Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Про Норильск. Продолжение
ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ
26 мая 2008 года, 13:57
Текст: Александр АРХАНГЕЛЬСКИЙ, журналист, гость фестиваля «Таймырский кактус»
Нам невероятно повезло: на четвертый год существования фестиваля организаторам наконец-то удалось договориться о спуске участников в шахту. Нас довезли до города-спутника (тот самый Талнах, который я случайно в прошлый раз обозвал Тайнахом); дома там построены позже, чем в Норильске, покрашены ярче, веселое разноцветье.
Переодели в положенное шерстяное белье, поверх – комбинезоны, на головы – каски, на глаза – очки. Пока ждали лифта для спуска в шахту, разглядывали поучительные плакаты. Неловкого нарушителя изобразили в виде полногрудой блондинки с эротическим отбойным молотком. Отдельный прикол: висит предвыборный плакат «единороссов» с медведем, триколором и гигантской надписью «Верим в Россию»; встык с плакатом – рапортичка о поимке нескольких рабочих, выносивших из забоя ценную руду.
Шахта работает в три смены, в каждой смене человек по 12–15. Никто никого не погоняет, все действуют по собственному расписанному плану. На нас смотрят с легкой усмешкой, но без малейшего раздражения. Интересно? Ну, имеют право. Лифт открытый, ухает вниз с ощутимой скоростью, погрохатывая, в густой темноте, которая внезапно обрывается – и перед нами тускло освещенный лаз. Туго капает вода, вообще все очень гулко. Проходим к подземному «Пассажирскому вокзалу» (надпись на стене похожа на название станции метро). Ждем электричку. К счастью для нас, она не приходит, и мы начинаем пеший спуск вдоль рельсов – с уровня четыреста с чем-то метров до уровня пятьсот восемьдесят. Время от времени вспыхивает резкий ветер, несущийся сквозь тоннель, как нарезная пуля, вращаясь по спирали и посвистывая. Как вспыхивает, так и гаснет. Начинает хлюпать грязь и литься вода; и перестает. Все сухо и тихо.
Друзья мне посоветовали чуть отстать от группы, завернуть за угол и погасить фонарь. Я так и сделал. То, что мы называем темнотой и тишиной, не темнота и не тишина. Наша темнота – недостаток света, наша тишина – предельное понижение звука. Здешние – это полное отсутствие того и другого. Нет света. Нет звука. Как в аду, наверное, нет Бога. Хотя не понимаю, как это может быть. В шахте – точно есть.
Отдельное впечатление – дробильная установка. Она работает под тобой, этажа на три ниже. Подъезжает череда вагонеток. Вагонетки по очереди покорно продвигаются в зажимы и зависают над дробилкой. Механические руки жестко выворачивают вагонетку, прокручивают вокруг оси и ставят на место. Состав сдвигается на заданное расстояние, и операция повторяется… Не понимаю, почему в современных шахтах не снимают напряженное кино. При правильно выстроенном кадре впечатление будет фантастическое.
Из потрясших фактов. Разрыв между решением строить Норильский комбинат и решением учредить Норильсклаг – всего несколько дней. Четко отлаженное государственное рабовладение. Еще деталь: директор комбината мог пользоваться картотекой НКВД, отбирая для себя подходящие кадры – и тем спасая жизнь специалистам и просто ярким людям (как великий футболист Старостин). Это будет посильнее «Списка Шиндлера». Еще подробность: на взгорье, по линии взгляда скульптурного Ленина, стоит памятник жертвам лагерей, Норильская Голгофа. Очень выразительная, тихая композиция, без малейшего надрыва и демократического китча. Деревянные ворота с колоколом в проеме, внутри – кресты, памятник в виде часовни, чуть позади – отдельный мемориал погибшим евреям (поставлен на деньги и по просьбе Вулфенсона)…
Из хорошего и веселого. На приемы женщины приходят в платьях с мощными, очень низкими декольте, руки настежь открыты, плечи выпростались. И понятно почему: им хочется выпустить тело наружу, хотя бы ненадолго.
Из полноценно насмешившего. Надпись в аптеке: «Для вас, мужчины и женщины» (догадайтесь сами, в каком отделе). Название банка: «Енисейский объединенный банк». Интересно, как выглядят их отчеты с аббревиатурой. Особенно если это отчеты по ЕБИДТА.
И, наверное, главное. Когда приезжаешь в города вроде Норильска (хотя что значит «вроде»? Таких городов, мне кажется, больше и нет), задаешь себе неприятный вопрос: а ты смог бы? выдержал бы? не сломался бы? Ответа у меня нет. А они смогли. И это подпитывает веру – пусть не в себя лично, зато в человечество.
http://arkhangelsky.livejournal.com/2008/05/19/
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск