Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
13:05 В Норильске пройдет Международная конференция «Освоение Арктики: природа, город, человек»
12:05 Отопление в Норильске запущено
09:05 Дмитрий Свиридов: «Вопрос со строительством жилья в Норильске нужно решать как можно скорее»
08:05 На Медном заводе будут применять методы бережливого производства
07:05 Специалисты «Норникеля» встретились на турнире настольных развлекательных игр
Все новости
Мелодии молодости
СЕМЕЙНАЯ РЕЛИКВИЯ
12 августа 2011 года, 17:19
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Марина СОКОЛОВА
Каждому человеку в жизни приходится слышать слово “реликвия”, употребляемое в разных значениях и контекстах. По самому краткому определению словаря, это вещь, свято хранимая как память о прошлом. Во многих семьях есть унаследованные от дедов и прадедов вещи, а истории, связанные с ними, передаются из поколения в поколение.
Фаина Лозовая садится перед столом, где разложены интересные, удивительные вещи, каждой из которых уже несколько десятков лет: неописуемой красоты деревянная шкатулка-часовня, калоши, керамические горшочки, чугунный котелок и даже дымковские игрушки.
– Все эти вещи, – начинает рассказ Фаина Николаевна, – куплены мною очень давно. Когда я уезжала из родного города Слободского, что в Кировской области, захотелось взять что-то на память о малой родине. Каждый из этих предметов напоминает мне о доме. Вот, например, дымковские игрушки. Этому художественному народному промыслу уже более 400 лет. Возник он в слободе Дымково, сейчас это территория Кирова. Наши игрушки пользуются большим спросом за границей, а здесь мне помогают вспоминать родные края.
Котелок и горшочки вызывают ассоциации с мамой: у нас была русская печь, туда ставили такие котелки, тушили в них картошку. Я купила похожий и взяла в память о маме и ее русской печи, которая кормила меня в детстве. До сих пор ими пользуюсь, мне очень нравится.
В моих краях высокий, богатый, густой лес. Конечно, там просто не может не быть поделок из дерева. На кухне у меня висят резные разделочные доски и ложки, они помогают мне в быту. А часовня стоит здесь, в комнате. Я даже освятила ее в нашем храме, и, вы знаете, мне как-то легче от того, что она у меня есть.

В Заполярье со своими калошами

Упаковав свои вещи в чемоданы, Фаина Лозовая с мужем в 1976 году приехала на заработки в Норильск.
– Мы ехали и боялись, что не сможем здесь жить. Наверное,  поэтому и взяли с собой столько предметов, напоминающих о малой родине.  
В моих краях тоже бывает холодно, и на валенки всегда надевали калоши. Когда мы с мужем уезжали, не знали, как повернется жизнь, будем ли в достатке, поэтому я взяла калоши с собой. На работу в них ходила. А потом так и не выкинула.
Два чемодана, с которыми Фаина Лозовая приехала в Норильск, тоже занимают в ее памяти достойное место – пусть они уже потрепаны, но зато пережили не одну запоминающуюся поездку и должны остаться с хозяйкой. Правда, смотрит она на них с некой грустью, ведь в чемоданы было так удобно укладывать вещи, они ложились ровно, ничего не мялось.
– Сейчас совсем не такие чемоданы. Жаль, мои уже настолько стары, что выйти с ними никуда нельзя, однако рука не поднимается выкинуть. Да и дома они, бывает, нужны.
С особым трепетом Фаина Николаевна достает и показывает зонт. Становится понятно, что маленький, аккуратный, видавший виды зонт-трость до сих пор дорог обладательнице.
–  Мне не было еще и 16 лет, когда учителя позвали меня работать библиотекарем в школе. Поэтому я стала заочно учиться в библиотечном техникуме, ездить в Киров. Купила там этот зонт, уж больно понравился. Ему уже 57 лет. Все современные зонты ломаются, столько я их уже покупала, а с этим, пусть он и не новенький, больше чем за полвека ничего не случилось, поэтому я вернулась к нему, хожу теперь только с ним. Зонтом даже дочь иногда пользуется, такой он хороший. Ну, пойдемте теперь на кухню?
А на кухне царем стоит (нет, не самовар, хотя он тоже там имеется) патефон.
– Пластинок хороших много, а иголки нет. Патефон для меня – прекрасная память о прошлом, частичка моей истории. Хоть он и молчит уже около 20 лет – не могу с ним расстаться. Смотрю на него и вспоминаю, как, бывало, садились компанией и слушали любимую музыку. Даже сейчас, когда он уже не играет, в сердце моем звучат мелодии моей молодости от взгляда на него. Я знаю, что люди от таких вещей избавляются, а потом раз – и они оказываются нужными. Выбросишь – уже и внукам показать нечего, а ведь это интересно.
Все вещи, что я храню, очень дороги для меня, помогают тверже стоять на этой земле и быстрее забывать о своих неприятностях. А для моих внуков они уже станут семейными реликвиями и будут напоминать обо мне.

Если у вас дома есть интересные вещи, звоните по телефонам 46-60-56, 46-65-58.
Публикации о них выйдут в рубрике “Семейная реликвия”.

Все свое храню
Приносит покой
Радужное напоминание о Кирове
Деревянные помощники
0

Читайте также в этом номере:

Экология в движении (Елена ПОПОВА)
Почетные и заслуженные (Лариса МИХАЙЛОВА)
69 бесшумных американцев (Татьяна РЫЧКОВА)
Его университеты (Беседовала Татьяна РЫЧКОВА)
Первая ласточка (Денис КОЖЕВНИКОВ)
А под ногами… травка зеленеет (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск