Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Против лома есть приемы
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
17 января 2012 года, 3:18
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Одним из активных участников общегородской программы по озеленению и восстановлению городских ландшафтов и прилегающих к Норильску территорий станет ООО “Завод по переработке металлолома”, за последние шесть лет переработавшее около 300 тысяч тонн металлического лома. Только на этом предприятии можно увидеть такое уникальное для Норильска транспортное средство, как ломовоз с грейферным захватом, и пресс-ножницы для резки и прессовки металла, напоминающие комбайн. А в конце прошлого года завод получил мобильный пресс, который можно перемещать по всей территории НПР.
Заместитель генерального директора ООО “ЗПМ” Руслан Голуб рассказывает историю создания предприятия.
– Завод, организованный в 1999 году по приказу Джонсона Хагажеева, сначала числился в составе ПО “Норильскремонт”, а с 1 ноября 2005-го получил статус дочернего предприятия “Норильского никеля”. На основании договоров, заключенных с ОАО “ГМК “Норильский никель”, общество оказывает компании услуги по переработке лома черных и цветных металлов, очистке земельных участков от металлолома и осуществляет деятельность по демонтажу излишних зданий и сооружений компании, – перечисляет Руслан Голуб. – На сегодня численность коллектива завода – 100 человек. В связи с принятой программой по восстановлению ландшафтов НПР планируется увеличение численности работников. Что касается материально-технической базы, то в 2011 году в рамках реализации инвестиционной программы завод получил очень нужное оборудование: ломовоз на базе КамАЗа-6520 с грейферным захватом, в 2012-м планируется поступление такого же.
Кроме того, в минувшем году на завод поступили мобильные пресс-ножницы с приводом от дизельного двигателя, переместив которые в любую точку НПР, можно перерабатывать собранный металлолом прямо на месте.
– К сожалению, погрузочно-разгрузочная техника у нас пока от подрядчика, но в 2012 году планируется поступление экскаватора на гусеничном ходу с грейферным захватом и электромагнитной шайбой, который будет производить погрузочно–рагрузочные работы с металлоломом, – продолжил список интересных для “ЗВ” новостей Руслан Голуб. –  Год за годом мы планируем наращивать производство и численность персонала, расширять площадки деятельности.
Легковые пока не прессуют
– Руслан Анатольевич, лом откуда?
– Наши главные поставщики – Заполярный филиал компании и дочерние предприятия “Норильского никеля”. В основном они везут списанное оборудование. При производстве ремонтных работ и при получении по инвестициям нового оборудования старое демонтируется, режется в транспортный габарит не более чем на 10–11 метров, чтобы можно было погрузить его в вагон, и железная дорога уже транспортирует металлолом к нам. Посредником между ЗФ и нами является ПЕСХ. В виде давальческого сырья лом поступает к нам и после переработки возвращается в ПЕСХ в виде готовой продукции – лома,  переработанного в требуемый согласно договору габарит. ПЕСХ доставляет его либо на механический завод ООО “НОК”, либо в Дудинку для отправки на экспорт.
– Металл, который идет на экспорт, чем-то отличается от остающегося на территории?
– Он чуть хуже по качеству. На мехзаводе очень изношено оборудование, там требуется чистый, без примесей, металл. Самый лучший – это колесные пары, рельсы, металлургическая посуда, они  отгружаются им в первую очередь, остальное идет на экспорт. К 2014 году на механическом заводе планируется к запуску новая линия по изготовлению шаров для мельниц ТОФ и НОФ, сейчас их закупают на материке, в дальнейшем НОК планирует наладить собственное производство. В связи с этим весь металлолом будет поступать на механический завод.
– Старые, отработавшие свой ресурс машины перерабатываете?
– Подземные машины – да, а легковые пока в небольших объемах сдаются, потому что требуют предварительной разборки: снятия резины, проводки. Это трудоемкий процесс, пока у нас на такие задачи нет персонала, но в  дальнейшем мы и это планируем освоить.
– Несмотря на вашу деятельность, металлического хлама на территории НПР все равно много.
– К 2014 году наши планы по переработке металлолома вырастут почти в два раза, по очистке территории – в два с половиной. В минувшем году мы получили свидетельство СРО (саморегулируемая строительная организация), разрешающее производить демонтаж пришедших в негодность зданий и сооружений, которых много на территории НПР. В 2011 году начаты работы по демонтажу Норильской нефтебазы и ЗКПД-1 в Талнахе. Металл, образующийся при демонтаже, идет к нам на переработку.
Магнит на десять тонн
Вместе с Русланом Голубом мы идем по цеху завода мимо  гор металлолома. Разнообразные по конфигурации, порезанные на части фрагменты мощных агрегатов – этот металлический “винегрет” что-то вроде памятника техническому прошлому НПР.  Самые большие горы образовались в процессе демонтажа кислородной станции “Надежды”.
– Это шихта, мелкие габариты, – рассказывает и показывает начальник цеха Александр Пономарев, –  это лом, порезанный в экспортный габарит.
Экспортный – здоровенные куски “бэушного” металла. Примагниченные к огромной шайбе-магниту (берет десять тонн) мостового крана, они плывут по воздуху в вагоны.  
– У нас два основных пролета, – продолжает экскурсию Александр Пономарев. – Этот пролет по переработке черного металла, с другой стороны – по переработке цветного. А это наши эксклюзивные пресс-ножницы из Германии, в Красноярском крае таких больше нет. Представители фирмы устанавливали их сами, нас инструктировали. Что режут? Например, в пресс можно положить три эти трубы, он их сомнет, порубит на заданные размеры. По железнодорожной ветке в цех заходят вагоны, в них грузится готовая продукция.  
Огромный магнит крана останавливается. Габариты, прибывшие с предприятий для дальнейшей обработки, надо порубить на более мелкие части – максимум до 600 миллиметров.  К работе готовятся газорезчики Олег Телеуца и Надир Баширов. В работе они используют новые керосинорезы – авторская разработка украинского инженера Бобуха.
– Наконец-то газорезчики избавились от асбестовой обмотки, из-за которой очень часто приходилось ремонтировать резаки, – популярно объясняет суть разработки начальник цеха. –   Режут пять-шесть человек круглосуточно, в три смены. Металла много, план месяца только по черному не менее 2500 тонн.  
Мастер смены Камиль Джамалдинов ставит акцент на главном в работе ЗПМ:
– Мы очищаем от ненужного металла территории заводов,  вносим свою лепту в улучшение экологии.
Ломовоз и другие чудеса
На ЗПМ много удивительной техники, которой можно гордиться.
Мы останавливаемся у ломовоза. Водитель-оператор Александр Губин выскакивает из кабины, перемещается на место над кузовом, и щупальца ломовоза опускаются и выхватывают из горы лома солидную порцию металла.
– Это ломовоз с грейферным захватом, он подъезжает к металлолому, сам себя загружает, потом сам себя выгружает, – комментирует Александр Пономарев. –  Не надо для него ни удээмку пригонять, ни кран, ни погрузчик. Очень удобно при производстве работ по очистке территорий.
Мы проходим мимо стоящих на железнодорожной  платформе мобильных пресс-ножниц, тоже напоминающих комбайн, только поменьше, чем первый. Эти – итальянские.  Свеженькое поступление, завод ожидает фирму-поставщика, которая будет производить пусконаладочные работы.
Брикетировочный пресс тоже вещь интересная. Из него выскакивают брикетики-кубики легковесного стального лома. Так брикетируют бочкотару, контейнеры – черный лом, поясняет Пономарев.  Эти кубики пойдут в Дудинку на экспорт.
Мы сворачиваем в центральный пролет, где обрабатывается и складируется цветной лом. Навстречу спешит такой же крохотный, как “Бобкэт” на дорогах, погрузчик “Тойота”, маленький, да удаленький, берет полторы тысячи тонн.
Дополнительные деньги
Начальник “цветного” участка Дмитрий Игнатьев рассказывает о географии приходящих материалов, она тотальная:
– Везут со всех предприятий “Норильского никеля” МТР, отслужившие свой срок. Старые меняются на новые, старые поступают на переработку к нам. Мы порубили-порезали, привели в экспортный вариант, дальше – готовая продукция “Норильского никеля” и, следовательно, дополнительные деньги. В НПР мы единственное предприятие, по России таких тоже немного, как правило, в крупных городах: Москве, Питере, Красноярске.
Цветной лом не магнитится, до контейнеров прессованные кубики довозит “маленький, да удаленький” (основной рабочий конь при загрузке цветного лома, как называет “Тойоту” Игнатьев), а грузят в контейнеры рабочие. Мы заглядываем в один, еще не опломбированный. Сюда догружают алюминиевые кубики.  Вес одного – 30 кг и выше.
На “цветном” участке много ручного труда. Мы смотрим, как раздельщики лома (они же резчики на ножницах и прессах и  вообще умеют все) Алексей Амеличкин и Салават Исхаков на двух станках снимают резину с электрического кабеля. Медная проволока блестит как новенькая. Кубики из нее уйдут на переплавку на медный завод. Основная политика компании – чтобы все оставалось на территории и вовлекалось в дальнейший технологический процесс ЗФ.          
Совершив по заводу круг, мы возвращаемся к исходной точке. Александр Пономарев рассказывает, что за сделанными, можно сказать, из воздуха деньгами следят контролеры:
– Вот здесь у нас автомобильная весовая. Машина с металлоломом, приходя сюда, заезжает на весы, взвешивается, данные выходят на компьютер контролерам. Машина выгружает лом и взвешивается порожней, чтобы определить чистый вес  привезенного металлолома. На засор делаем скидку два-три процента.
Деньги счет любят.
Ломовоз. Сам себя нагружает, сам себя разгружает
Руслан Голуб: “Политика компании – чтобы все оставалось на территории”
Шайба-магнит опускает металлолом в пресс-ножницы
Раздельщики лома оставят от кабеля одну блестящую медь
0

Читайте также в этом номере:

Двор беспорядка (Николай ЩИПКО)
Форму не растеряли (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Хороводится народ (Лариса МИХАЙЛОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск