Четверг,
27 декабря 2018 года
№51 (4669)
Заполярный Вестник
Налетай! Далее
Норильск-2030 Далее
Доставка веселья Далее
Бюджет принят Далее
Лента новостей
14:05 Ледоход на Енисее приближается к Таймыру
13:10 Мастер с «Надежды» Григорий Евлаш с командой добрался до географического центра России
12:15 Норильску нужен свой фонд капитального ремонта многоквартирных домов
11:20 Четверо футболистов покинули мини-футбольный клуб «Норильский никель»
09:05 В «Норильскникельремонте» вовлеченности работников способствует проведение совместных мероприятий
Все новости
Купили хаски – извольте соответствовать
Братья наши меньшие
20 августа 2010 года, 16:44
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Марина БУШУЕВА
“Аян, Юкон, Чорко, Юми, – кричит Геннадий Полторыхин, – все на место!” Тем временем пара голубоглазых псов лижут мне щеки и еще четверо вертятся вокруг. “Ну что ты стоишь, проходи!” – кричит Геннадий уже мне.
– А не укусит? – спрашиваю с осторожностью.
– Нет, если только залижет до смерти, – смеется хозяин.
С Геннадием мы знакомы лет десять, если не больше. Как с фотохудожником, покорителем Таймыра, даже бизнесменом. Как с кинологом общаемся впервые.
Гена предлагает кофе. Не успел поставить стакан на стол, как один из псов тут же его облизал. Пришлось мыть заново.
Всего восемь хаски – как раз для одной упряжки.
– Гена, почему решился так кардинально поменять свою жизнь?
– Ну не так уж кардинально, – говорит Геннадий, – хотя…
Большой любитель Севера Геннадий Полторыхин ежегодно брал палатку, рюкзак, фотоаппаратуру и уходил на все лето в тундру. Коллега рассказывал: “Приехал в поселок. Мне местные говорят: “Тебя тоже на тот берег, где медведь, переправить?!” – “За что?!” – “Да тут, – отвечают, – приезжал ваш фотограф, попросился туда. Мы говорим: там же медведь. Но он смелый, однако, так и живет там”.
Тот, который смелый, был как раз Полторыхин.
– Не такой уж и смелый, – говорит Геннадий. – Собака в детстве покусала, с тех пор обходил их стороной. Когда взял первого щенка – везу его домой, а самому страшно. За него страшно как за ребенка – чтобы дорогу хорошо перенес, не заболел. И за себя страшно – щенок хоть и небольшой, но все же собака.
– А как решился?
– Давно про это думал. Почему норильчане едут в Норвегию, Швецию, чтобы покататься там на ездовых собаках? Есть центры езды на собаках и в Подмосковье. А у нас нет. Почему?
– А кататься на собачьей упряжке в самом деле здорово?
– Словами не передать. Когда снег выпадет, приезжай к нам на Валек, попробуешь!
Недалеко от аэропорта Валек Полторыхин строит ездовой центр и приемник для бездомных собак.
 
Собачий вопрос
Спрашиваю, зачем в Норильске собачий приемник, если уже есть “Бытовик”. Полторыхин молчит, ему не хочется говорить о причинах создания того, чья необходимость должна быть понятна каждому.
– Как-то знакомая гуляла с собакой, услышала писк около мусорки, заглянула, а там щенки новорожденные. Притащила всех ко мне. Я малышей выхаживал, из бутылочки молоком поил, так что найденышам помог выжить. Потом их забрали замечательные девчонки из Талнаха, их собака недавно родила мертвого щенка, поэтому приняла маленьких дворняжек как своих, – Полторыхин вспоминает произошедший недавно случай. – К сожалению, у людей не хватает мужества утопить или усыпить животных, и они оставляют их на улице. Мне очень хочется донести до хозяев: если они не собираются становиться заводчиками племенных собак, то нужно принять решение и сделать домашнему любимцу операцию. Потому что все эти раздачи собачек и кошечек в добрые руки – это либо недогляд, либо пофигизм. По-другому я это назвать не могу.
Цель будущего приемника, как ни удивительно, не содержание бездомных животных. После поимки собаки ее осмотрит ветеринар, при необходимости ее пролечат, после чего кастрируют, поставят необходимые прививки, наденут оранжевый ошейник и отпустят.
– Это общеевропейская практика. Ведь если собаку приютить или усыпить, то освобождается ее кормовая ниша, которую непременно займет другое животное. Поэтому мы отпускаем собаку на волю, но она не заразна и не агрессивна, так как не имеет полового инстинкта.
Конечно, в идеале хорошо было бы пристроить брошенных животных в добрые руки. Но мы прекрасно понимаем, что такая удача, к сожалению, светит не многим. Те вольеры, которые сегодня в одиночку строит Полторыхин, будут предназначены для временного содержания бродяжек, постоянно там будут жить только те собаки, которые уже не могут выжить на воле. Из-за этого Геннадий называет будущий приют домом инвалидов или домом престарелых.
– Хочу, чтобы свой век они доживали в более-менее приличных условиях. Всего в приюте будет десять-пятнадцать мест для собак-инвалидов. Больше я, к сожалению, не могу себе позволить по материальным причинам. Ведь это не социальный проект, на который выделяет деньги администрация. Впрочем, если какие-то предприятия или частные лица захотят принять посильное участие в строительстве или содержании питомника, будет здорово.
А что, хорошая практика. Например, в Московском зоопарке практически каждый зверь находится под опекой. Может, и у нас каждый пес, выкинутый на улицу “заботливыми” хозяевами, найдет себе опекуна?
Тем же, кто захочет взять собачку себе домой, необязательно сразу ехать на Валек – фотографии и описания всех питомцев в скором времени появятся на сайте приюта “Белый Бим”.
– Сейчас я ищу человека, который бы мог безвозмездно заниматься заполнением сайта – размещать информацию о собаках, отслеживать отзывы посетителей.
 
Собака бывает кусачей
Собирались мы с Геннадием поехать на Валек посмотреть строящийся питомник.
– Не едем, – огорошил Гена, – но нас ожидает не менее интересная прогулка в ветеринарную клинику.
Оказалось, пока Геннадий ходил по делам, две сестры, Лиса и Юми, схватились, да так, что без помощи ветеринара не обойтись. У одной собаки оказались разодраны ухо и передняя лапа, у другой прокушена шея.
– А ты говорил, не кусаются.
– Друг друга – могут, но человека – никогда.
Геннадий надевает на них специальный поводок.
– Так и гуляю, по парам. Начиная с восьми утра.
Выгуливать собак, которые понимают команды “лево”, “право”, “тише”, – одно удовольствие. Для езды же необходима специальная упряжка и сани. Стоимость не самого дорогого снаряжения – около 30 тысяч рублей. Пока Полторыхин приобрел одни нарты и нынешней весной уже рассекал снежные просторы Заполярья.
– Хаски не простая собака. Поэтому, прежде чем заводить, я прочитал множество различной литературы, познакомился с российскими заводчиками.
Например, кормить таких собак специальным кормом не лучший вариант, а для Полторыхина и вовсе неприемлемый. А вот свежую оленину хаски уплетают с большим аппетитом. Так что содержание такого питомца – недешевое удовольствие. Да и цена щенка – около 30 тысяч рублей.
Сибирская хаски – одна из древнейших пород собак. Эти животные впервые появились у чукчей. Было время, когда этому полукочевому племени нужно было расширить охотничьи территории. Для этого нужна была собака, способная быстро передвигаться на большие расстояния и перевозить груз от мест промысловой охоты к постоянным поселениям и обратно. Небольшой размер собак чукчи компенсировали большим размером типичной упряжки, насчитывающей 15–17 собак. Животные содержались чукчами непосредственно в жилищах, поэтому они неагрессивны в отношении человека и любят возиться с детьми.
В ветклинике Геннадия принимают как своего. Только недавно здесь одной из его собак сделали операцию – проглотила какую-то гадость, еле спасли.
Пока ветеринары возятся с Лисой, я держу в коридоре Юми. Она не в восторге – тянет поводок, рвется к хозяину. Я все еще держу, но уже с трудом – все же сила у этих собачек есть.
Но вот и наша очередь. Уколы, стрижка, промывка ран – собаки все переносят стойко.
– Геннадий, мы вас, наверное, медбратом возьмем, – смеются ветеринары. – Вы наш постоянный клиент.
Конечно, ведь у него не одна собака, а целых девять.
 
Лучше друга не найти
С этим утверждением сложно не согласиться. Красивые, преданные, умные, ласковые, жизнерадостные, послушные… Список можно продолжать до бесконечности.
И к Геннадию нередко обращаются прохожие с просьбой уступить щеночка. Вот и в ветеринарной клинике девушка, приехавшая лечить своего кота, спрашивает:
– У вас щенков нет? Не продаете?
– Пока не продаю – самому нужны, – отшучивается Полторыхин. Впрочем, не отрицает, что в будущем собирается и разводить, и продавать.
– Но только тем, кто будет на них ездить!
В его планах – создать на территории Норильска настоящий клуб езды, чтобы все желающие, как норильчане, так и гости города, могли прокатиться на настоящей собачьей упряжке и почувствовать, что такое ездовой спорт.
– К сожалению, многие не понимают, что хаски – это ездовая собака. И держать ее как комнатную собачку – издевательство. Да и в загородном доме от нее не много проку: хаски не охранник. Если она укусит человека, ее необходимо усыпить. Но лично я не знаю, что нужно сделать, чтобы эта собака на тебя набросилась, – говорит Геннадий.
Хотя северные народности не только ездят на хаски, но и охотятся с ними, однако лучше для этого заводить собак охотничьих пород. Научить хаски приносить добычу весьма проблематично.
– Для меня они как дети – хвалю, ругаю. Иногда думаю, зачем связался – хлопот с ними не оберешься. Но тут же вспоминаю о том, что взял хаски – изволь соответствовать. Вот и стараюсь…
Вдоволь наигравшись с собаками, прощаюсь с Полторыхиным и его “детьми”. И мне ужасно хочется завести Аяна, Чорко, Юми или Юкона… Уж очень они милые.
Геннадий с “детьми” на месте будущего питомника
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск