Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Водные моменты
Актуальное интервью
19 мая 2010 года, 12:14
Фото: Николай ЩИПКО
Когда кончается зима, у специалистов управления «Тепловодогазоснабжение» появляются новые заботы. «Заполярный вестник» попросил Начальника УТВГС Андрея ТАБУНОВА рассказать о главных.
– Андрей Николаевич, какое время года для вашего управления наиболее хлопотное? Казалось бы, зима.
– Лето. У нас сейчас два актуальных момента: пропуск паводковых вод и подготовка к окончанию отопительного периода и проведению летних капитальных ремонтов.
– Судя по городу, в этом году не очень много снега.
– Меньше, чем обычно, но в любом случае снег есть, он тает. Талая вода попадает под опорную часть трубопроводов, поэтому сейчас наша задача – принять все необходимые меры, чтобы опоры не размыло и не было повреждений сетей различного назначения. Персонал УТВГС в настоящее время трудится в особом режиме, предупреждая затопление: увеличено количество обходов и осмотров трубопроводов, при необходимости производится расчистка русел ручьев, протекающих в близи трубопроводов, от мусора.
– Прочищаете уже сейчас?
– Именно сейчас.  У нас есть план мероприятий, в котором обозначены все участки, опасные с точки зрения затопления. Это  опытом накопленная информация. Таких узких мест порядка четырех десятков, и к ним у нас повышенное внимание. В управлении ТВГС в центральной части Норильска три района и один участок, занятые эксплуатацией сетей, и два предприятия в Талнахе и Кайеркане. Каждый район в Норильске обслуживает свой тип трубопроводов. Район водоснабжения – трубопроводы  холодной воды, район теплоснабжения – прямой и обратной теплосети, район магистральных газопроводов – газопроводы, а участок канализации горно-заводского района эксплуатирует систему водоотведения промышленных предприятий. Бригады слесарей предприятий Талнаха и Кайеркана не имеют деления по типу эксплуатируемых трубопроводов и обслуживают теплосети и водоводы холодной воды.
– Под опорами происходит такое же растепление грунтов, как под фундаментами домов?
– Конечно. Там, где появляется вода, опоры трубопроводов начинают деформироваться. Наиболее подвержены этому опоры так называемого «городкового» типа. Конструктивно это выглядит следующим образом: призма, насыпанная из щебня, к призме монтируется шпальная клеть, на которую ставится опора трубопровода. С одной стороны, они удобные – если свая «заходила», с ней уже ничего не сделаешь, надо вбивать новую. А тут приподнял трубопровод, насыпал новую призму и смонтировал новую клеть. С другой стороны, такие опоры менее стойкие, чем сваи, – срок их «жизни» несколько лет.
 
Селевый поток свернул трубы
– Летом у вас не возникает чрезвычайных ситуаций?
– Только в результате  стихийных бедствий. Например, в  2004 году в ущелье долины, ведущей к Ергалаху, селевым потоком из снега, камней, грязи разрушило две трубы, идущие от ергалахского водозабора подземных вод. Порядка 210 метров каждой трубы. Для того чтобы исключить повторение подобной ситуации, трубы уложили под землю.
– Разве на Севере можно?
– В исключительных случаях укладываем. Обследования ущелья проводятся каждый год,  при повышенном снежном покрове специальной техникой производим расчистку. В этом году обследование уже проведено: снежный покров минимальный и бедствие нам не грозит, да и трубопроводы уже под землей. Второй пункт наших забот – подготовка очистных сооружений в городе Норильске и жилом образовании Оганер к паводку на реке Норильской. В этот период сразу ухудшается качество воды.
– Недавно знакомая уверяла, что у нее вода из крана пахнет  тухлыми яйцами. Паводок?
– Вода тухлыми яйцами может пахнуть только в одном случае: если в воде сероводород. А в нашей воде и реагентах его нет и быть не может по определению. Пахнет продуктами разложения бактерий, то есть где-то была застойная зона:  отключили кусок водовода и без промывки его включили. Если вода стоит, бактерии размножаются буквально за пару часов.
– В Интернете есть сообщение, что в каком-то городе из крана пошли червяки…
– У нас червяков в принципе быть не может. Если червяки появились, значит без очистки воду подали в трубопровод вместе с илом и грязью. А мы воду всегда очищаем. Сначала идет первичное хлорирование, потом обработка реагентами для удаления примесей из воды, затем добавляем фтор для приведения воды в соответствие с санитарными нормами. Потом следует вторичное хлорирование и подача в баки запаса чистой воды. Из них по системе водоводов вода распределяется на жилой сектор и промышленные предприятия. А процесс ухудшения качества воды в реке Норильской еще не начался. Он начнется, я думаю, 10–20 июня.
 
Вода у нас горная
– Когда лед начинает ломаться, в Норилку через трещины льда с берегов затекает вода, смывая за собой грязь и песок. В воде появляется мутность. Сейчас она практически нулевая. Летом приходится добавлять большее количество реагентов по сравнению с зимой. Очищаем воду  до санитарных норм. Все используемые реагенты безопасны для здоровья. У нас используется испытанная годами схема очистки воды реагентами – сернокислым алюминием и полиакриламидом. Готовы и к новой технологии очистки с использованием «Акваурат-30» и «Праестол».
– Сернокислый алюминий?!
– «Акваурат-30» – по схеме очистки это тот же сернокислый алюминий, только в большем объеме меньше активного вещества. Используемая технология применяется по всей России в соответствии с нормами, заложенными еще в советский период. Эти нормы качества воды очень жесткие.
– Крепкие советские стандарты?
– Точно. Новые СанПиНы эти стандарты только подтверждают, дополняя требованиями по содержанию солей тяжелых металлов, которых сейчас много в реках России. Надо же  как-то с этим бороться. Но у нас солей тяжелых металлов в воде нет. Она у нас горная. Попадает в реку Норильскую из реки Талой, которая, в свою очередь, питается от горных источников через систему озер Мелкое, Лама и Глубокое.
 
Двойное резервирование
–  Ремонтом водоводов летом будет заниматься «Норильскремонт»?
– Нет. У нас другие подрядные организации. Чтобы ремонтники выполнили свою работу, сейчас идет подготовка оборудования к летней схеме тепловодоснабжения потребителей. У вас летом вода холодная и горячая в кране есть?
– Да, в отличие от материка, где ее могут выключить на месяц.  
– У нас гибкая схема водоснабжения – вокруг города четыре водовода холодной воды и четыре теплосети. Вдоль Долгого идут два водовода, которые питают город, и вдоль северной объездной дороги – еще два. Это для того, чтобы было гарантированное водоснабжение. Даже в случае аварии на трубопроводе вода подается через второй водовод без ограничений. Мало того,  водоводы закольцованы, чтобы при любых обстоятельствах у людей была питьевая вода. То же самое с теплосетями.
– Инженеры изначально все предусмотрели?
– Строили в соответствии со СНиПами «Тепловые сети», «Водоснабжение и водоотведение», в которых для северных районов особые требования. Сложные климатические условия, поэтому двойное резервирование. Ни у кого нет такой развитой системы тепловодоснабжения, как здесь. Наша задача по окончании отопительного периода еще раз отдефектовать трубопроводы. Все равно какие-то замечания вылезли. Мы их аккуратно записали, откорректировали план. Потом на сетях проводим гидравлические испытания, для чего кратковременно отключаем теплопотребление полностью всех потребителей…
– Это когда у нас воду отключают?
– Горячую воду. Закрываем почти на один день, потом повышенным давлением испытываем трубопровод, после чего начинаем подавать горячую воду только по одной трубе для нужд горячего водоснабжения. Схема подачи собирается таким образом, чтобы нуждающиеся в ремонте участки были выведены в ремонт.
 
Кто сколько пьет
– Андрей Николаевич, сколько воды потребляет НПР?
– У нас система водо- и теплоснабжения завязана с промпредприятиями, часть забирает город, все остальное идет туда. Водоводы из очистных сооружений проходят через город, затем идут на медный завод и на «Надежду»…
– Но они-то «пьют» техническую воду?
– Да, это отдельная система трубопроводов. Водозабор №2, который находится на правом берегу реки Норильской, подает в Талнах и Норильск техническую воду. В Кайеркане на промпредприятия вода подается из озера Подкаменного. Второй водозабор – мощнейший. Там четыре агрегата, каждый производительностью по шесть тысяч тонн в час. Зимой работают два агрегата. Откачивают и каждый час доставляют на промпредприятия – ТОФ, рудники, медный, «Надежду» – порядка 10–12 тысяч тонн технической воды. Металлургия с точки зрения потребления воды и электроэнергии – очень емкое производство. Плюс здесь, в городе, на технологию никелевого, механического заводов и НОФ идет порядка трех тысяч тонн технической воды с первого водозабора. То есть НПР потребляет только ее 13–15 тысяч тонн (кубометров) в час.
– Ну мы-то, город, – гораздо меньше?
– Город сложно отделить, у нас же есть и питьевое водоснабжение медного, «Надежды»… Эксплуатационная мощность очистных сооружений питьевой воды – две-четыре тысячи тонн очищенной воды в час, плюс две тысячи дает ергалахский водозабор. Таким образом, от четырех до шести тысяч тонн воды в час мы подаем на питьевое водоснабжение Норильска и его промышленной зоны. В Талнахе на рудники и жилой сектор приходится порядка 1200 тонн в час. Кайеркан «пьет» 300 тонн в час, столько же Оганер.
Спрашивала Татьяна РЫЧКОВА
 
Фотофакт: трубы, разрушенные селевым потоком
0

Читайте также в этом номере:

Огромная честь (Татьяна РЫЧКОВА)
Денег много не бывает (Ольга Полянская)
Точно, как в аптеке (Екатерина СТЕПАНОВА)
Северяне какие-то не такие (Эдуард ШИЛЯЕВ, редактор газеты «Народный учитель», Коломна)
Весеннее настроение (Юлия КОСТИКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск