Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
12:30 На стадионе «Заполярник» собрались любители здорового образа жизни
12:15 На Комсомольской площади начался праздничный концерт
12:05 Норильчане приняли участие в традиционном массовом забеге
10:05 Руководители и работники Медного завода приняли участие в необычном пробеге
09:30 Норильчане сегодня утром бежали и крутили педали
Все новости
Каждый день и в любую погоду
Есть такая профессия
20 августа 2010 года, 16:45
Фото: Ален БУРНАШЕВ
Текст: Ален БУРНАШЕВ
Согласитесь, когда за вами кто-то наблюдает, приятного мало. Допустим, вы самодостаточный человек, уверенный, что контролировать следует, скорее, окружающих вас людей. Но эту уверенность легко поколебать, утверждают те, под чьим неусыпным контролем мы проживаем жизнь, – участковые уполномоченные милиции.
Сегодня мы в гостях у старшего участкового уполномоченного милиции ОМ №14 майора Александра КУЗЬМИНА. Он и трое его подчиненных курируют участок, на котором в том числе все “гостинки” на Молодежном проезде, общежитие для приезжих на Комсомольской, 49в… В целом почти 20 тысяч жителей. И среди них те, кого милиционеры контролируют чуть ли не ежедневно. Это так называемые учетные граждане.
 
Ничейные люди
На каждого участкового приходится примерно по пять с половиной тысяч человек. На Александра Кузьмина, как на старшего, чуть меньше – всего 4,5 тысячи. Это очень много, поскольку по закону ему “положены” полторы тысячи человек, а его сотрудникам – по три с половиной тысячи. Так вот, 70 процентов из указанных четырех с половиной тысяч норильчан наш собеседник за пять лет работы на участке знает лично. Публика, по его словам, довольно пестрая.
Попасть в число “учетников” очень просто. Достаточно устроить пьяный дебош, организовать в квартире наркопритон или регулярно, а главное, громко слушать музыку. На учете стоят ранее судимые граждане, неблагополучные семьи, нарушители административного законодательства, норильчане, страдающие психическими заболеваниями.
– Больше всего “учетников” из числа лиц, ранее судимых, условно осужденных и освободившихся условно-досрочно. Как правило, 10–15 процентов последних возвращаются в места лишения свободы. Это происходит из-за нарушений общественного порядка или из-за мелкого хулиганства, когда человек появляется пьяным в общественных местах или не ходит на отметку. Кто-то вопреки решению суда так и не находит работу, – рассказывает Александр Кузьмин.
Он добавляет, что больше всего хлопот участковым доставляют как раз люди, освобожденные условно-досрочно. Когда они выходят на свободу, у многих нет прописки, военных билетов. Начинается волокита с документами, из-за чего они не могут сразу устроиться на работу. Участковые пытаются помочь им, созваниваются с военкоматом или центром занятости. К сожалению, город далеко не всегда идет навстречу. Поэтому к возвращению в места заключения приводит отчаяние – от безысходности человек идет на новое преступление.
– Все равно ситуация зависит от человека. Если он хочет чего-то в жизни добиться, то добивается. У меня почти все трудоустроены. Есть, правда, один-два человека, которые не работают, но им уже все равно. Это ничейные люди, – с сожалением говорит собеседник.
 
Когда беседы помогают
Зато на участке немного дебоширов и неблагополучных семей, последних всего 7–10 у каждого участкового. Их милиционеры выявляют во время ежедневных обходов или отрабатывая поступившие сигналы. Например, если жена написала заявление на мужа, семью автоматически ставят на учет. Если при скандалах присутствуют дети, то об этом участковые сообщают в инспекцию по делам несовершеннолетних. Тогда эти семьи посещают и инспекторы ПДН.
С дебоширами, к слову, работать легче всего – люди, как правило, взрослые, не наркоманы. С ними милиционеры просто беседуют. Причем каждый день. Если граждане совсем ничего не понимают, тогда к мировым судьям отправляется протокол об административном правонарушении. Многим неинтересно регулярно платить штрафы или находиться под арестом 15 суток. Но бывают и те, а их достаточно много, кто клянется, что “концерт” больше не повторится, но на следующий день начинается все с начала. Участковым очень помогают наряды ППС, а вот табельный пистолет, говорит Александр Кузьмин, за 16 лет работы в милиции он доставал всего один раз.
Зато на вопрос о самом распространенном виде преступлений, совершаемых на участке, Александр Кузьмин однозначно ответить не может. Летом в основном это уличные драки. Все выходят на улицу, выпивают, кому-то достаточно пива, кому-то чего покрепче. Начинаются пьяные посиделки, собутыльники задирают друг друга.
– Народ пьет, и еще как! Коньяк, водку, а от крепкого пива вообще люди разум теряют. Мордобой идет и в домах, и на улице. Мужья с женами, сожители с сожительницами. Алкоголь или ревность – две основные причины бытовых преступлений. Люди не только кулаками размахивают, но и за ножи хватаются. С начала года уже совершено два бытовых убийства. Это много для нашего участка, – рассказывает Александр Кузьмин.
Еще одна проблема – “крокодильщики”. Это огромная проблема, говорит старший участковый уполномоченный. Молодежь от дезоморфина умирает. Те, кто употребляет дезоморфин, больше полутора-двух лет не живут.
– Судите сами, самый старый наркоман на моей памяти был 1973 года рождения. Нам часто приходят сообщения из больниц, что поступившие употребляют наркотики – опиаты в анализах “всплывают” сразу. Конечно, нам сообщают о квартирах, где варят наркотики. Но туда попасть нереально, дверь никто не открывает, – сетует Александр Кузьмин.
В начале июля одна девушка на участке умерла от передозировки. Был случай, когда молодого человека отправили на лечение в религиозную организацию, а его молодую сожительницу – в наркологию. Исправятся они или нет, участковые не знают, все зависит от окружения человека. Бывает, когда лечатся – все нормально, а когда курс заканчивается и меняется окружение – все начинается с начала. Выявить наркомана тоже сложно. Идет, к примеру, человек по улице, не шатается. А может быть, он только что принял очередную дозу. Насильно его никто не отправит на освидетельствование.
Наркоманы, как правило, совершают крупные кражи, чтобы сразу заработать не на одну дозу. Алкоголики больше замечены в мелком воровстве, в основном продуктов питания. Но если человек “сидит” на “крокодиле”, ему совершить грабеж раз плюнуть.
 
Достучаться до людей
Летом преступлений меньше – многие уезжают в отпуск. Зимой же людям некуда податься. Весной-осенью, по словам Александра Кузьмина, наблюдается закономерность: обостряются заболевания у психически нездоровых людей, которых на участке не много. Незадолго до июльских праздников участковым пришлось вызывать медиков одной женщине, утверждавшей, что ее сына всего изрезали, хотя он был невредим. Ее попросили присесть и вызвали врачей.
Мало на учете и подростков. Милиционеры уделяют повышенное внимание тем, кто совершил преступление. Остальных малолетних правонарушителей навещают нечасто, беседуют с родителями. Кто-то попадается пьяным, кто-то драчун, а кто-то грабитель. В основном 15–16-летние дети в школах и рядом с ними отбирают у сверстников сотовые телефоны.
– На участке живет парень, который нас ни во что не ставил. И сел, как говорится, “по малолетке”, сколько я ему ни объяснял такую перспективу. Если посмотреть с другой стороны, дома ему никто ничего не объяснял – мать пьет. Мы эту семью навещали и по двое, и по трое. И даже наряд ППС вызывали. В итоге – лишение свободы. Недавно парень освободился условно-досрочно, старался поначалу вести себя нормально, но через две недели “сорвался” и сейчас досиживает оставшийся срок, – рассказывает Александр Кузьмин.
Работают участковые уполномоченные милиции от зари до зари, домой раньше 23.00 обычно не уходят. До обеда, как правило, они ездят по больницам – опрашивают потерпевших, снимают показания. Потом обязательная планерка, после – обход по участку. Каждый день и в любую погоду. В день посещают 10–15 квартир. И это не считая того, что потом часа четыре тратят на разные документы, многочисленную почту. Молодежь в участковые идет неохотно, говорит наш собеседник, потому что мало кто любит работать почти круглосуточно.
– У нас работают люди с железными нервами. К тому же если милиционер не умеет общаться с населением, то в участковых ему делать нечего. Бывает, с одними гражданами просто достаточно поговорить и решить все вопросы. Но нам звонят и такие люди, которые хотят лишь одного – чтобы их выслушали, – добавляет Александр Кузьмин.
Прием населения тоже неотъемлемая часть работы. Сегодня часто приходят те, у кого просроченные паспорта или нет регистрации. Потом идут владельцы оружия – на перерегистрацию. Раз в год участковые проверяют наличие документов и сейфа, его укрепленность. Меньше всего приходят с семейными проблемами. Оно и понятно, сор из избы никто выносить не хочет. Но когда ситуация доходит до крайности, в роли арбитров выступают милиционеры.
– Но до населения достучаться трудно. Некоторые вообще не понимают, зачем мы приходим и что говорим. Не понимают даже, за что мы им штрафы выписываем. Спрашивают: “А почему штраф, а не предупреждение?” Хотя такая мера наказания не предусмотрена за это правонарушение. Правовая неграмотность населения – большая беда. Некоторые граждане вообще непробиваемые. Живут сами по себе и сами для себя, – говорит наш собеседник.
Бывают и угрозы. Как правило, нетрезвые норильчане, особенно те, кто попадается впервые, обещают участковым лишить их работы. Но есть и благодарные жители. В этом году они отправили в УВД благодарственное письмо. Благодарят в основном за избавление от шумных соседей. И даже тогда, когда милиционеры разбирают семейные скандалы. Такой вот нелегкий контроль жизни общества.
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск