Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Орнаментально
БОЛЬШОЙ АРГИШ
24 января 2011 года, 14:29
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Ольга ЛИТВИНЕНКО
“Какие красивые парки, – восхищается моя приятельница, рассматривая один из снимков, сделанных нашим фотографом на этническом празднике Большой аргиш. – Нганасанские?” “Нет, – отвечаю,– это долганские парки. Нганасанские одежды совсем другие”.
Пообщавшись с представителями коренных народов Таймыра – долганами, нганасанами, ненцами, эвенками и энцами, я уже могу отличить какие-то предметы одежды одних народов от других. Большинство же городских жителей лишь теоретически знает, что одежда таймырских этносов отличается по крою, материалам и узорам.
В Норильске есть человек, чья профессия – обучать студентов особенностям и секретам изготовления национальных изделий из оленьего меха, замши, сукна, с меховой мозаикой, шитьем бисером и оленьим волосом. Это Елена Сотникова, преподаватель северного отделения Норильского колледжа искусств. Лучше любого из нас она знает северные орнаменты. Об этих ритмически повторяющихся цветных рисунках на одежде коренных этносов мы и решили поговорить.
 
Символы цивилизации
Мы встретились в колледже, когда там заканчивались вечерние занятия. Несколько девушек в аудитории корпели над вышивкой.
– У вас тут вся стена в дипломах, – я не сдерживаю восхищения.
– Да, работы наших студентов постоянно участвуют в творческих конкурсах – городских, краевых, общероссийских, международных, – не без гордости за своих учеников поясняет Елена Сотникова. – И побеждают.
Рассматриваем фотоальбом с выпускными работами студентов.
– Это нганасанский костюм, – говорит Елена Сотникова, комментируя одну из фотографий. – Посмотрите, такая обувь на Таймыре характерна только для нганасан. Несмотря на внешнюю простоту формы, она имеет строго регламентированный крой. Соблюдена и традиционная цветовая гамма – черно-бело-красная. Такую окраску имеет оперение краснозобой гагары, от которой, по легенде, произошли нганасаны. Студентка (Наталья Иванова, наполовину долганка, наполовину русская, родом из поселка Волочанка) сама выкраивала парку, наносила орнамент. Это орнамент, характерный только для женской нганасанской одежды.
– Мне известно, что сейчас знания о значениях орнаментов почти утрачены.
– Увы, это так. Зачастую орнамент носит просто украшательный характер, не неся смысловой нагрузки. Даже у нганасан, самого древнего народа Таймыра. У них, к примеру, на мужской одежде можно встретить женский орнамент. Точное соблюдение символики в современной национальной одежде встречается редко. Между тем по орнаменту раньше можно было узнать многое о хозяине одежды, это был своего рода “паспорт” человека, говорящий языком символов, линий, цвета, ритма. По сути это дописьменный смысловой уровень. У орнаментальной символики существовала как бы намоленность, когда ее использовали из поколения в поколение, надевали определенную одежду к какому-то празднику или обряду.
– Кто-то из великих людей сказал, что, изучая орнаменты, можно написать историю цивилизации.
– С этим сложно не согласиться. Любой национальный орнамент имеет свою специфику, и в то же время он – следствие миграционных процессов и диалога культур. На конфигурацию ненецкого и нганасанского орнаментов оказали влияние приобские народы, на долганские орнаменты – народы средней и южной Сибири. А нганасанская одежда похожа на одежду тундровых энцев, которые территориально были близки к нганасанам и даже воспринимались ими как родственный народ. И в то же время она самобытна.
 
Черный квадрат
– Эта работа студентки (на фото вверху. – Авт.) интересна как раз тем, что здесь соблюдены характерные нганасанские крой, соотношения полос, цветов и узоров?

– Совершенно верно. Вот вы видите, например, традиционный черный квадрат на спинке. Противопоставление этого цвета белому или красному имеет древние истоки и символизирует противостояние жизни и смерти, света и тьмы, тепла и холода. Сама основа этой парки – комбинезон, настоящий, ношеный. Наташа купила его у одной бабушки, о треставрировала все детали, вплоть до игольницы и мешочка для наперстка.
– А в отделке использован песцовый мех?
– Пришлось использовать песцовый вместо характерного для нганасан собачьего, его просто не было возможности найти. Но в остальном автор от начала и до конца попыталась использовать в своей работе традиционные способы шитья и смешения красок. Для этого мы даже брали у геологов камень, похожий на известняк, который дает нужную окраску. И шила она сухожильными нитками с подшейным волосом оленя, как положено.
– Правда ли, что шитье подшейным волосом – высший пилотаж в искусстве изготовления северной одежды?
– Да, это одна из сложнейших и трудоемких техник. Подшейный волос оленя чрезвычайно трудно использовать. Этот материал очень непослушный, его сложно удержать в руках, для этого нужно нарабатывать навыки и мастерство не год, не два и даже не три. Подшейным волосом нельзя вышивать просто как нитью – он очень ломкий. Мои студенты часто заменяют его тонкими нитками, с ними проще работать.
– Можно сказать, что орнамент отражает мировоззрение или характер народа?
– Отчасти это действительно так. Есть орнаменты тягучие, нежные, есть – рубленые. Ненецкие и нганасанские орнаменты строго геометричны, долганские часто закруглены. Например, элемент орнамента “заячьи уши” присущ многим народам, но он все равно варьируется: у кого-то он плавный, у кого-то более жесткий.
– Для многих на первый взгляд они ничем не отличаются друг от друга…
– Да как же?! Они очень отличаются! Ну сами посмотрите, – моя собеседница показывает несколько вышивок и аппликаций на одежде, – они же разные совершенно. Даже если какие-то элементы орнаментов и похожи, они различны по построению. Даже исполнены по-разному, в разных техниках. Вот это ненецкий, а это – нганасанский. Или вот бордюрный узор “харбанняк” может использоваться как у эвенков, так и у долган. Эти узоры похожи по построению и даже исполнению, но разница все равно есть. Корень орнамента может быть один и тот же, но по высоте, ширине, плавности он может отличаться даже у представителей одной и той же народности, живущих в разных поселках.
 
Предчувствие космоса
– Какие орнаментальные смыслы наиболее распространены у таймырских народов?

– Многие из них связаны с природой, окружающей средой, традиционными промыслами. К примеру, у ненцев самые ходовые традиционные элементы орнамента – “заячьи уши”, “оленьи рога”, “крылья гуся”, “след медведя”, “ухо медведя”, “локоть лисицы”. А сейчас вы как раз видите на фото долганский мужской костюм. По бокам шапки вышиты уши, что для охотника означало усиление слуха. Орнамент на одежде мог содержать и напутствие от близких, чтобы мужчина, уходя на охоту, знал, что он не один.
– Вызывает восхищение, что швеи в тундре, создавая ровные повторяющиеся узоры на одежде, обходятся без линейки.
– Это практика плюс хороший глазомер. Единица меры в тундре – это длина ногтя, длина фаланги пальца. Когда кроили одежду, вымеряли, сколько ладошек входит.
– А у долган вроде бы и название бисерного узора есть – “ноготок”?
– Да, по-долгански – “танырак”. Это элемент бордюрного орнамента, символизирующего реку, если он вышит в длину. Если же замыкается, это уже озеро.
– Возвращаясь к смыслу орнаментов: если значения многих из них сейчас утрачены, как их изучают ваши студенты?
– Мы стараемся дать им знания, чтобы они хотя бы не смешивали элементы орнаментов разных народов, не путали долганские с ненецкими, а нганасанские с эвенкийскими… Чтобы приступить к исполнению орнамента, нужно сначала его нарисовать, понять характер изображения. А потом уже на уроках мастерства студенты выполняют его в материале. Вот, например, на этом фото комплект одежды с орнаментом на замше. Он характерный, но редко исполняемый долганками. Вышивать по сукну просто, по замше – сложно, особенно бисером. Или вот полосовой орнамент – традиционный, причем безукоризненно выполненный. А вот эти элементы студентка придумала сама.
– То есть можно и фантазировать?
– Надо понимать, что здесь мастера обучаются не только как исполнители, но еще и как художники. Поэтому творческая мысль – прежде всего. Студенты изучают орнаменты, но не копируют их один в один. Для примера: вот абсолютно нехарактерный комплект одежды, уже даже скорее театральный костюм, где только намеком обозначены северные национальные мотивы в орнаменте.
– Сколько времени уходит на изготовление одного комплекта одежды?
– У всех студентов по-разному. Обычно им дается шесть-восемь недель, в которые входит время на разработку эскизов и подбор материалов. В семестр выполняют по три работы, но если одна из них трудоемкая, то меньше. Например, комплект “Космос во мне” – двухкомпонентный костюм со сплошной вышивкой бисером, чрезвычайно трудозатратный. Студентка даже не одна его делала, ей помогали еще несколько человек.
– Многие костюмы, как я вижу, имеют философский смысл, даже если судить по названиям: “Космос во мне”, “Осенняя тропа”…  А бывает, что фантазия у студента хорошая, а с техникой проблемы, и наоборот?
– Бывает и так. Некоторые до четвертого курса не могут научиться держать иголку в руках. В таких случаях мы к каждому ищем подход, чтобы использовать или технику, или фантазию для достижения определенных целей. Взгляните (перелистывает страницы фотоальбома), какая простая вот эта работа и насколько сложная та, что рядом. Но у простой – прекрасное, безукоризненное исполнение.
В этом учебном году хороший курс пришел, у всех все сразу получилось. Возможно, это на генетическом уровне как-то передается. Бывает, приходит студентка – швея, что называется, от бога. Спрашиваешь: “В семье кто-то шил?” – “Нет, мама вообще шить не умеет”. – “А бабушка?” – “А вот бабушка – да”.
 
Энергетика узора
– Вы родились в Хатанге и выросли в традиционной долганской семье. Сейчас у вас, уже давно городской жительницы, есть национальная одежда или другие вещи с северным орнаментом?

– У меня есть обувь, расшитая по всем канонам, ее сшила мне тетя, которая живет в поселке Кресты Хатангского района. Есть декоративные подушки и сумки. И укороченный вариант парки, скорее похожий на современную куртку. Иногда я или дочь ее надеваем, как правило на праздники. Последний раз я надевала эту парку, когда ездила на День оленевода в Дудинку. И, конечно, у меня есть несколько павловопосадских платков, которые так любят наши долганские женщины.
– Вы верите в энергетику орнамента?
– Верю. Все, что сделано руками конкретного человека, имеет свою энергетику. Это начинается с обдумывания идеи и подбора материала. Свой заряд вещи дает и то, с каким настроением она выполнялась. Бывают очень холодные, хоть и рукотворные вещи. А бывает, что по работе сразу видно, с какой теплотой она выполнена. Посылаешь такую на конкурс, и она просто завораживает жюри, ее отмечают, даже если это маленькая вещица.
– Постепенная стилизация орнаментального искусства – естественный процесс?
– Его, наверное, нельзя избежать. Многие народы ассимилированы, сейчас распространены смешанные браки, исчезают языки, унифицируется одежда… Но хотелось бы, чтобы знания о существующих орнаментах сохранились хотя бы как часть культурологии и этнографии. И преподаватели нашего отделения передают эти знания своим студентам по мере возможностей. Таким образом мы сохраняем существенную часть культуры народов Таймыра. И очень хорошо, что в Норильске придумали и провели этнический праздник Большой аргиш, который тоже, надеюсь, будет способствовать популяризации и сохранению этой культуры.
Работа студентки Натальи Ивановой – женский нганасанский костюм
Еще одна дипломная работа – мужская долганская одежда
На занятиях по мастерству
0

Читайте также в этом номере:

В движении – всегда! (Евгения СТОРОЖКО)
500 страниц про любовь (Лариса ФЕДИШИНА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск