Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Беккер-Гипрококс
История
14 октября 2008 года, 14:58
Текст: Полина РОМАНОВА
60 лет назад в Норильске был пущен коксохимический завод. Свидетелем этого события была Полина Епифановна РОМАНОВА, сегодня – инженер делопроизводства никелевого завода.
Зачем Норильскому комбинату был нужен коксохимический завод, поясняется в «Бюллетене технической информации» за 1948 год. До пуска завода печи, перерабатывающие норильскую руду, топили коксом, полученным полукустарным способом. Качество кокса было плохое. Перебои в снабжении добавляли забот металлургам. Им приходилось добавлять в шихту  сырой уголь.
Строительство коксохима было предусмотрено проектом, но его пуску сначала помешали война и послевоенная разруха. Преодолимым препятствием стала особенность сырьевой базы. Еще академик Шмидт, впервые описавший в 1865 году Норильское угольное месторождение, заметил, что норильские угли принадлежат к числу трудно коксующихся. Их обогащением  занялась Норильская углеобогатительная лаборатория. В процессе были защищены две диссертации: кандидатская и докторская.  
Традиционно возникла проблема использования отходов производства. Рационализаторы 40–50-х предлагали получаемую в большом количестве смолу пускать на дорожное покрытие, на производство строительных материалов и полуфабрикатов, а также производить свое моторное топливо.
Норильский завод стал первым в Союзе коксохимическим предприятием, технологически связанным не с черной, а с цветной металлургией.
 
Печь Марса, склянки Вульфа
Первый приказ о строительстве коксохима в января 39-го подписал начальник комбината Завенягин: «В связи с пуском Малого металлургического завода необходимо наладить производство кокса в ближайшие дни».
Но основательно строительством завода начали заниматься начиная с 1945 года. В апреле начальник Норильского комбината НКВД СССР Панюков принял решение рекомендовать к строительству в Норильске двух батарей из 45 типовых коксовых печей в каждой. Норильские металлурги предпочли печи системы Беккер-Гипрококс.
Хранящийся в архиве никелевого завода технический проект строительства коксохимического завода свидетельствует о тщательной подготовке процесса. Здесь учтены и расписаны по пунктам материалы и штатные единицы, заложено строительство проходной, душевой, столовой, медпункта, пожарного депо. Перечисляется необходимый для будущего завода инвентарь и оборудование: набор грохотов, шаровая мельница и электромотор к ней, насосы, печь Марса и печь Чижевского, воронки Бюхнера, склянки Вульфа, стол конторский, тумбочка для телефона, асбест, рубероид, цемент, пенька, войлок, пакля, топоры, труборезы, ведра… Толстая папка с грифом «Техархив. ГУЛГМП НКВД СССР». 100 страниц на тонкой папиросной бумаге.
 
Труба за 63 дня
В июле 45-го заместитель народного комиссара Внутренних дел СССР Завенягин утверждает решение Панюкова о строительстве коксохима. Начато возведение батареи – коксовых печей системы Беккер-Гипрококс. Для нового предприятия нужны были кадры: норильчане командированы для обучения на Челябинский металлургический завод МВД.
Приказ Панюкова по Норильскому комбинату за 1945 год рассказывает об окончании строительства 100-метровой трубы коксохимзавода. Она  построена за 63 рабочих дня, в рекордно короткий срок, в условиях начавшейся полярной зимы. Строители отлично разработали проект, управление стройматериалов обеспечило бесперебойное снабжение стройки кирпичом. За что всем начальникам объявлены благодарности. Мастерам, бригадирам и трубоукладчикам кроме морального поощрения в качестве премий выданы отрезы на костюмы и теплая обувь. Начальник Коксохимстроя получил 10 000 рублей для премирования особо отличившихся работников, начальник управления местных стройматериалов – 5000 рублей на те же цели.
Приказ от 8 июля 1948 года гласит: «Произвести загрузку коксовых печей и выдать первый кокс 25 июля». Как раз тогда, в конце июля, я пришла устраиваться на работу на коксохимический завод секретарем. Мне было 20 лет. Начальник отдела труда и отдела кадров Павел Борисович сказал: «Полина, сегодня выдача первого кокса. Ты никогда такого зрелища не видела. Пойдем посмотрим».  Действительно, это было незабываемо. Вытолкнули несколько тонн кокса, такой жар, потом повезли его тушить под тушильную башню…  
Первым начальником завода был Михаил Назарьев, главным инженером – Николай Балануца.  В Норильске до сих пор живет его внучка-учительница и правнучка – она написала про прадедушку историческое исследование. Первым секретарем комсомольской организации завода была моя сестра Вера, здесь же работал ее муж Володя. В Норильске до сих пор живет Анна Неретина, мотористка с коксохима, воспитывает внуков. Каждому времени – свои инженерные решения. Завода нет, комбинат перешел на газ. И только архивные документы и люди хранят о нем память.          
0

Читайте также в этом номере:

Объявляй, где положено (Лариса ФЕДИШИНА)
Люблю тебя, Россия! (Елена ПОПОВА)
Три грации (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск