Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Охота к перемене дат
Общественный интерес
6 декабря 2010 года, 14:47
Фото: Вадим КИРПИЧЕНКО
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
Сезон-2010/11 у норильских охотников опять не задался. Причина в том, что российское законодательство, регулирующее данную сферу, делает это слишком однобоко, не дифференцированно, упорно отказываясь признавать очевидное: у страны есть север и юг, и эти территории отличаются друг от друга кардинально.
Следовательно, должны отличаться и правила охоты, принятые на этих территориях. Во всяком случае, сроки, в которые охота разрешена. Председатель Норильского отделения Всероссийской общественной организации “Росохотрыболовсоюз” Сергей Михайлов не скрывает своего возмущения:
– В настоящее время охота на Таймыре разрешена в следующие сроки: на зайца – с 15 сентября по 28 февраля, на куропатку – с 28 августа по 28 февраля, на песца – с 1 октября по 1 апреля, на горностая – с 15 октября по 28 февраля, на ондатру – с 15 сентября по 1 апреля. Ну скажите, какая может быть охота на ондатру сейчас, когда все водоемы подо льдом? А какая охота на зайца, горностая и куропатку возможна полярной ночью? Но в конце февраля, когда появится пусть и короткий, но день, охота будет закрыта. Мне трудно понять логику чиновников.
– На Таймыре всегда существовали свои правила охоты, выработанные за десятилетия, согласованные с рекомендациями специалистов Института сельского хозяйства Крайнего Севера, отличные от правил, которые приняты в южных районах, – продолжает Сергей Михайлов. – И это было разумно. Ведь природные и климатические условия на Крайнем Севере – и температура воздуха, и сезонность снежного покрова и ледостава, и продолжительность светового дня – серьезно отличаются от южных. Как и в прошлом году, пострадают не только охотники-любители, но и промысловики и коренное население Таймыра, для которого охота на куропатку и зайца – это как для горожан поход за продуктами в магазин.
 
Научно доказано
О том, что ограничение охоты на куропатку и северного оленя не только не идет на пользу, но иногда и вредно природе, говорят и в НИИСХ Крайнего Севера. Доктор биологических наук Леонид Колпащиков своей убежденности ни от кого не скрывает.
– В настоящий момент численность белой и тундряной куропаток в тундрах Таймыра – более пяти миллионов особей. В годы депрессии численность снижается до одного миллиона, в годы пика возрастает до семи миллионов. Из этого количества можно добывать без ущерба для популяции видов сотни тысяч птиц, – уверен Колпащиков. – Как показали исследования биологов НИИСХ, продление сроков охоты в весенний период не оказывает влияния на численность видов, поскольку современное изъятие не превышает 0,5% их промыслового запаса. То есть добывать куропаток можно в сто-двести раз больше, чем это происходит сейчас. Более того, если не вести плановый отстрел куропатки, не исключено возникновение эпизоотии, снижение рождаемости и, как следствие, резкое падение численности птиц. У ученых даже существует термин “управление охотничьим видом на научной основе”.
В настоящее время в заготовку куропатки практически не поступают, а добываются лишь охотниками-любителями. Наиболее эффективна охота (как и промысел) в марте-апреле, когда увеличивается световой день и отмечается подкочевка и концентрация куропаток в крупные стаи. А ведь когда-то куропатка была привычным товаром в норильских продуктовых магазинах. В 60–70-е годы госпромхоз “Таймырский” заготавливал до 200 тысяч куропаток за сезон. И даже экспортировал во Францию, где эта птица считается изысканным деликатесом.
 
Чем мы провинились?
Помимо сроков зимней охоты имеются у председателя Норильского охотобщества Сергея Михайлова и другие претензии к регламентирующим охоту документам.
– В норильском отделении “Росохотрыболовсоюза” состоит более шести тысяч человек. И, по самым скромным оценкам, не менее половины из них с удовольствием приобрели бы лицензию на отстрел оленя. А то и не одну. Но на все охотобщество в этом году было выделено всего триста лицензий. Двести на взрослых особей по цене триста рублей за штуку и сто на телят по 150 рублей. Лицензии разобрали за один день. Между тем некоторым индивидуальным предпринимателям были выделены квоты на отстрел и тысячи, и тысячи двухсот оленей. Я не говорю уже о заготовительных артелях, получающих  право на отстрел четырех-шести тысяч оленей. А чем провинился перед краевой властью, распределяющей квоты, норильский охотник-любитель? Сколько денег недополучил бюджет?
Волнуют Сергея Михайлова и неверные, по его мнению, сроки весенней охоты на водоплавающую дичь.
– Весенняя охота открывается в субарктических районах – это широта Норильска – в третью субботу мая. А открытая вода появляется на наших водоемах только в первых числах июня, – говорит он. – В субарктических районах необходимо начинать охоту хотя бы в последнюю субботу мая, а в арктических районах – с первой субботы июня.
Это и еще несколько предложений Норильское охотобщество отправило в Москву, где идет подготовка новых правил охоты – документа, который будет действовать на территории Российской Федерации. В новой редакции там, например, присутствует полный запрет на охоту с плавательных средств с включенным мотором. А промысловая добыча северного оленя как раз и ведется с моторных лодок на переправах. Есть в новых правилах и курьезные пункты. Так, параграф 10.3 запрещает охоту на гусей в период с марта по июнь в охотничьих угодьях, расположенных на островах Северного Ледовитого океана. В этот период все водоемы и реки в Арктической зоне скованы льдом и гуси находятся далеко от этих мест. С таким же успехом можно было запретить в этих местах в эти сроки охоту на бегемотов.  
 
Возможное удовольствие
Руководитель Таймырского территориального отдела службы по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания Красноярского края Анатолий Николайчук свою организацию называет по старинке, чтобы ее функции понятнее были, – Охотнадзором. Он тоже согласен, что правила охоты необходимо подкорректировать. Но кое-что, по его мнению, можно улучшить и на местах.
– Закон позволяет корректировать сроки охоты на две недели, – говорит он. – Для этого необходимо заранее делать заявку и подавать ее в край, где сроки утверждаются. Но делать это должны не мы – мы люди государевы, – а общественная организация охотников. Необходимо связываться с синоптиками, делать прогноз на сезон и исходя из него делать заявку.
Сейчас, по словам Анатолия Николайчука, новые правила охоты находятся на утверждении в Минюсте. И уже в следующем году, если предложенные норильчанами поправки будут приняты, охота на Крайнем Севере снова станет удовольствием.
Внимание: дичь!
Они такие вкусные
0

Читайте также в этом номере:

“Надежда” юношей питает (Александр СЕМЧЕНКОВ)
С садами хорошо, без садов плохо (Екатерина СТЕПАНОВА)
36 – самый расцвет (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск