Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
14:10 Норильчан приглашают на сабантой, где будут угощать пловом
13:45 Пособия на детей из малоимущих семей увеличат в 200 раз
13:20 Новый Норникель: стратегия в действии
12:25 В Совете Федерации сегодня завершаются дни Красноярского края
11:25 В Сенате обсудили образование и культуру Красноярского края
Все новости
Инструкция по применению,
или Почему спустя 20 лет после развала СССР «совок» до сих пор жив
4 февраля 2010 года, 14:46
Текст: Ален БУРНАШЕВ
Терпение кончилось на звонке в один из январских дней, когда в Норильске бушевала пурга. Около восьми вечера в редакцию позвонил веселый (читай: навеселе) человек и поинтересовался, куда мы смотрим и почему ничего не делаем. Дескать, у него жена долго добирается в колонне до Кайеркана, а он сидит дома один и голодный.
Ну, повар из меня никакой, погодой не заведую, автобус водить не умею. И вообще, за окном как раз та самая погода, когда собаку нужно не выводить, а выносить во двор и держать, чтобы ее не унесло ветром, пока животное не спеша решает накопившиеся за день дела.
И вот товарищ весело мне говорит, что первоочередные на сегодняшний вечер мои обязанности – это: а) вызволить его жену из колонны, б) отправить ее домой, в) «опустить» НПОПАТ, штаб «Шторм» и до кучи автовокзал, точнее, его диспетчерскую, где ничего никому не говорят, информации нет, хамят и так далее. И что все вышеперечисленное – моя программа-минимум как представителя пресловутой «четвертой власти».
Если честно, то я тоже, да и немало моих коллег, сильно устал от этой проблемы. Устал тогда, когда ездил из того же Кайеркана на работу в Норильск с 2000 года несколько лет подряд. Я прекрасно помню, как промерзший изнутри до толстого слоя льда на стеклах старенький ЛиАЗ, в простонародье «караван-сарай», на улице у автовокзала ждали по 20–30 минут в сильный мороз и в порядке очереди. Как следующие 50–60 минут автобус, реально кряхтя, вез нас в Норильск. Или до «Надежды» – в пургу, в колоннах. И неизгладимые впечатления на меня произвели две ночевки на НМЗ – один раз в медпункте на стуле, второй – стоя в плотной толпе в помещении остановки.
Эти самые 10 лет я слышу регулярные жалобы в адрес автобусного транспорта. А уж какие пути решения этих проблем мне только не предлагали! Жаль, не записывал, сейчас бы отличный рейтинговый материал получился.
Однако мы отвлеклись. Поскольку о работе городского транспорта писать уже набило оскомину (каждый год одно и то же – зима с пургой и снегом всегда становятся неожиданностью), я предложил позвонившему товарищу пожаловаться на ситуацию. В прокуратуру, мэрию, горсовет, управление потребительского рынка и услуг, регулирующие транспортные организации, в краевую администрацию, управление делами президента, наконец. Думал, может, хоть кому-то удастся раз и навсегда отстоять свои попранные права.
Диалог завершился очень интересно. «Как это сделать?» – вполне серьезно спросил меня товарищ. «Пишите письмо-жалобу и отправляйте его копии во все эти инстанции», – ответил я. «Тогда напечатайте образец, а то мы не знаем, что и как именно писать. Да у вас и лучше получится».
Такая ситуация везде, куда ни посмотри. Взять, к примеру, ЖКХ. Все обращения в редакцию по одной схеме: звонок – жалоба: грязь (или темно) в подъездах, куда смотрят коммунальники, да при такой квартплате. Выясняем в управляющих компаниях: как жильцы платят (миллионные долги по подъездам), так коммунальники и убирают. Опять предлагаем людям жаловаться – договоры на обслуживание каждого дома ведь заключены, и права жильцов должны соблюдаться! Но тут звонящие возмущенные горожане почти всегда впадают в ступор. «Нам некогда, суды и адвокаты стоят денег, – и робко так: – Может, вы повлияете на ситуацию?»
Но как газета может выгнать из подъездов курящих, мусорящих и галдящих подростков? Что мешает родителям, озабоченным, кстати, подростковым алкоголизмом, не отпускать своих чад, а загнать недоросль в свои квартиры, пусть друзья собираются компанией в комнате сына или дочери. Хоть какой-то догляд будет.
Или как мы можем решить проблему переселения, когда обращающиеся к нам, в основном пенсионеры, начинают истерически кричать: «Где справедливость? Я 20–30–40 лет отработал(а) на комбинате! Где моя квартира на материке? Куда смотрят власти?» Предлагаем обращаться в мэрию. Ответ: «Да там ничего не решают! Мы вообще их не знаем, кто их только выбирал-назначал, а мы на выборы не ходили!» Выясняем, что у позвонившего вполне здоровые и успешные дети, могущие помочь родителю, поясняем, что переселенческие программы имеют хоть и небольшую, но привлекательность. И опять стена непонимания: «У детей своя жизнь… я на комбинате столько лет… и вообще, мне все должны квартиру там, где захочу… но никуда обращаться не буду – это ваша работа!» В общем, вынь да положь. Этакое «дай!», обращенное в никуда.
Откуда это: жажда халявы, помноженная на собственные исключительность и ничегонеделание? Неужели 20 постперестроечных лет часть населения страны и Норильска так ничему не научили? Неужели пассивность и даже, если хотите, жлобство этих граждан так и останутся головной болью остальной части общества, нашей в том числе?
Газета никогда не будет четырьмя листами с одними только образцами заявлений и инструкциями на все случаи жизни. Помните, у вас есть конституционные права и, главное, право выбора. Политического, экономического, социального. Советского Союза больше нет.
0

Читайте также в этом номере:

Во власти местной власти (Лариса МИХАЙЛОВА)
То здесь, то там (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Можем и лучше (Екатерина СТЕПАНОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск