Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:20 В «Норникеле» определили лучших бульдозеристов
14:25 Семьи погибших горняков получат выплаты в соответствии с законодательством и Коллективным договором «Норникеля»
14:20 Сергей Дяченко: «Горняки, по предварительным данным, погибли от нехватки кислорода»
13:15 Метель в Норильске стихнет завтра вечером
08:17 Холсты Василия Сурикова доставили в Норильск
Все новости
Нетускнеющая мозаика
75 ПИСЕМ О ЛЮБВИ
5 июля 2010 года, 13:36
Текст: Татьяна РУСИНОВА, член московского клуба “69-я параллель”
Мы с Норильском на ты, потому что, когда познакомились, в 1947 году, оба были подростками. Норильск даже городом еще не стал, и на письмах ссыльным родителям я так и писала: “Поселок Норильск”, а на картах его и вовсе не было. Но именно здесь за три года сложилось что-то важное и в жизни, и в судьбе.
Детские впечатления и встречи составили не тускнеющую с годами мозаику, до сих пор согревающую сердце. Это Норильск дал мне возможность впервые ощутить необъятность моей страны. Ведь в первый раз добиралась я сюда на перекладных: от Москвы до Красноярска на поезде, от Красноярска до Туруханска на пароходе, оттуда в Дудинку на грузовом “Дугласе”, а потом до места назначения по игрушечной узкоколейке.
 
Морошке радуюсь как родственнице
Впервые в жизни я оказалась точно на далеком острове на краю земли, с которого летом уезжала на материк, к бабушке, пересекая четыре часовых пояса и попадая из чуть оттаявшей тундры в украшенную цветущей сиренью Москву. Разница во времени давала еще одну радость: Новый год встречали и по Норильску, и по Москве. Разве не весело?!
Из самых ярких географических впечатлений: полярный день, полярная ночь, сказочной красы северное сияние, тундра, усыпанная ягодами. Впервые в Норильске я увидела и попробовала ароматнейшую княженику, а теперь на материке морошке радуюсь как родственнице! В Норильске я привыкла к утренним зимним сводкам погоды по радио: решался вопрос, идти ли в школу. Здесь я впервые увидела на улицах оленьи упряжки, когда приезжали из тундры нганасаны, впервые в жизни ела оленину и туруханскую селедку, а белые куропатки считались обычной пищей. Из американских продуктов в конце и сразу после войны на материке знали только свиную тушенку, а Норильск удивил американскими соками, сушеными овощами и дрожжами в банках. А еще благодаря американским летчикам, привозившим нам на бедность бывшие в употреблении вещи, попробовали мы горький шоколад в круглых картонных коробочках, которые летчики брали с собой в полет.  
Только в Норильске носила я унтайки из оленьего меха. Только в Норильске мы с родителями три года жили в гостинице. Наш номер был на первом этаже рядом с большой общей кухней, где встречались все постояльцы: артисты, геологи, служащие, редко приезжие, а почти все такие же оседлые, как мы.
На верхнем этаже жил самый известный в Норильске человек – Николай Николаевич Урванцев. Детям в гостиничной коммуналке разрешалось играть на всех этажах. Когда не было занятий, мы обожали из окон глядеть, как расправляется ветер с сопротивляющимися пешеходами.
 
Букет хризантем полярной стужей
Самыми важными для меня в Норильске были школа, где я училась, театр, где работал отец, библиотека, в которой служила мама и откуда приносила любые книги. Библиотека в Норильске была отличная, читала я запоем.
И как праздник был ДИТР – Дом инженерно-технических работников. Здесь я впервые услышала джаз, была очарована волшебным голосом Пантофель-Нечецкой, меня покорили танцы артистов Королевых и конферансье Сколдинов – наши соседи по гостинице. Нам, школьникам, тоже случалось выступать на сцене ДИТРа, и это всегда был праздник.
Театр являлся общей гордостью норильчан. Хорошо помню бывавших у нас Иннокентия Смоктуновского в смешном трикотажном лыжном костюме и неотразимого Георгия Жженова в “черной коже”.
Отец всю жизнь засыпан был цветами от поклонниц, но, когда зимой в стужу с премьеры “Коварства и любви” он принес под шубой букет белых трогательных хризантем – это было ни с чем не сравнимое впечатление и счастье.
И главное – школа. Норильск подарил мне радость учиться вместе с отличными ребятами у замечательных педагогов. Школа осчастливила меня дружбой с лучшей учительницей в моей жизни – Александрой Дмитриевной Илюшиной. И она, педагог от Бога, и ее муж, Владимир Николаевич Егоров, геолог от Бога, открыватель Талнахского месторождения, всегда в памяти моей семьи как люди с большой буквы.
Моя любовь к Норильску – это любовь ребенка, который помнит о прежней жизни только хорошее. И дело даже не в избирательности воспоминаний, а в том, что в Норильске вольно и невольно собралось много достойных людей, честно делавших свое дело, знавших радость общения друг с другом и сохранивших эту радость в клубе московских норильчан “69-я параллель”.
0

Читайте также в этом номере:

Рыбы в северном формате (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Лето щедрое (Анна ВЛАДИМИРОВА)
С другим настроением (Ольга ПОЛЯНСКАЯ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск