Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
14:00 В Арктике ищут новые острова
13:00 Белого медведя из «Роева ручья» хотели обменять на панду
12:00 Средняя зарплата в Красноярском крае достигла почти 50 тысяч рублей
11:00 Лыжная база «Оль-Гуль» к началу сезона преобразится
10:05 В Норильске началась подготовка к Всероссийской переписи населения – 2020
Все новости
Убежище есть
15 декабря 2008 года, 13:31
Текст: Яна АНДРЕЕВА
17 лет назад 100 тысяч канадских мужчин, надев на себя белые ленты, протестовали против мужского насилия в семье по отношению к женщинам. С тех пор с 25 ноября по 10 декабря проводится международная акция «Белая лента». О том, как могут защитить себя битые мужьями норильские жены, «Заполярный вестник» узнал, побывав в их тайном убежище.
Проблемы женщин, подвергшихся физическому и психологическому насилию, в НПР решает отделение психолого-педагогической помощи Комплексного центра социального обслуживания населения.  Адрес убежища, рассчитанного на девять человек, не афишируется. Попасть туда можно по направлению управления социальной политики.
 
За что?  
Анастасия Короваева, главный специалист отделения психолого-педагогической помощи, объясняет наиболее часто встречающиеся мотивы действий домашних садистов:
– Многие мужчины рассуждают: что такое женщина? Слабый человек, ответить физически не может, значит, мне все позволено.
– Разве женщина не должна находиться под защитой мужчины?
– Это с детства должно закладываться, в семье. А если у мужчины есть пример, что можно поднять на женщину руку, для него это в порядке вещей. Я всегда говорю нашим женщинам: «Если мужчина поднял на женщину руку один раз, он поднимет ее и во второй».
– За что?
– Ревнуют или что-то не так сказала. Или он пришел пьяный, а она что-то не так сделала. Многие женщины просто молчат, а мужчины от этого бесятся: «Я тебе говорю, а ты не отвечаешь?!» Ситуации разнообразные.
– Наверное, садисты чаще всего необразованные простые парни?
– Да нет, попадаются и при очень хороших должностях. Пришлось воздействовать на одного такого через работу.  Он понял, что его жена может ему как-то противостоять, чего-то добиться! А он-то думал, что запугал ее и она сидит как серая мышка.  Женщина должна знать свои права. Мы, женщины, хорошо знаем свои обязанности, но не все знают, что у нас есть еще и права. Если мужчина избил, нужно бежать и снимать побои. И сохранить эту бумажечку – может, пригодится.  
– Может, сразу от такого мерзавца уйти?
– Если все избитые жены станут уходить от своих мужей, разводов станет больше.
 
Она кому-то улыбается?!
– У нас столько битых жен?
– Просто многие молчат, боятся, не всякая согласится обнародовать тот факт, что мужчина ее избивает. Поэтому я считаю, что те женщины, которые приходят к нам в убежище, сильные.  Я таким говорю: «Вы молодцы, что пришли, со своей бедой боретесь не в одиночку». Хотелось бы, чтобы наши женщины знали: можно себя защитить. И мужчина тоже должен знать, что за свои проступки нужно отвечать.
– Может, те, которых бьют, неухоженные, скучные зануды?
– Бывают и такие, но есть и милые, аккуратные. Нет никаких четких критериев, почему бьют. Каждая ситуация уникальна. Шаблонов не существует.
– Домашние садисты психически нормальные? Вменяемые?
– Во всяком случае, мужья наших женщин – да.
– А вы их спрашивали, почему они подняли руку на женщину?
– Многие говорят: «Ну, я просто не знаю, как ей объяснять словами. Вот мы идем по улице, а она кому-то улыбается. Не понимает, что этого нельзя делать. Я ее ударил – поняла. Теперь все нормально». А был мужчина, которому, когда он выпьет,  силу свою, бедному, девать некуда, кроме как на жену.
Анастасия Короваева рассказывает, что в убежище находили приют женщины разного возраста, начиная с 18 лет. Надолго остаются здесь редко.
– Бывают такие случаи, что женщины к нам приходят, я с ними долго-долго разговариваю, а потом они разворачиваются: «Ой, нет-нет, я ухожу». Общество наше на сегодняшний день не готово к тому, что у нас есть убежище для женщин, пострадавших от различного рода насилия. К нам идут те, кому вообще не остается ничего другого, кто стоит на краю пропасти.
Анастасия Сергеевна поясняет, как норильчанки узнают об  убежище. Во-первых, сарафанное радио. Во-вторых, соцработники развешивают в «гостинках» объявления с телефоном отделения психолого-педагогической помощи. Широкая реклама не предусмотрена. Тайное должно остаться тайным.
– Женщины не просто живут в нашем убежище, – говорит Анастасия Короваева, – мы с ними работаем, оказываем помощь в нормализации психологического состояния, восстановлении внутрисемейных отношений, трудоустройстве, при необходимости – получении жилья или выезде на материк.
 
Домашние рабыни
Анастасия называет типичной историю находившейся в убежище женщины из бывшей союзной республики.
Несколько лет назад она приехала в Норильск в гости к своему родному брату. Познакомилась с мужчиной, вступила с ним, как сейчас говорят, в гражданский брак. Мужчина был  повязан узами законного брака, но с женой не проживал. Когда гражданская жена забеременела, отец ребенка предложил: «Езжай на родину. Я тебе там дом куплю, а потом и сам приеду».
Все действующие лица относились к обычаям строго. Брат героини, к этому времени перебравшийся из Норильска в родную республику, выгнал сестру  из дома: «Ты должна жить с тем, от кого родила». Купил сестре билет и отправил в Норильск. Здесь отец ребенка закрыл перед женщиной дверь со словами: «Ни ты, ни ребенок мне не нужны».
Никому не нужные мама и малыш провели сутки на городском автовокзале, пока правоохранительные органы не доставили их в убежище. Ребенка поместили в детскую больницу,  сотрудники отделения психолого-педагогической помощи помогли маме устроиться на работу, оформили материальную помощь, написали ходатайство в жилфонд о выделении жилья. Начался новый этап их жизни – более благополучный.
А вот еще одна ситуация. Женщина с детьми босиком сбежала от мужа ночью, так как он ее избивал. Ревнивый. Узнала про убежище, пришла сюда полуголая. Детей на время поместили в социальный приют, мужа «воспитывали»  через правоохранительные органы и через его работу. Получилось. «Беженцы» вернулись в семью.
В Норильске немало жен, которые живут практически  в рабстве у своих мужей, говорит Анастасия. Они не дают им денег, не выпускают из дома. Одна такая узнала про убежище, выкрала свой паспорт и сбежала от мужа просить помощи. Управление социальной политики выделило ей материальную помощь из средств бюджета города, на которую специалисты отделения купили билеты и помогли уехать на родину.  
 
«Ухожу от вас»
Бывает, что и не бьет никто, а жизнь превращается в кошмар. Об этом рассказала жительница убежища Елизавета (имя изменено. – Авт.).
Пять лет назад ей сделали неудачную операцию. Здоровье расстроилось до такой степени, что все дни пришлось проводить в постели. Малейшее волнение приводило к спазмам и болям в кишечнике. Елизавета пыталась пересилить судьбу. Нашла хорошего преподавателя йоги, занималась полгода, продумала диету, но на поправку шла очень медленно.
Здоровый человек плохо понимает больного. Мама и жена перестала быть авторитетом для детей и мужа.  На этом фоне у женщины развился кризис. Повторная операция усугубила проблемы. У Елизаветы началась затяжная депрессия.
Решение уйти в убежище пришло неожиданно. Елизавета узнала по «09» номер телефона доверия. Там ей продиктовали телефон отделения психолого-педагогической помощи (34-95-57).  
– Утром позвонила, вечером приехала, – рассказывает Елизавета. – Ощущение свободы, счастья. Здесь впервые за пять лет заснула беспробудным сном. Дома просыпалась через каждые полчаса.
Своим родным она так и сказала: «Ухожу от вас».
– Никто не ищет, – заявляет Елизавета. – Когда дети маленькие были, нужна им была, теперь на пенсии, болею, зачем я им?
Тут она не права – с семьей уже работают психологи.
– Елизавете необходима психологическая помощь, – рассказывает позже в своем кабинете Анастасия Короваева. –  Человек пришел на грани психологического срыва. В данном случае мы проводим психокоррекционную работу, направленную на воссоединение семьи.
– Коллектив здесь замечательный, – это мнение Елизаветы о работниках психолого-педагогической помощи.  – Душевные, все понимают, сострадают, внимательные.
Собственно, главное, что ей сейчас нужно, привести в порядок здоровье. Все болезни – от нервов. Пожалуй, в убежище дело пойдет на поправку.  
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск