Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Большая руда
ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА
20 октября 2009 года, 16:25
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
Новый директор рудника «Таймырский» Сергей ГОРБАЧЕВ к своим высоким «погонам» пока только привыкает. 17 июля этого года был назначен исполняющим обязанности, а с 12 августа утвержден в должности уже без приставки «и.о.». Новый директор моложав – в свой сорок один год выглядит чуть за тридцать, открыт и непосредствен – на проходившем недавно конкурсе «Академия наставников» коллеги-журналисты приняли общительного начальника за горного мастера, любопытен – его интересуют люди, и он не стесняется задавать вопросы. «Заполярный вестник» побывал в гостях у Сергея Александровича – новый директор нам понравился.
Сергей Горбачев с детства мечтал о карьере военного. Впрочем, слово «карьера» не из его лексикона. Служба, работа, призвание – это уже ближе. Отдавать себя, защищать, помогать – почти в яблочко. Родился и жил под Красноярском, в городе Сосновоборске. Отец работал грузчиком на местной птицефабрике, а мама – детской медсестрой. Парень не боялся тяжелой работы с детства. Учеником средней школы получил звание кандидата в мастера спорта по дзюдо и самбо. Бегал по десять километров каждый день, подготавливая себя к армейской службе, надеясь, что она будет непростой.
После окончания школы отправил документы в пограничное училище, ответ долго не приходил, и – не привык будущий руководитель ждать у моря погоды – поступил Сергей в Красноярский институт цветных металлов и золота. Возможно, погранвойска и лишились будущего блестящего генерала, зато горное производство Норильска приобрело отличного специалиста.
После первого курса института Горбачева призвали на срочную службу. Вот тут и пригодилась ему доармейская подготовка – кросс по пересеченке, поединки на татами и борцовском ковре.  С 1986-го по 1988 год Сергей прослужил в группе советских войск в Германии. Начал службу рядовым, окончил заместителем командира взвода разведки. А вернувшись домой после службы, продолжил осваивать горное дело.  
 
Мастера ноги кормят
Норильск был целью Сергея Горбачева. В первый раз он побывал здесь в 1991 году студентом. Проходил практику на проходческом участке рудника «Таймырский». «На лопате», как вспоминает он сам. На следующий год возвратился в Норильск уже целенаправленно – на преддипломную практику. А 27 июля 1992 года, защитив диплом, приехал на Крайний Север насовсем. Во всяком случае, очень надолго.  
– Норильская традиция ставить выпускников вузов на рабочие должности очень правильная, – считает Сергей Александрович. – Вот и меня приняли на «Таймырский» в качестве горнорабочего. Чтобы осознать, насколько тяжел труд горняка, надо его понять через собственные мозоли. Тогда и руководить этими мужественными людьми сможешь без чувства ложного превосходства.
Поселили красноярского выпускника в общежитии инженерно-технических работников на площади Металлургов. Полгода ездил из Норильска в Талнах на работу. Потом перебрался в рудную столицу Таймыра. А вскоре женился.
Служебная лестница, по которой двигался молодой инженер, проходила по подземным горизонтам. Вскоре из горнорабочего переместился в горные мастера и работал в этой должности шесть лет. Менялись только подземные участки.
– За месяц по три пары сапог изнашивал, даже в армии такого не было, – вспоминает Сергей Горбачев. – Ходил, пока подошва в порошок не сотрется. Ведь горного мастера ноги кормят. Надо знать всю обстановку, лично обойти каждый закоулок. Только так можно обеспечить хорошую работу под землей.
 
Почти боевые задачи
В 1999 году Сергея Горбачева назначили начальником добычного участка №8. А в 2002 году, когда директором «Таймырского» стал Владимир Карелин, поставили бывшего разведчика начальником очистного участка №5. Это было самое слабое место на руднике. Задача у Горбачева была сопоставима с  боевой – вывести участок в передовые. Многие тогда Сергею не завидовали.
Но в 2004 году очистной участок уже приводили в пример. При проходке в 33 процента от проходки всего рудника добыча здесь составляла 40 процентов от общего результата «Таймырского».
Еще через год Горбачева назначили главным инженером шахты №2. А с начала 2007 года он работал главным инженером по производству уже всего рудника.
Когда Горбачева спрашиваешь о хобби, он, хотя и с улыбкой, отрицательно качает головой:
– У главного инженера рудника по производству просто не может быть хобби – в силу полного отсутствия времени на это, – говорит Сергей Александрович. – Впрочем, как и у начальника подземного участка. Если вам кто-то из занимающих эти должности будет рассказывать, что он заядлый охотник или рыбак – не верьте! Люди, может быть, и мечтают об охоте и рыбалке, но на практике – не получится. Работу рудника надо отслеживать «онлайн». Находясь в отпуске, я позволяю себе отзваниваться диспетчеру раз в сутки. В рабочем режиме оперативную информацию надо получать каждые два-три часа, с небольшим перерывом на сон.
 
Особенный рудник
Стволы самого глубокого на сегодняшний день рудника России «Таймырского» уходят под землю на глубину в полтора километра. Добыча руды ведется уже на горизонте минус 1400 метров. Но не только в этом уникальность рудника, есть у него и другие особенности, технологические. На соседнем, «Октябрьском», например, работают два грузоподъема, что позволяет проводить их ремонт и профилактику без остановки отгрузки руды на поверхность.
– У нас на «Таймырском» только один основной скиповой подъем, – рассказывает Горбачев. – Это означает, что все технологические цепочки должны работать без малейших сбоев. У нас жесткие условия. От двух до четырех суток ежемесячно выделяется на руднике для ремонтов на скиповом подъеме. Любая профилактика и ремонты не могут затянуться на более долгий срок. Центральный рудоспуск позволяет делать определенные запасы руды, поэтому бурение, отпалка и транспортировка руды под землей у нас не останавливаются.
Еще одна особенность рудника в том, что здесь добывается только богатая руда. И запасы ее таковы, что их хватит на несколько десятилетий. Большая руда – в прямом смысле слова.
 
Чудо-богатыри
Для Сергея Горбачева горняки – это особенные люди. «Чудо-богатыри», как говаривал о своих солдатах Суворов.
– Слабому человеку в шахте делать нечего, – считает директор. – Причем силен должен быть горняк и духом, и телом. Стандартный мешок гранулита сорок два  килограмма весит, потаскай-ка! Я еще застал горняков, которые из шестимиллиметровой проволоки голыми руками скрутки делали. Молодежь сейчас понежнее пошла, но много и очень толковых ребят.
Недавно на руднике прошла аттестация по «Профессиональному старту». С момента введения программы на рудник по ней принято 47 человек. 59 молодых горняков прошли через программу «Стажер». А по «Рабочей смене» на «Таймырский» пришли 384 человека. Всего же на руднике в настоящее время трудится без малого полторы тысячи человек. Тех же, кто может гордо сказать: «Я работал на «Таймырском», за весь период существования рудника около шести тысяч.
Не только встречает молодежь, но и провожает своих ветеранов рудник достойно. Корпоративными пенсионными программами с 2004 года воспользовались здесь более 330  человек.
 
Достижения и перспективы
Мы сидим в кабинете директора рудника.
– Сергей Александрович, в чем вы видите свою главную задачу, приняв новую должность?
– Главное – это не потерять то, что достигнуто. Владимир Николаевич Карелин за семь лет руководства рудником достиг очень больших результатов. Достаточно сказать, что добыча за эти годы увеличилась в полтора раза. И дело здесь не только в новой производительной технике, поступившей на предприятие. Карелин оптимизировал процесс управления. Значительно усилил потенциал инженерно-технических работников, точнее, ту отдачу, которую они должны давать.
– На «Таймырском» проходила обкатку программа автоматизированного управления производственными фондами и активами ELLIPSE. Как она зарекомендовала себя?
– Мы были первым подразделением Заполярного филиала, на котором система ELLIPSE, используемая на ведущих горных предприятиях мира, проходила тестирование. Сначала на нее был переведен парк самоходного дизельного оборудования. А с 2006 года весь комплекс работ рудника, связанных с управлением производственными фондами: планирование, учет работ по техническому обслуживанию и ремонтам, снабжение материалами и трудозатраты учитываются  в системе ELLIPSE. Система обеспечивает полную прозрачность и высокую информативность. Как видите, рудник работает, и неплохо. И мы гордимся, что были в этом отношении пионерами.  
– Какие еще новшества опробовались на предприятии?
– Мы – единственный рудник в НПР, на котором введена система автоматического табелирования. В шахтные фонари вмонтированы электронные чипы, сигнал с которых автоматически считывается контрольной аппаратурой при спуске под землю. Таким образом, мы всегда знаем, кто из персонала находится под землей. Горнякам, в свою очередь, нет нужды снимать с касок шахтные фонари, засовывать металлические пластины с информацией в регистрирующие устройства. У нас все происходит автоматически.  
– Нуждается ли в модернизации оборудование, работающее на «Таймырском»?
– Модернизация и обновление оборудования – это постоянный процесс. Парк погрузочно-доставочных машин и самоходных буровых установок обновлен за последний год на тридцать процентов. Мы используем технику только ведущих мировых производителей: «Атлас Копко» и «Тамрок». Ведется реконструкция  воздухоподающего ствола для его более эффективного использования. А в 2012 году начнем масштабную реконструкцию скипового ствола СС-3.
– Горняцкий коллектив на руднике молодеет. Удовлетворяют ли приходящую на «Таймырский» молодежь социально-бытовые условия на предприятии?
– Да. У нас ничуть не хуже, чем в других подразделениях Заполярного филиала. В административно-бытовом комплексе полтора года назад открыт современный спортзал. У нас имеется медпункт, стоматологический кабинет, парикмахерская. Скоро приступаем к ремонту первого этажа АБК в соответствии с программой «Быт на производстве».
У рудника есть в Талнахе подшефные детский сад и школа. Школе к ее 25-летнему юбилею в этом году мы готовим сюрприз. Кроме этого, мы шефы поселка Диксон. Даже в трудные кризисные времена находим возможность помогать жителям этого отдаленного поселка. В этом году на три месяца откомандировали на Диксон двоих сварщиков, которые помогали жителям подготовить отопительную систему поселка к зиме. Мы стараемся заботиться о тех, кто рядом.
– Сергей Александрович, а вы сами в новый спортзал ходите?
– Не часто, но бываю. В конце октября на первенстве предприятия по волейболу сыграю за команду администрации  рудника. Есть большое желание заниматься постоянно, но, к сожалению, на это не остается времени.
– А как вам удается поддерживать отличную физическую форму?
– А я в кабинете мало сижу. Все больше под землей, в шахте, на ногах. Так пульс горного производства лучше чувствуешь.
0

Читайте также в этом номере:

Не стать ли железнодорожником? (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Сирот становится больше (Татьяна ИВАНОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск