Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
В четвертом поколении Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Морской узел
27 ноября 2008 года, 14:55
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
Морскими называют узлы, которые труднее всего распутать. При этом совершенно не обязательно, чтобы вязали их, раскачиваясь на соленых волнах, палубные матросы. И в пресных водах, а иногда и на суше, представители совершенно не морских профессий узлов могут навязать странных. Для этого и умения большого не надо – достаточно потянуть не за тот конец...  
Казнить нельзя помиловать
Визит судебных приставов в Норильский участок Государственной инспекции по маломерным судам подчеркнуто официален. На стол руководителя участка ложатся три постановления о возбуждении в отношении него исполнительного производства:
– Вам надлежит в пятидневный срок снять с учета в ГИМС указанные катера. В случае уклонения вы можете быть привлечены к уголовной ответственности по статье №315 Уголовного кодекса Российской Федерации – штраф до двухсот тысяч рублей или лишение свободы до двух лет.
Вопрос старшего инспектора ГИМС Сергея Пономаренко обращен, скорее всего, к самому себе:
– Разве можно наказывать человека за то, что он хорошо выполнял свою работу?
 
Страшная цена
Шторма ничто не предвещало. Тридцать шесть лет Норильский участок ГИМС шел, как казалось всем, правильным галсом. О том, что фарватер под килем, а перекаты и «банки» в стороне от курса, свидетельствовало и отношение к ГИМС со стороны властей – к 55-летию Норильска, например, руководитель Норильской инспекции маломерных судов Сергей Пономаренко получил из рук главы города юбилейную медаль. Инспекция на воде нужна, как ГАИ на дорогах, для порядка и безопасности.
Если говорить о безопасности, то маломерная инспекция и появилась в Норило-Пясинской акватории для ее обеспечения, вскоре после страшного шторма. Настоящего шторма, а не фигуры речи. 16 августа 1969 года на озере Мелком утонуло за один воскресный вечер 86 человек. Рыбаки и грибники спешили вернуться в Норильск к понедельнику, невзирая на гулявшие по озеру трехметровые волны, чтобы успеть выйти на работу. Страшная цена была заплачена.
После этого трагического случая директор комбината Владимир Долгих распорядился не считать прогулами дни, которые судоводители провели на озерах, пережидая шторм. А спустя пару лет его стараниями после многочисленных организационных моментов и согласований впервые появилась на Норилке и навигационно-техническая инспекция. Возглавил ее и 25 лет руководил отец Сергея Пономаренко – Владимир Иванович. В задачу инспекции входило обеспечение безопасного хождения маломерных судов на местных реках и озерах, а также строгий учет всех маломерных судов Норило-Пясинской акватории. Привыкшие к вольнице норильские судоводители вынуждены были наносить на борта своих катеров и лодок регистрационные номера, а Владимир Пономаренко получил от народа уважительное прозвище – Адмирал.
В 1997 году, когда Владимира Ивановича не стало, инспекцию маломерных судов возглавил его сын, с раннего детства знакомый со всеми отмелями и протоками, со всеми тонкостями работы инспектора. И очень неплохо работал в этой должности. За последние десять лет была отстроена хорошая база на острове Ближнем, число трагических случаев на воде снижено до минимума, усилен контроль за судами, выходящими в озера, и за техническим состоянием катеров. Многое делалось и делается им на голом энтузиазме. Но результаты таковы, что Норильский маломерный флот считается в России одним из самых непотопляемых. На воде есть порядок. Со временем и Сергея Пономаренко норильские лодочники стали величать Адмиралом.  
 
Шторм как фигура речи
Шторм как фигура речи случился пару месяцев назад. Обвинение в адрес Норильского участка ГИМС было выдвинуто Дудинским транспортным прокурором. Можно было бы назвать этот прецедент «штормом в стакане воды», если бы не последствия… А началось все из-за того, что Дудинский транспортный прокурор не нашел в Норильске… моря! И на этом основании потребовал отменить государственную регистрацию в ГИМС нескольких десятков судов, которые до того считались маломерными. И ведь нашелся в морских законах параграф, позволяющий считать такое требование правомерным. Все российские суда, бороздящие воды планеты, могут быть отнесены к Морскому регистру, Речному регистру, ведению ГИМС или местного спорткомитета. Если очень схематично, то на практике выглядит это так. К ведению спорткомитета относятся спортивные каноэ и байдарки, к Морскому регистру – атомные ледоколы, нефтеналивные танкеры и пассажирские суперлайнеры, к Речному регистру – суда мельче морских. Что же касается ГИМС, то она регистрирует суда, не используемые в коммерческих целях, пассажировместимостью до двенадцати человек с мощностью стационарных двигателей до 75 лошадиных сил или неограниченной мощности, если судно оснащено подвесными моторами. Впрочем, в ГИМС могут быть зарегистрированы прогулочные суда с мощностью стационарных двигателей и более 75 лошадиных сил, но только если они предназначены для… морских прогулок. А в Норильске нет моря! То есть, будь в Норильске море, десятки водометных катеров, которые прокурор потребовал снять с учета, ходили бы по нему на законных основаниях, а раз моря нет – извините…  
 
Законы и камбуз
Жизнь на воде – это вам не на суше! Попробуй назови здесь гальюн туалетом или камбуз кухней. Не поймут. И законов морских, речных  и прочих водных написано превеликое множество. Некоторые не менялись с советских времен, некоторые предложены законодателями совсем недавно. Не всегда они согласуются друг с другом и не всегда хорошо прописаны. То есть иногда законы позволяют делать разное толкование ситуации. Такое случается в эпоху перемен и научно-технических революций, когда на смену одним понятиям и обстоятельствам приходят другие. Так, главный государственный инспектор ГИМС Санкт-Петербурга Константин Пашинский (в городе на Неве зарегистрировано более 40 000 маломерных судов) убежден, что советское наследие – ограничение  мощности стационарных двигателей в 75 л.с. – абсурдно по своей сути. Писалось оно тогда, года самым мощным легковым мотором был двигатель от старой «Волги» как раз мощностью в 75 «лошадок». А более мощных двигателей, например от грузовиков, в личном пользовании гражданину иметь не положено.
В самом деле, если руководствоваться этим параграфом, то шестиметровый катер «Амур» со стационарным двигателем в 76 лошадиных сил – судно Речного регистра, а двадцатиметровый «Ярославец», если поставить на него подвесные моторы мощностью тысяча «лошадей», будет считаться судном классом пониже – поднадзорным ГИМС.  
– Ограничение мощности – это абсурдное требование, – говорит питерский инспектор. – Лодка со стационарным двигателем более безопасна, нежели с мощными подвесными моторами. Некоторые считают, что мы отберем хлеб у Речного регистра. Но сейчас уже наметились позитивные изменения, и, пока по неофициальной информации, под статус прогулочных судов с неограниченной мощностью будут подходить некоторые суда внутреннего плавания.
Пока же эта неразбериха с законами привела к тому, что норильский инспектор Сергей Пономаренко ходит на заседания суда как на работу – по нескольку раз в день.
 
Закон как румпель?
Вместе с Сергеем Пономаренко журналист «ЗВ» побывал на одном из судебных заседаний. Вместо отсутствовавшего Дудинского транспортного прокурора в роли истца выступал срочно назначенный для этой цели норильский юрист. Судья в черной мантии с золотыми пуговицами строго смотрит поверх очков на ответчика – инспектора ГИМС:
– Признаете ли вы выдвинутые против вас требования в полном объеме?
– Нет, абсолютно не признаю.
Интересно, что и назначенный юрист – представитель истца, ознакомившись с материалами дела и доводами ответчика, отказывается поддерживать обвинительный пакт:
– Считаю, что ответчик выполнял свои служебные обязанности и действовал в интересах поддержания порядка на вверенных ему для инспекции водоемах.
Судья удаляется для принятия решения. Его вердикт… признать правомерными требования истца в полном объеме – принудительно снять суда с учета в ГИМС. Ну нет в Норильске моря…
Интересно, что аналогичные суды в Красноярске, возбужденные против краевого управления ГИМС, выигрывались ответчиком – инспекцией маломерного флота. Может быть, известную поговорку в отношении разбирательств на воде следует переиначить: закон как румпель – куда повернул, туда и приплыл? Иначе чем объяснить, что одинаковые по содержанию юридические процессы приводят к диаметрально противоположным результатам?
А впереди у Сергея Пономаренко еще не один десяток судебных разбирательств.
 
Странствовать по морю необходимо
Что мы имеем в сухом остатке? Недовольство судовладельцев, которые хотели жить по закону. Они состояли на учете в Норильском участке ГИМС, платили транспортные налоги в городскую казну (около 100 тысяч рублей ежегодно), получали необходимые консультации в маломерной инспекции. Теперь они объявлены вне закона. Решением суда с регистрации в ГИМС их снимут, бортовые номера, присвоенные в инспекции, с катеров смоют, а что дальше? Речной инспекции в Норильске нет. Повезут ли они свои катера в Дудинку для постановки на учет там? Вряд ли. Перестанут ли они выходить на норильские озера и реки? Вот это – точно нет. Помпей Великий однажды сказал: «Странствовать по морю необходимо, жить не так уж необходимо». А судоводители – они из породы странников. Выведя этих судовладельцев из под юрисдикции ГИМС, им не предложили никакой приемлемой альтернативы. И отследить, выходят ли они в технически исправном состоянии, оснащены ли суда средствами спасения на водах, теперь не сможет никто. Как и оштрафовать за подобные нарушения. Надеяться, что государственные инспектора Дудинской речной инспекции будут осуществлять патрулирование на Норилке, наивно. У них и на Енисее работы хватает. Ведь до сих пор Норило-Пясинская водная система не оснащена знаками речной навигации – бакенами, створами, а это как раз работа речной инспекции. Более того, Норило-Пясинская водная система… не включена даже в перечень судоходных водоемов России. Такое небольшое упущение существует еще с советских времен. Хотя были времена, когда морские суда с грузами для строящегося Норильского комбината двигались по Севморпути, а потом поднимались по реке Пясине до Валька. Но теперь, если следовать букве закона, в Норильске не только моря нет, но и уникальных норильских озер!
Государственный инспектор Сергей Пономаренко надеется, что в недалеком будущем в законе четче пропишут формулировку, и она будет звучать, например, так: «Разрешить для регистрации в ГИМС прогулочные суда для морских и иных водных прогулок». Ведь – по аналогии с дорожным движением – на джипе можно ездить не только по бездорожью, но и по асфальту городских улиц. Вот тогда, чтобы порядок на норильских озерах все-таки был, Пономаренко опять бросится собирать отлученных и разрозненных судовладельцев под флаг Норильского участка ГИМС. Вот только захочет ли кто-то возвращаться? Вот такой морской узел.
По норильским водоемам ходят суда и с подвесными моторами, и с водометными двигателями
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск