Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Дело, наверное, в сушеной треске
ИЗ ДАЛЬНИХ СТРАНСТВИЙ ВОЗВРАТЯСЬ
21 августа 2009 года, 14:16
Фото: Лариса СТРЮЧКОВА
Текст: Лариса СТРЮЧКОВА
Была мысль писать традиционный дневник путешествий, но не получилось: приезжали к отелю поздно, вставали, как правило, часов в шесть-семь. Не до заметок. Но таковы реалии автобусных туров: заветная страна изучается только из окна транспорта, все время полуобморочное состояние от хронического недосыпа. Но в награду за терпение остаются видеосъемки, масса фотографий, вселяющих надежду на то, что по возвращении можно будет их разобрать и восстановить события в памяти.
Наш автобусный тур предполагал посещение Заполярной Норвегии (а куда же еще северянину податься во время отпуска!). Туда мы и отправились из Санкт-Петербурга через Финляндию. «Нарезав» в общей сложности 5600 километров, через Швецию и паромом в Финляндию вернулись в родные пенаты.
 
Еще бы в сауну
Если пунктиром обозначить наиболее яркие впечатления от поездки, то получится примерно следующее: сухая треска, километры сухой трески, Тролль-фьорд, музей в Иннари. Впрочем… Иннари – это уже Финляндия.
Вообще же Суоми с ее саунами в каждом отеле оказалась необыкновенно мила именно этим. В Норвегии  саун в отелях просто нет. Хотя, казалось бы, те же скандинавы… А так хотелось иногда после дневных утомительных переездов расслабиться в теплой парилке…
Что же касается музея в Иннари, то поразила не столько его экспозиция, сколько месторасположение. Представьте: вы приехали на заправочную станцию, где, пока ваш водитель заправляет автобус, вам предложено перекусить в придорожном кафе, поглазеть и повыбирать сувениры в придорожной же лавке и… заглянуть в музей. Почему-то бесплатно.
Краеведческая экспозиция там, надо сказать, одна из самых представительных и тщательно подобранных. И размером никак не меньше футбольного поля. По краеведческим музеям – и нашим, и зарубежным – мы походили изрядно, так что сравнивать есть с чем. Удивительно все-таки, насколько трепетно Северная Европа относится к своей истории…
 
А Йоулупукки ненастоящий
Первый день прошел, как и положено, в полусонном обмороке. Правда, мы сами этому поспособствовали. Так как встреча с нашей тургруппой была назначена на пять часов у Московского вокзала Санкт-Петербурга, мы с мужем решили вообще не спать, а, воспользовавшись моментом, посмотреть на «Алые паруса» – знаменитый выпускной бал северной столицы. Когда бы мы еще на это отважились, если бы не такое совпадение? В общем, с вечера до утра прошатались вместе с выпускниками по закрытым для автомобилей Невскому, Дворцовой набережной, Дворцовому мосту, на котором и застал нас салют. Впечатлило пламя, зажженное на Ростральных колоннах. Да и сами алые паруса были вполне милы. Правда, из-за толпы людей, стоящих на бордюрах моста, я увидела только верхушку мачты с алыми парусами на той самой бригантине, которая выплывает по Неве под закрытие.
После такой прогулки, заняв место в туристическом автобусе, мы тут же и уснули.
Второй день прошел под знаком Деда Мороза. Вернее, Санта Клауса, а еще вернее – Йоулупукки. Именно так зовут финского Деда Мороза. Его городок оставил впечатление сплошного «разводилова» для туристов. Какие-то бутафорские постройки, претендующие на жилище гномов и оленя Рудольфа, обилие магазинчиков, в разгар лета торгующих елочными украшениями… Да и сам Дед Йоулупукки, с которым всем желающим предлагали сфотографироваться за 25 евро, был какой-то ненастоящий – с нелепой синтетической бородой и приклеенными бровями… Бедняга, в такую-то жару…  Хотя, наверное, стоит приехать сюда перед Рождеством. А еще надо съездить в Великий Устюг и уже тогда делать выводы…
Отступление по теме. В нашей группе 43 человека. Подавляющее большинство, 37 человек, – женщины. Удивительно. Где же мужики? К этому возрасту (основной состав группы – от 40 до 60 лет) уже все повидали?
 
Красиво, но скучно
Третий день прошел под знаком Нордкапа – самой северной точки Европы. Да, за нашу державу обидно! За мыс Челюскин, заваленный ржавыми бочками и прочим арктическим мусором. А ведь это вам не какая-нибудь Европа – это самая северная точка мира!.. А норвежцы – молодцы. Из всего могут сделать туристическую мекку.
На Нордкапе, говорят, часто бывают туманы и морось – всему виной Гольфстрим, который в этой части океана, встречаясь с холодными арктическими водами, создает эффект парения и прочей промозглой сырости. Нам повезло – такая солнечная погода бывает редко.
В этот же день посетили музей наскальных рисунков в Альте и в очередной раз порадовались за норвежцев: как красиво и значимо они могут обставить всякую ерунду! Именно такими – ерундовыми – показались нам раскрашенные современной красной краской (чтобы туристы лучше могли разглядеть на серых камнях) древние изображения людей и оленей. А где гарантия, что заодно этой краской не пририсовали еще пару-тройку недостающих фигур?..
Отступление по теме. При всей прелести норвежских поселений (чисто, ровно, красиво) удручает их скучная жизнь. Практически все заведения – от офисов до магазинов – закрываются в 16–18 часов. Редкие супермаркеты дорабатывают до 23.00. Видимо, поэтому с 21 часа улицы как будто вымирают. Хотя… Я бы, наверное, тоже не отказалась повечерять с семьей дома на веранде за чашечкой душистого чая да под душевный разговор.
Четвертый день поездки оказался поистине счастливым. Ибо мы практически весь день были не в дороге, а в одном населенном пункте. А именно – в Тромсе.
Город, где стартует подавляющее большинство полярных экспедиций, оставил приятное впечатление. Оригинальная Арктическая (лютеранская) церковь, похожая на ледяной торос, Полярный музей, который сделан с большой любовью и рассказывает, какие молодцы норвежские полярные исследователи (других-то, понятно, никогда и не было), неспешный фуникулер на вершину горы в 500 метров с замечательными видами.
Отступление по теме. Часто ловили себя на мысли, что зачем-то за немалые деньги приехали посмотреть на… озеро Лама. Конечно, мы немного преувеличиваем – от любви к Путоранам. Да, ландшафты очень похожи, но если на таймырских озерах путешествие не может составить более нескольких сотен километров, то в Норвегии – это тысячи и тысячи километров. И все доступно (опять же в отличие от наших озер): проложены замечательные дороги в каждый закоулок, в каждую бухточку.
Есть и совершенно другие ландшафты – где-то алтайские, где-то кавказские, где-то похожие на Таурус в Турции, а где-то, как говорят видевшие, на Альпы… Красиво. Но и у нас не хуже. Только вот не добраться…
 
Мы – родственники?
Пятый и шестой день провели в Лофотенах (архипелаг в западной части Норвегии). Живописная дорога и нестерпимая дремота. Все это перемежалось посещением двух замечательных музеев – Рыбацкого музея в Кабельвоке и Музея викингов в Борге.
Первый поразил осознанием того, что наши рыбацкие избы на той же Пясине – это не то что вчерашний день рыбаков Норвегии, а уже просто их глубокая история.
А второй музей оказался приятен своей атмосферой и обилием предметов, которые можно потрогать, примерить, пощупать, переставить, сфотографировать, как и в любом другом музее Норвегии. И нигде нет бдительных старушек-смотрителей, которые только тем и заняты, что досаждают посетителям.
Но поразило вот еще что. Уж слишком все – одежда, посуда, другие бытовые мелочи – похоже на наше исконно русское, если не сказать, что это вещи одного и того же народа. Особенно усилились наши подозрения после того, как экскурсовод-поляк рассказал, что рога на шлемах викингов не имеют под собой реальной исторической основы и это обычное заблуждение. А когда наши немногочисленные «групповые» мужчины примерили на себя кольчуги и шлемы, помещение музея заполнилось Ильями Муромцами и Добрынями Никитичами. Хотя что странного – мы если и не один народ, то очень близкие родственники…
Естественно, гордостью Лофотен является так называемый Тролль-фьорд. Это трехкилометровый залив шириной всего в сто метров, а почти отвесные скалы роняют с огромной высоты вниз многочисленные водопады.
Во время поездки в Тролль-фьорд нам подавали китовые стейки. Вкусовые ощущения трудно описать… Понравилось или нет? Я с трудом привыкаю к новым вкусам. Китовые стейки – это что-то вроде говядины, при жизни объевшейся рыбы… Но все же презент для друзей – сыровяленую китятину – купили…
Лофотены запомнились еще паромными переправами. Паромы – совершенно замечательное транспортное средство. Этакий плавучий кафе-бар-ресторан с прогулочными площадками на свежем воздухе. Плохо, что и в Норвегии бывают нестыковки по расписанию. Так, в один из дней паром, назначенный в нужное для нас время, отменили, и мы уехали на два часа позже. Соответственно, в отель добрались глубокой ночью. Вот и в том городке было бы любопытно побродить по улочкам. Сам отель являлся своеобразным «приложением» к музею-пароходу, но он, конечно, уже был закрыт. Довольствовались посещением единственного на всю округу открытого паба, который оставил приятные впечатления и от непринужденной обстановки, и от норвежского разливного пива по 60 крон (300 рублей) за пол-литра. А вставать снова в шесть часов…
 
Полярный круг долголетия
После архипелага мы вновь оказались на материке (это был седьмой день путешествия, отмеченный краткой остановкой на… Полярном круге). Весь остальной световой день мы провели в дороге.
Полярный круг в Норвегии – это еще одна приманка для туристов. Посреди суровых северных пейзажей, очень похожих на наши лайды между Кайерканом и Алыкелем, прямо у федеральной трассы выстроено монументальное здание. В нем – стандартный набор: кафе, магазины сувениров, кинозал для просмотра фильмов о Норвегии. Сам Полярный круг обозначен на асфальте – не ошибешься. Здесь же за 15 евро можно купить сертификат, в котором указано, что имярек такого-то числа такого-то года переступил сей Полярный круг. Осталось только от руки написать имя и дату.
Нам бы у норвежцев поучиться. Экзотики и красот на Таймыре валом, а продать это не умеем. Или не хотим…
Первая половина следующего дня – видимо, как награда за четырнадцатичасовой переезд – была посвящена городу Тронхейму, бывшей столице Норвегии. Привезли нас туда весьма «удачно»: мало того что рано утром, так еще в воскресенье. А это означает, что не работало ни одно заведение.
У норвежцев существует специальная государственная комиссия, что-то типа инспекции по труду, которая следит за тем, чтобы никто не переработал. В противном случае могут оштрафовать. Связано это со сложной системой оплаты труда и налогообложения, и, если ты работаешь сверхурочно, каким-то образом государство остается внакладе. А какому государству это понравится? Поговаривают, что норвежцы даже готовы перейти всей страной с пятидневки на четырехдневку.
Мы долго бродили по пустынным безлюдным улицам Тронхейма, пока не набрели на местный стадион. Так вот где все горожане! В одном углу прыгают в высоту, в другом – играют в мяч, в третьем – метают копье. А на подступах к стадиону повстречался такой тандем, что, раскрыв рты, мы поздно спохватились, чтобы его сфотографировать. Придется поверить на слово: первая часть тандема – обычный взрослый велосипед, на нем – мама, а вторая часть – маленький детский, и на нем крутит педали ребенок лет шести-семи.
Отступление по теме. По различным статистическим данным норвежцы в последнее время являются одними из самых богатых жителей планеты (в пересчете на душу населения, которого в стране всего четыре с половиной миллиона человек). Известен другой показатель, который действительно вызывает у меня зависть: норвежцы являются самыми главными долгожителями в мире (японцы – на втором месте). Средняя продолжительность жизни – 84 года. Причем не дряхлого прозябания в старости, а полнокровной жизни!
Об этом мы вспоминали, глядя на переполненные по выходным стадионы, на неимоверное количество палаточных городков и кемпингов (их обитатели – не только иностранцы, но и сами норвежцы), на отсутствие возможности купить после 23 часов какое-либо спиртное. В любом супермаркете стеллажи с пивом (а более крепких напитков там вообще не продают) завешаны покрывалами с надписями No sale. Даже днем магазины с алкоголем надо еще поискать… Может быть, в этом состоит залог долголетия норвежцев?
 
И купили ненужного угря
В завершение тура некоторое время нам отводили на экскурсии. Например, в Стокгольме. Дальше – полуобморочное от недосыпа восприятие Турку из окна автобуса. Скорый осмотр центральной площади Хельсинки, и бегом на рыбную коптильню. Мне кажется, что за такую цену, по которой здесь предлагались свежие и копченые палтусы-форели-семги, их можно купить в любом российском супермаркете! Впрочем, за 800 рублей мы все же купили граммов триста незнакомого нам (да в общем-то и не нужного) копченого угря. На вкус он оказался весьма посредственным. Во всяком случае, с чиром не идет ни в какое сравнение…
И еще мы поняли, что автобусные туры не для всех. Во всяком случае, путешествие в таком скоростном режиме. Как сказал кто-то из великих, чтобы хорошо узнать город, надо прожить в нем три года или… три дня. У нас же зачастую не было даже и трех часов…
Чуть не забыла про сушеную треску, километрами простирающуюся на вешалах вдоль фиордов. В Норвегии треска издревле считалась источником жизни. Но это ведь когда не было нефти. А сейчас? Неужели норвежцы продолжают ловить треску и по привычке вывешивать под палящим северным солнцем, лишь отдавая дань традициям? Гид, к сожалению, не знала ответа на этот вопрос, сами норвежцы важно поднимали палец к небу и поясняли – это же треска!
Что же они все-таки делают с таким огромным количеством сушеной рыбы?
В Тролль-фьорде
Почти Шмидтиха
Глубокая норвежская история
Километры сушеной трески
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск