Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Фундамент развития заложен в стратегии
ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА
21 ноября 2011 года, 10:00
Фото: Николай ЩИПКО
На минувшей неделе ключевой темой работы в Норильске президента “Норильского никеля” Андрея КЛИШАСА стало обсуждение вопросов, связанных со стратегией производственно-технического развития компании до 2025 года. О том, что несет принятие стратегии “Норильскому никелю”, Норильску, и о том, как она перекликается с общими перспективами развития Севера, Андрей Клишас рассказал в интервью телекомпании “Северный город”.
– Андрей Александрович, какие главные акценты можно выделить в стратегии развития компании до 2025 года?
– Принятая стратегия существенно отличается от того, что было раньше. Я постараюсь прояснить, в чем состоит это отличие. Во-первых, это долгосрочная программа, рассчитанная до 2025 года, и очень важно, что сегодня она есть у компании. Важно, что ее поддержали большинство совета директоров, независимые директора. Это прежде всего говорит о том, что стратегия разработана качественно. Документ рождался непросто, в компании было много споров в отношении каких-то отдельных проектов. В частности, в отношении того большого внимания, которое уделяется развитию инфраструктуры. Действительно, уровень инвестиций распределяется в документе как 40 на 60. 60% –  это производственный блок, что вполне логично. ГМК в первую очередь производственная компания. Но 40% инвестиций  приходится на вопросы, связанные с развитием инфраструктуры. И это является ключевым отличием стратегии от того, что предлагалось компанией раньше.
– А что в данном случае значит инфраструктура?
–  Это неосновной, непроизводственный блок, в который стратегией предусмотрен очень большой объем инвестиций. Давайте подумаем, а можно ли развивать производство, в частности в Норильском промышленном районе, не имея современной инфраструктуры? Вкладывая в нее средства – а это, в соответствии с программой, около 15 миллиардов долларов, – мы обеспечиваем не только наши производственные задачи, связанные с развитием основного производства – металлургического, горного, обогатительного, но в том числе существенно улучшаем инфраструктуру, которая является основой для проживания в Норильском промышленном районе и на Таймыре. К примеру, на развитие газоснабжения предполагается направить около четырех миллиардов долларов. В  развитие транспорта, значение которого для НПР не нужно объяснять, – более трех с лишним миллиардов. В энергетику – еще более двух миллиардов инвестиций. Это говорит о том, что руководители и компании, и Заполярного филиала, и наших основных дочерних предприятий, работающих в сфере энергетики и газоснабжения в Норильском промышленном районе и на Таймыре, активно продвигают идею того, что развитие здесь инфраструктуры позволяет хорошо развивать основные производства, привлекать грамотных специалистов и в конечном итоге улучшать условия жизни людей на Крайнем Севере. И это то, что компания создает в виде дополнительного эффекта по результатам принятия стратегии. Мне кажется, это очень существенное отличие новой стратегии.
–  Для норильчан такие долгосрочные, масштабные инвестиции еще и знак того, что компания и Норильск здесь надолго.
– Мы все понимаем, что вложения в инфраструктуру – наиболее долгоокупаемые вложения. Компания направляет свои усилия на выработку программы действий в данной сфере, разрабатывает концепцию развития этих направлений до 2025 года. Это значит, что мы свои планы, связанные в том числе с развитием основного производства и социальной сферы в НПР, ведем далеко за рамками 2025 года. Инфраструктура  – подготовка данной площадки для того, чтобы далее развивать и производство, и социальный блок, который в будущем должен окупить эти инвестиции, потому что компания заботится в первую очередь и о том, сколько она заработала. От этого зависит наш с вами результат и условия жизни здесь.
– Хотелось бы особо остановиться на теме транспорта. Начиналось все с решения текущих вопросов компании, обеспечения ее транспортной безопасности. Но в итоге транспортный блок ГМК вырос настолько, что приобрел вес в решении общефедеральных задач. К примеру, говорить сегодня о развитии Севморпути, не упоминая флот “Норильского никеля”, очень трудно. На днях премьер-министр заявил о важности развития российского судоходства, о необходимости создания новых кораблей. Получается, что “Норильский никель” эти пожелания обогнал уже на несколько лет?
– Часто от ряда акционеров в наш адрес звучит упрек в том, что если мы являемся горно-металлургической компанией, то и должны заниматься производством, обеспечивать хороший возврат на вложенный капитал. Безусловно, мы это делаем: развиваем производство, которое является для нас основным. Но и вы правы. Правительство говорит о развитии Арктических северных территорий. Мы же, те, кто работает здесь, видим, что инфраструктура отстает от тех задач и целей, которые мы перед собой ставим. Казалось бы, самое простое и эффективное решение – купить на стороне необходимые услуги, связанные с предоставлением транспортной составляющей, с энергетическим обеспечением. Купить у тех, для кого это является основным бизнесом и у кого имеются наиболее эффективные технологии. Они больше всего могут вложить в научную, производственную, техническую составляющую и, по идее, должны владеть наилучшими передовыми разработками. Но ведь на самом деле не так. Когда сталкиваешься с этими вопросами, оказывается, что мы, как бы это ни звучало самонадеянно, лучше управляем вопросами и транспорта, и энергетики в Норильском промышленном районе. Просто “Норильский никель” действительно уникальная компания, многоотраслевой комплекс. Взаимодействие этих отраслей обеспечивается руководством и Заполярного филиала, и ГМК в целом.
– То есть наши подразделения по-настоящему конкурентоспособны?
– У нас очень сильные подразделения, которые занимаются энергетикой и транспортом. И когда перед нами встали соответствующие задачи, мы поняли, что можем лучше этим блоком управлять. Поняли, что необходимо позаботиться о том, чтобы у нас был собственный танкерный флот, чтобы мы были избавлены от диктата монополистов в сфере перевозок и могли обеспечивать северный завоз фактически круглогодично, что мы сегодня и делаем. Мы должны строить танкерный флот, строить суда ледового класса, для того чтобы избежать возможного давления со стороны, в том числе и государства, когда речь идет об обеспечении ледовой проводки. То же самое касается и транспортной инфраструктуры, связанной с обеспечением жизнедеятельности населения. Когда мы увидели цены, в том числе на авиаперевозки, поняли, что лучше все-таки развивать собственную авиакомпанию и обеспечить надежное сообщение с материком. Да, может, цены еще кажутся высокими, но эта ситуация намного лучше, чем была в предыдущие годы. Она лучше не только с точки зрения экономических условий перевозок, но и с точки зрения машин, на которых мы летаем. Вы садитесь в современный самолет и чувствуете себя комфортно.
Что касается энергетики. Норильск, Норильский комбинат, наши основные производства являются крупными потребителями в НПР, но не только потребности комбината диктуют нам программы, которые развивают энергетический сектор. Это в том числе и вопросы, связанные с энергообеспечением в целом Норильского промрайона, предприятий, города, его социальной сферы. На Крайнем Севере это вещи взаимосвязанные, условия жизни здесь диктуют такую монополизацию.
– Есть и другие социально значимые сферы в Норильске, где компания присутствует.
– Компания вкладывает достаточные средства в социальную инфраструктуру Норильска. Например, ситуация с завозом сюда продуктов, где пока имеются проблемы. Мы пытаемся их решить, развивая данный сектор, увеличивая количество торговых точек. И хотя понятно, что торговые предприятия не являются основной деятельностью компании, это направление также имеет начало в стратегии развития “Норильского никеля”. Важно, что компания заявляет данным документом о том, что она будет активно присутствовать в Норильском промышленном районе не только до 2025 года. Эта программа является фундаментом дальнейшего развития, в первую очередь, конечно, для наших основных производств.
– Сегодня складывается целая система корпоративных социальных программ “Норильского никеля”, которая должна поднять престиж работы на Севере. Как эта система будет развиваться?
– У этого вопроса есть экономический аспект и внутренний, идеологический. Важно, чтобы люди, которые здесь живут, не чувствовали свою оторванность от материка, не ощущали себя на острове. А значит, они должны иметь возможность связывать свои планы с теми регионами, где планируют жить в дальнейшем, где будут учиться их дети, где живут их родители-пенсионеры. Для этого нам необходимо преодолеть разрыв между понятиями Норильск и материк, попытаться приблизить людей к другим регионам страны. И то, что мы развиваем программы “Наш дом”, “Мой дом”, является важным вопросом нашей социальной политики. Сразу скажу, что весь объем обязательств, предусмотренный программой, будет выполнен. Это во-первых. Во-вторых, очень важный аспект состоит в привлечении сюда квалифицированных специалистов, потому что кадровая проблема в Норильске существует, и прежде всего по специальностям, связанным с основным производством. Программы “Наш дом” и “Мой дом” являются ключевым инструментом, который позволяет закрепить специалистов на предприятиях и, главное, придает людям чувство уверенности.
– А какие требования к квалификации специалистов предъявляет сейчас компания?
– Эти вопросы также увязаны со стратегией, которая предполагает не только экстенсивный рост, но и существенную технологическую модернизацию. Увеличить почти на 50 процентов производство меди, на 42 процента – производство платиноидов, как это предусмотрено стратегией, просто за счет экстенсивного роста невозможно. Достижение этих целей предполагает существенное технологическое перевооружение. А если это так, то мы должны пригласить специалистов, должны обучить тех, кто уже работает здесь, обеспечить им возможность прохождения дополнительных образовательных программ, связанных с повышением квалификации. К нам придут новые технологии, которые потребуют, чтобы работающие на них люди были лучше подготовлены. Есть рабочие специальности, которые на подготовку требуют все больше и больше времени. Это общемировая тенденция: образовательный цикл становится длиннее. Сегодня это становится важным и для технических, и для гуманитарных специальностей, но для инженерных, конечно, особенно важно. И эффективно работать в условиях удлинения образовательного цикла можно, развивая не только программы вузовского обучения, но начиная профориентацию со средних учебных заведений, со школьников. Мы начинаем готовить ребят по расширенным программам по физике, математике, другим дисциплинам, которые помогают им затем более эффективно осваивать специальность уже в рамках высшего учебного заведения. Более двадцати вузов готовят для нас специалистов. И конечно, когда мы приглашаем специалистов на Север, такие программы, как “Наш дом”, становятся нашим козырем.
– У компании есть серьезные инфраструктурные планы, есть социальные программы. А на уровне Федерации, по вашему мнению, есть серьезные планы по развитию Севера?
– Главное, на что хотелось бы обратить внимание, к федеральному руководству пришло понимание того, что, ресурсы, за счет которых страна живет и развивается, исчерпаемы. А для того чтобы обеспечить стране будущее, возможность роста для экономики, нужно активнее заниматься вопросами Севера. Есть специальная правительственная программа по развитию Арктики, и для Норильского промышленного района это очень выигрышная тема. Выигрышная в первую очередь потому, что часто те проблемы, которые для Севера актуальны, в целом для страны, может быть, менее значимы. Отчасти это объясняется непростой экономической ситуацией. Но тем не менее в основе экономической стабильности должно лежать собственное производство, и с этой точки зрения развитие северных территорий должно находиться в центре внимания. Сегодняшнее внимание к Арктике говорит о том, что компания находится в тренде. Это нам помогает, иногда ставит перед нами новые задачи. Хороший пример – вопросы, которые обсуждались во время приезда в Норильск главы МЧС России Сергея Шойгу. Это, в частности, создание на Таймыре арктического спасательного центра, что очень актуально для “Норильского никеля”, развитие здесь малой авиации и в целом транспорта.
– Какие впечатления остались у министра после посещения Норильска и Дудинки?
– Самые положительные. Действительно, результаты, которых достигла компания, впечатляют. Мы в свою очередь заинтересованы в политике правительства, направленной на развитие арктических территорий. А что может быть лучшим стимулом для государства сказать, что частный бизнес идет в Арктику, значит, у Севера есть будущее, здесь могут жить люди, здесь можно получать качественную продукцию, здесь нужно и можно развивать инфраструктуру и все это имеет адекватную отдачу.
 
Беседовал Максим ТРОФИМОВ
0

Читайте также в этом номере:

ТБ как стимул (Елена ПОПОВА)
Резерв компании (Марина БУШУЕВА)
Точечная работа (Елена ПОПОВА)
Окно в мир (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск