Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Поздравляем
Mr.
Гонка с губернатором-2
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
3 июня 2008 года, 14:38
Фото: Игорь МИХАЙЛИШИН
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ, Дудинка – Хатанга – Игарка – Красноярск – Норильск
Корреспондент «ЗВ» сопровождал Александра Хлопонина в поездке по Таймыру
Окончание. Начало в №97 за 30 мая
 
Жить не очень хорошо
Известно, что хорошо жить там, где нас нет. А вот жителям Хатанги хорошо жить там, где они есть, – в Хатанге. Конечно, не очень хорошо им там жить, скорее наоборот. Но уезжать из Хатанги они, тем не менее, не хотят. А хотят сделать жизнь в поселке лучше.
Почему в Хатанге не очень хорошо жить? По тем же причинам, что и в Норильске: цены высокие, зарплата – не очень. Только в немыслимой прогрессии. Зарплата в 15 тысяч рублей считается очень неплохой. Человек, получающий 25 тысяч, практически богач. Литровый пакет молока при этом стоит 130 рублей. «Бабаевская» 100-граммовая шоколадка – 60 рублей, литр томатного сока – 130, пол-литровая бутылка пива – 120. Цена на хлеб местной пекарни дотируется и ограничена в розничной продаже 42 рублями за буханку, а вот привозной хлеб (уж не знаю, чем он вкуснее) стоит 70–90. Свежих овощей и фруктов я не видел. Говорят, бывают, когда грузовой самолет прилетит. Но разбирают быстро. Люди настолько привыкли к сумасшедшим ценам, что даже не жалуются. Их возмущает другое – например, почему оленина в магазине стоит 75 рублей за килограмм? Вот это, считают они, обдираловка. Олень, которого в тундре, как саранчи, не может стоить таких денег. Ему цена – 30–40 рублей! Многие по такой цене оленину и достают, минуя магазинный прилавок. То же относится и к рыбе.
Почему еще в Хатанге не очень хорошо жить? Потому, что на грани закрытия шахта «Котуй» – единственное промышленное предприятие поселения. Потому, что аэропорт, помнящий круглосуточный рев движков, принимает сейчас в среднем полтора летательных аппарата в день. Потому, что Полярная геологоразведочная экспедиция с достаточным количеством работников, техники, аппаратуры и механизмов простаивает без работы. Потому, что сельское хозяйство – традиционный промысел коренных народов – в загоне, загуле и запое. Потому, что недавно затопило поселковую больницу, и там надо делать ремонт. Без губернатора, это понятно, такие тяжелые вопросы нипочем не решить.
 
Хатанга рушится
Хлопонин верен себе и прямо со взлетной полосы отправляется в поселковую администрацию. Там уже собрался полный зал местного актива. Губернатор заходит в кабинет главы поселкового совета Татьяны Кривошеевой и… опять исчезает на полтора часа. Большинство местных вопросов проработано советниками и заместителями губернатора до поездки по Таймыру. Главы местных администраций тоже не сидели без дела, готовились к встрече. Понятно, что пик обсуждения приходится на личную встречу первых лиц края и территории. А встреча с активом поселков и городов – это жернова, в которых будет проверена правильность принятых решений. Чем меньше искр, тем более удовлетворительные схемы решений будут приняты. Зал ожидает губернатора без раздражения, хотя в общей сложности люди просидели не менее двух часов.  Журналисты перемещаются по конференц-залу и общаются с активом. Начальник МУП «Полярная геологоразведочная экспедиция» Михаил Мартышкин убежден, что все основные беды начались в 2002 году, когда изменилось налоговое законодательство и прекратились целевые отчисления на возобновление минерально-сырьевой базы.
– Не стало финансирования, не стало горных и буровых работ, – говорит он. – Люди побежали отсюда. Соответственно, рухнул аэропорт. Ведь мы, геологи, были основными заказчиками полетов. Надо возвращаться к финансированию геологии из государственного бюджета. Надеемся на помощь губернатора во многих вопросах. Наши интересы необходимо лоббировать на высоких уровнях, сейчас такие правила игры. Ведь желающих войти в федеральные программы достаточно.
С главным геологом Хатанги согласен и.о. директора аэропорта Виталий Искаков:
– У нас были мощные заказчики – Заполярная поисковая экспедиция, Таймырская поисковая экспедиция, нефтеразведочная экспедиция, Таймырская физическая экспедиция, Полярная геологоразведочная экспедиция. С начала 90-х годов геологическая отрасль начала сходить на нет, пока окончательно не умерла. Через Хатангу лежал путь на Северный полюс, а теперь летают туда через Шпицберген. Почему мы все отдаем чужим дядям? Аэропорту нужны дотации на содержание ЗДОП (гостиницы), коммунальные услуги мы уже не тянем. Следует срочно, пока не придавило кого, делать ремонт здания аэровокзала. Я уже не говорю об основном – о ремонте взлетно-посадочной полосы.  
Кое-кто из собравшихся настроен скептически:
– Вы знаете, сколько  в этом зале побывало губернаторов? И все что-то обещали. А Хатанга как рушилась, так и рушится.
 
Деньги для стимуляции
Наконец появляется губернатор. Вместе с ним места в президиуме занимают глава Таймыра Сергей Батурин, глава Хатанги Татьяна Кривошеева, заместитель губернатора Эдхам Акбулатов. Губернатор с ходу обрушивается на журналистов, «загородивших телекамерами народ». Журналисты ретируются к стеночке. Губернатор начинает докладывать:
– Решение о строительстве шахты «Котуй-Новая» принято. Необходимо закончить все проектные работы в текущем году. В бюджете на 2009 год будет запланировано 735 миллионов рублей на строительство. Кадрами новую шахту должны обеспечить вы сами. Готовьте, обучайте. Не хотелось бы привлекать специалистов со стороны – это рабочие места для жителей Хатанги. Устраивает такое решение вопроса?
В зале одобрительный гул. По второму вопросу – по обузданию цен на продукты питания – тоже достигнуто соглашение. Губернатор дал местной администрации две недели на проработку базового списка продуктов из 25 наименований и необходимых объемов. После этого краевая администрация подключит крупных поставщиков и, дотируя транспортные расходы, доведет цены до приемлемого уровня.
Вопрос с обеспечением геологов фронтом работ будет решаться по двум сценариям. С одной стороны, активизацией работы с крупнейшими компаниями, с другой – будет ставиться вопрос о включении Полярной геологоразведочной экспедиции в федеральную программу по геологоразведке.
На ремонт взлетно-посадочной полосы Хатангского аэродрома из федерального бюджета в ближайшие два года будет выделено 360 миллионов рублей, краевой бюджет профинансирует ремонт аэровокзала, установку сплошного заграждения аэродрома, приобретение спецтехники и оборудования для аварийно-спасательных работ. Будет погашена и задолженность авиакомпании «Заполярье» по заработной плате.
Развитие агропромышленного комплекса в Хатанге предполагается осуществлять в рамках приоритетного национального проекта по трем направлениям: развитие животноводства, стимулирование малых форм хозяйствования, обеспечение доступным жильем молодых специалистов. Государственная поддержка будет заключаться в предоставлении субсидий на содержание оленей из федерального и краевого бюджетов. Также будет компенсироваться часть затрат на приобретение племенного материала. Стимулирование развития малых форм хозяйствования предполагается осуществить, сделав более доступным получение целевых кредитов. Что касается обеспечения жильем молодых специалистов, то сейчас документы четырех реальных участников (молодых специалистов сельского поселения Хатанга) рассматриваются в Агентстве сельского хозяйства администрации края. Доклад губернатора закончен, и начинаются прения. Журналистам ненавязчиво предложено удалиться. Видимо, искр в жерновах будет достаточно.
 
«Апельсин» и «Айсберг»
Прения затянулись на несколько часов. Журналисты в это время знакомились с Хатангой и ее жителями. Работник пожарной охраны аэропорта Олег Забелин и помощник воспитателя детского сада Марина Чекотаева уже несколько лет живут в гражданском браке.
– Детей пока нет, – говорит Марина. – В наше время дети – это роскошь, которую не все могут себе позволить. Я получаю одиннадцать тысяч рублей, Олег – пятнадцать. А наши цены вы видели?
На материке молодая семья не была уже несколько лет. Да их и не тянет. На какие деньги? Немного охотятся, немного рыбачат, немного смотрят телевизор. Раз в месяц выбираются в местные бары. В Хатанге их два: «Апельсин» и «Айсберг». Вот и все удовольствия. Попробуй замани сюда молодого специалиста! Есть, правда, Дом культуры, в котором изредка дают детские спектакли, поставленные силами местных энтузиастов, и ресторан «Каллан», работающий по уик-эндам или когда есть спецзаказ – свадьба, юбилей, приезд делегаций.
Улицы в Хатанге грунтовые, а тротуары вымощены бетонными плитами. Логика железная. Машина и так проедет, а человек должен ходить посуху. Есть в поселке даже круглосуточное такси. В киоске видел рекламный листок, отпечатанный на цветном принтере – изображение «уазика» и номер сотового телефона. И машины в пользовании у местных жителей тоже в основном внедорожные – «уазики», «Нивы». Губернатора встречали в аэропорту на «Ланд Крузере» – в Хатанге таких машин аж три: две «восьмидесятки» и одна «сотка». В качестве эскорта за флагманским внедорожником ехали сразу три потрепанных «уазика».
 
Рокировка
В Диксоне погода остается нелетной. Поселок Сындасско тоже не готов принять вертолет, дежурящий в аэропорту на случай поездки в это отдаленное село. Совещание в администрации затянулось надолго. Ближе к восьми вечера журналистам сообщают: губернатор срочно вылетает из Хатанги в Москву. Протокольная часть в Хатанге, а также поездки на Диксон и в Сындасско с проведением там совещаний возлагаются на первого заместителя главы края Александра Новака. Falcon Хлопонина уходит со «взлетки» в московском направлении. Журналисты пристраиваются к Александру Новаку. Теперь он центральная фигура визита. До наступления ночи предстоит посетить местный храм и больницу.
Хатангский православный храм – самый северный в мире. Александр Новак вручает его настоятелю монашествующему отцу Ефимию подарок губернатора – икону «Неопалимая купина» в золоченом окладе. Священник благословляет чиновника.
В больнице первый заместитель Хлопонина осматривает пострадавший от затопления этаж, обсуждает с главным врачом проблемы здравоохранения в поселке.
А в завершение дня глава поселковой администрации Татьяна Кривошеева предлагает гостям посетить Музей мамонта – пещеру в вечной мерзлоте, выложенную ледяными блоками, в которой выставлены останки обитавших когда-то в этих краях мамонтов. Представительная делегация, обув брезентовые бахилы, рассматривает скелеты и бивни огромных животных, с энтузиазмом фотографируется. Чиновники во внерабочее время ничем не отличаются от остальных людей. Татьяна Кривошеева надеется, что когда нибудь Музей мамонта будет приносить прибыль.
– Здесь можно даже свадьбы играть, – делится она своим видением коммерциализации учреждения.
– Свадьбы на кладбище? – тут же сомневается кто-то из красноярских гостей.
На ужин в местный ресторан приходим уже в двенадцатом часу ночи. Меню отражает местную специфику. Деликатес, порция дикой зайчатины (два увесистых куска мякоти), стоит 98 рублей, а гарнир – три отварные картошки, помазанные сливочным маслом, – 100 рублей.  Зайцы, как вы понимаете, местные, картошка – привозная.
Официанты в ресторане обижаются, когда им пытаются дать чаевые. Нравственно Хатанга осталась еще в том времени, когда это было стыдно. Помните призыв советских времен: «Не обижай официанта чаевыми»? Люди, может быть в наибольшей степени испытывающие на себе последствия дикого российского капитализма, сами по его правилам никогда не жили. Мне даже показалось, что они немного гордятся тем, что при столь низких зарплатах и заоблачных ценах как-то умудряются выживать.
 
Север и Юг. Контрасты
Гостиница в Хатанге (ЗДОП), в которую я добрался далеко за полночь, всеми силами пытается соответствовать современным требованиям. Но как-то очень по-провинциальному и с явным недостатком финансирования. Телевизор в номере есть, и даже показывает, но с рябью на экране. Причем на всех каналах. Окно затянуто полупрозрачной пленкой – чтобы не сквозило. В номере имеется холодная и горячая вода, есть раковина. Остальные удобства на этаже. Впрочем, все это не важно – намотавшись за день, засыпаешь мгновенно. Пассажиры рейсов, пережидающих непогоду в Хатанге (я сам как-то сидел здесь с женой и трехлетней дочкой), тоже бывают рады даже такой возможности отдохнуть в относительном комфорте, а не в тесном и холодном зале прилета, где и сидячих мест хватает не всем.
…С утра сбор чиновников и журналистов в аэропорту. Готовимся к вылету на Диксон. Или в Сындасско. Но ни там, ни там погоды нет. Более того, на Диксоне непогода набирает силу – идет циклон. И даже попытаться сесть – значит «зависнуть» в этом отдаленном поселке на неделю. Принимается решение: в полдень вылет. Если Диксон даст добро – туда, если нет – в Красноярск. «Аннушка» вылетает в краевую столицу.
Посадку на дозаправку делаем в Игарке. Енисей под крылом грязно-серый, в нагромождении глыб льда. Вот уже сутки здесь держится затор. Пока самолет заправляется, идем в обшарпанный аэровокзал. Покосившаяся деревянная античность: колонны, арки и капители, сработанные из лиственницы лет 70 назад. Тогда хотели, чтобы все было красиво. Ищу туалет. Он здесь есть и находится в правом крыле здания. И даже обогревается: сюда протянут водяной радиатор. Туалет с выгребной ямой. Во всем помещении не только нет крючков для одежды, но и гвоздя для этих целей не вбито. Раковина есть, но вода к ней не подведена. Стены туалета измазаны сами понимаете чем. Кто-то, и, судя по всему, не один, вдохновенно расписывал их пальцем. Или пытался написать послание потомкам.  
До Красноярска летели еще три с половиной часа. В краевой столице +18. Зеленый лес обступает аэродром, по «взлетке» носятся свежие запахи. Красивый автобус, улыбающиеся люди. Поселился в гостинице «Октябрьская» (три звезды). Белоснежный махровый халат в ванной, холодильник с прохладительными и горячительными напитками, телевизор, Интернет, телефон и телефонный справочник. Предупредительный персонал. Каталог услуг – массаж, вызов такси, заказ обеда в номер. В туалете, который, конечно же, в номере, на унитазе бумажка: «Стерильно».
Выхожу из гостиницы на улицу Мира. Через 200 метров она заканчивается символическими Воротами города и небольшой площадью перед пешеходным Виноградовым мостом, перекинутым через енисейскую протоку. Здесь есть все для здорового образа жизни. Прокат велосипедов и роликовых коньков, квадрациклов и скутеров. А также свежий воздух и красивый вид на Енисей. Продаются шашлыки и напитки.
На площади в основном собирается молодежь – от 16 до 30. Очень приятные девушки и молодые люди. Они приезжают на любимое место городского отдыха на «Феррари», «Лексусах», внедорожниках. Не все, многие на машинах попроще. Ну кто бы отказался сам жить так или не пожелал бы такой жизни своим детям? Ведь стремиться надо не к тому, чтобы не было богатых, а к тому, чтобы не было бедных.
Хороша ли в Норильске жизнь? Это смотря с какой стороны посмотреть. С Севера или с Юга.
Заместители красноярского губернатора с интересом изучают останки древнего зверя
Александр Новак подарил настоятелю хатангского храма отцу Евфимию икону в золоченом окладе
Какой он, этот никогда невиданный материк?
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск