столкнулись с еще одной проблемой. Это когда наоборот: дорога есть, но добраться по ней невозможно. Нет, оказывается, прямого сообщения между этими городами. Зато дорога замечательная – легендарная Транссибирская магистраль. Транспортная схема построена так, что в подавляющее большинство регионов нашей страны по железной дороге можно попасть только через столицу. По Чехову: в Москву, в Москву…
Мы попытались воспротивиться диктату центра и назло отыскали вариант, как попасть в Барнаул через Екатеринбург. Давно хотели побывать в столице Урала, одном из самых крупных городов, посетить место казни царской семьи и музей-квартиру маньяка, убившего 54 женщины (именно так представлена культурная программа этого города в Интернете). Вот только цена железнодорожных билетов уральского направления оказалась в три раза выше, нежели московского. Мы же, как обычно, ставили эксперимент. Нас интересовал самый дешевый из всех возможных вариант путешествия по запланированному маршруту. Поэтому платить за поезд как за самолет мы не стали.
Больше вариантов не было, поэтому пришлось подчиниться злому центру и посетить Москву. Зато при пересадке мы целый день, ожидая барнаульского поезда,  злорадно наблюдали жизнь знаменитых трех вокзалов – эдакое криминальное реалити-шоу. Бегом из Москвы!
 
Да, азиаты мы
Ожидая посадки в фирменный поезд «Алтай», мы с удовольствием разглядывали снующих поодиночке и группами туристов, с интересом рассматривая их диковинную экипировку, и гордились своим участием в этом общем туристическом движении. Правда, немного портила вид картина времен начала перестройки – обилие огромных челночных сумок возле нашего вагона. Мне было очень любопытно, где же в купейном вагоне можно разместить такую прорву багажа. Невероятно, однако все это поместилось именно в нашем купе. Молодые, покоряющие столицу алтайцы (национальность такая) сноровисто забили этим грузом каждый свободный уголок пространства, в котором нам предстояло жить ближайшие три дня. В чудом сохранившийся на нижней полке квадратный метр была помещена молчаливая алтайская старушка с лицом обреченной и ее уменьшенная копия – внучка лет трех. Обе за трое суток пути не произнесли и десятка слов, понимая друг друга на каком-то телепатическом уровне. Все тяготы пути эти восточные женщины переносили молча и неподвижно, демонстрируя великолепие азиатского стоицизма. Я проникся к ним искренней симпатией.
 
Правильный климат
Барнаул встретил нас ярким солнцем и почти тропической жарой. Июль. Все, кому Сибирь представляется мрачным и холодным краем, знайте, что районов с таким правильным, «календарным» климатом еще поискать. Почти на всей территории Сибири времена года длятся ровно по три месяца. Студеная и снежная зима, бурная и разливистая весна, жаркое лето и золотая, урожайная осень – вот настоящий сибирский климат.
Основной транспорт в алтайском крае – автобусы разной величины и комфортности. Расписание достаточно удобное и дороги хорошие. Наш маршрут (вслушайтесь в музыку названий) – село Курья, деревня Колывань, поселок Восьмое Марта, подножье горы Синюха – сама романтика. Весь путь, немногим более 200 километров, преодолели часов за шесть. Долго, но дело в том, что водитель комфортабельного «Неоплана» заехал по пути во все хутора и заимки. Что-то передавал, что-то забирал, с кем-то подолгу общался – в этих местах так принято. В результате на конечной станции оказались уже затемно.
Местный «жигулист», поплутав полчаса в темноте, каким-то чудом к полуночи доставил нас к месту раскопок. Палатку ставили при фонариках…
Обратный путь зеркально точно отразил описанную выше дорогу. Тот же самый «жигулист», тот же автобус с тем же затейливым водителем. Ехали утром. Вокруг работала техника на полях, дымили заводы и фабрики. Стояли ульи, шумели леса и текли реки. Оставались позади добротные и пасторально-красивые деревни. Радуясь каникулам, в водоемах плескались счастливые дети. Сердце пело от сибирского благополучия, особенно контрастного в сравнении с унылым центром и черноземным захолустьем. Вот где она – зона, свободная от кризиса.
 
Катится, катится прицепной вагон
Прямого маршрута из Барнаула в Абакан тоже не оказалось. Ни железной дорогой, ни автобусом. Та же периферийная проблема – дороги есть, целых две, но маршрута Барнаул – Абакан не существует. Расстояние по прямой – что-то около пятисот километров. Однако жизнь учит нас, что короткая дорога не всегда самая удобная и, главное, быстрая. На первый взгляд, рациональнее всего ехать до Новокузнецка автобусом, а там пересесть на поезд до Абакана. Вот только разрыв между этими поездками никак не менее суток, что весьма неудобно.
Но мы, как говорится, не искали легких путей. В результате до Абакана добирались почти двое суток, самым длинным из логически оправданных вариантов. Автобусом – до Новосибирска, после – поездом, в прицепном вагоне, через Красноярск. Вместе с нами ехала дружная группа современных пионеров. Они возвращались из Адлера и, как мне показалось, их было несколько больше, нежели мест в вагоне. Загорелые юноши и девушки поразили меня своим умением никогда не спать и без умолку хохотать. Зато мы выучили много новых слов.
Уже в Абакане, закончив все запланированные походы, мы поняли, что на Байкал не успеваем. По большей части дорога (если это слово подходит под вышеописанное) съела все наше время, деньги и, главное, силы. Нужна была передышка. Поскольку до теплохода на Дудинку у нас оставалось несколько дней, решили отдохнуть в каком-нибудь из местных пансионатов, в комфортных условиях. В первом же турбюро нам предложили посетить турбазу «Ергаки», расположенную в одноименном районе Западных Саян, в 200 километрах от Абакана. Это один из самых красивых районов горной Сибири, и расположен он на федеральной трассе Красноярск – Кызыл. Наивно полагая, что на прямой и, подчеркну, федеральной трассе с транспортом все решено, мы с радостью устремились в путь.
 
У нас передышка
Вы, наверное, уже догадались, что рейсового маршрута до базы отдыха не было. Единственный шанс попасть туда – взять штурмом рейсовый автобус Абакан – Кызыл и остановить его на полпути в столицу Тывы, где находится наш пункт назначения. Отправляется этот автобус ежедневно в 7 часов утра, и желающих попасть в него всегда гораздо больше, нежели пассажирских мест.
После пятичасового путешествия, стоя на одной ноге в переполненном не сильно дружелюбными тувинцами автобусе, турбаза «Ергаки» показалась нам раем. Уютные домики со всеми удобствами среди живописных гор – вот достойная награда за все тяготы пути. Приехавшим туда на личном автомобиле не понять этого контраста, не ощутить столь острого наслаждения от уюта.
Впечатление не портила даже погода – низкая облачность, туман и моросящий дождь. В сравнении с абаканским зноем – холодно. Чуть позже местные сталкеры объяснили нам, что одной из неповторимых особенностей района Ергаки является его расположение. Находясь на высоте около 1500 метров, этот горный массив представляет собой своеобразную чашу, где скапливаются все окрестные тучи. Поэтому солнечных дней здесь крайне мало, зато всегда сыро, потому что внутри даже самого светлого облака по-другому не бывает. Не зря среди туристов и скалолазов это место носит гордое имя «мочевой пузырь Саян».
Судя по огромной карте, расположенной в центре нашего кемпинга, в округе имелся не один десяток туристических маршрутов различной степени сложности. Был соблазн хотя бы один день провести на горных тропах, потрогать уникальные скалы руками, но мы уже устали. Передышка!
 
Всепролазный вездеход
На центральной площадке лагеря стояло колесное чудо, созданное умелыми руками на базе ГАЗ-66. Судя по внешнему виду, этот агрегат мог проехать даже там, где проехать нельзя. Не знаю, повезло ли нам, но мы одними из первых встретили водителя этой машины, и, как потом оказалось, по совместительству гида. Он доверительно сообщил нам, что собранный им вездеход вмещает пятнадцать человек и по мере наполнения стартует в самый труднодоступный район горного массива – Каменный город. Место это уникальное, и посетить его – редкая удача, туда, мол, даже вертолетом не добраться. А такой всепролазный вездеход, как у него, в округе один и уже активно заполняется счастливчиками. Желающих много… Минуты через три мы, уже снаряженные, сидели в крытом кузове на деревянной скамье в числе пятнадцати избранных. Около двух часов, цепляясь за все, что торчит, и поминутно рискуя вывалиться, мы углублялись в горы по полному бездорожью. Техника поражала умением равнодушно и неторопливо преодолевать любые преграды. Особенно эффектно была форсирована одна из горных рек глубиной метра полтора. Погрузившись почти по лобовое стекло и едва не опрокинувшись под напором мощного течения, вездеход под вопли пассажиров лихо выбрался на другой берег. Однако все же дорожные неудобства с лихвой компенсировались красотой здешних мест.
 
Голосуй, авось повезет
С утра мы уже были на трассе. Наш «тихий» отдых в Ергаках подошел к концу, и надо было возвращаться в Абакан. Доехать можно было только автостопом, причем тормозить следовало лишь междугородние автобусы, коих в этот день ожидалось целых три. Останавливать другой транспорт опасно по причине особой криминальной обстановки на дороге.
Часа через полтора голосования на пустой трассе мы были готовы уехать на чем угодно. Вот она, квинтэссенция всех наших дорожных парадоксов, – великолепная дорога, по которой за полтора часа не проехало и десятка автомобилей. К счастью, нас все-таки подобрал новосибирский автобус. Сначала мы удивились его появлению, потому что совсем недавно в справочной новосибирского автовокзала нас уверили, что автобуса в Абакан у них не бывает. Но сейчас мы ехали именно в Абакан, именно на новосибирском автобусе…
Второе потрясение произошло внутри салона. Впервые в жизни мы видели в автобусе спальные места. Обычные сидения были в самом конце салона, для таких, как мы, все остальное пространство занимали специальные очень широкие кресла, легко превращающиеся в кровати. Большинство пассажиров спали. Всего их было 32, вместо обычных 54.  Видимо, такая конструкция необходима на дальних маршрутах, ведь путь между конечными станциями занимает около 20 часов. Однако никогда ранее ни о чем похожем (даже за границей) мне слышать не доводилось.
Подводя итог всему сказанному, хочу отметить одну особенность нашего путешествия. Чем дальше мы удалялись от того самого Центрального региона, тем труднее было преодолевать расстояния. Но трудности в перемещении никак не связаны с количеством и качеством дорог. Видимо, дело в чем-то другом. Может быть, в том самом социальном перекосе на левый (читай западный) борт? Ведь мы все время двигались направо.
Делаем ямочный ремонт
Самодельное чудо вездеходной техники
База отдыха “Ергаки”
0

Читайте также в этом номере:

Австрийцы наступают (Инна ШИМОЛИНА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск