Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Неугомонный Каргинов
3 июля 2008 года, 14:51
Фото: Сергей МОГЛОВЕЦ
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
«Волга» проехала на запрещающий знак и, притормаживая на скользком от мелкого дождя уклоне, начала спуск по дорожному серпантину на дно карьера. Навстречу шли груженные рудой БелАЗы, далеко внизу работали экскаваторы. Дорогу легковушке, прижимая ее к обочине, перегородил КамАЗ. Двое в касках и рабочих робах бросились наперерез «нарушителям». Узнав пассажира, выходящего из «Волги», развели руками:
– Казбек Георгиевич, а мы вас арестовать собирались!
Оружие тэбэшника – внезапность
Казбек Каргинов, советник генерального директора «Норильского никеля», курирует в компании вопросы промышленной безопасности. И любит появляться с  проверками на предприятиях без предупреждения. Вот и на рудник «Медвежий ручей» он приехал внезапно, чтобы иметь перед глазами объективную картину. Для начальника рудника Владимира Филатова и главного инженера Игоря Уварова – а именно они вышли на перехват «Волги» – появление московского начальника на объекте было полной неожиданностью.
Казбек Каргинов отлично знаком с предприятиями Заполярного филиала, а особенно хорошо знает горную отрасль. С 1962 года, после окончания Северо-Кавказского горно-металлургического института, его жизнь связана с Норильским комбинатом. Проходчиком, бетонщиком и горным мастером он начинал именно здесь – на «Медвежке». Каргинов поднимает камень из рудной осыпи, разглядывает. Тут же дает характеристику руды с примерным указанием содержания в ней металлов.
– За мной можно не проверять, – говорит корреспонденту доктор технических наук Каргинов. – Сорок с лишним лет опыта ничем другим не заменишь. Я даже метро – а бывал я в «подземках» и Нью-Йорка, и Парижа, и Мадрида, не говоря уже о Москве – оцениваю как действующее горнорудное предприятие. Вся моя жизнь – строительство и горное дело.
 
Мерило безопасности – красота
Общение с директором рудника «Медвежий ручей» проходит по деловому. Казбек Георгиевич задает вопросы, советует.
– Много воды течет по откосам, – делает замечание он, – надо управлять движением воды, а то разрушит массив. При той технике, что у нас сейчас есть, – это возможно. Трассы для автотехники у вас хорошие, но можно сделать лучше. Берите за образец трассы, которые при директоре «Медвежки» Мамашеве были. Красивые были дороги, а значит, и безопасные.
Объезд хозяйства рудника «Медвежий ручей» занимает пару часов. Каргинов обращает внимание на валяющийся возле дороги экскаваторный ковш, на бесхозно лежащую бухту с кабелем и шкив. Делает фотографии на цифровую камеру и записи в журнал.
– Теперь у меня все на карандаше, – говорит он. – А спрашивать за устранение недочетов я умею.
Общее впечатление от «Медвежки» остается хорошим.
– Начальники на «Медвежьем ручье» сейчас молодые, легкие на подъем. Правильно понимают обстановку, болеют за свое предприятие – значит, толк будет. Главная задача сейчас для «Медвежьего ручья» и рудника «Заполярный» – устройство общего водоотлива. Инженерный проект уже есть, но завязли в согласованиях. Думаю, в следующем году укомплектуем оборудованием и запустим.
 
Природа и обстоятельства – беспощадны
Казбек Каргинов на этот раз приехал в Норильск в основном в связи с трагическим случаем на руднике «Таймырский». Неделю назад 50-летний водитель погрузочно-доставочной машины погиб при падении машины в рудоспуск. Расследованием причин трагедии занимается специальная комиссия, и окончательный вывод станет известен через несколько дней.
– Но уже сейчас можно сказать, что трагедия случилась из-за грубого нарушения техники безопасности, – рассказывает Каргинов. – А смерть машиниста ПДМ, как это ни парадоксально, не произошла бы, если бы в момент падения машины в рудоспуск на нем, как это положено, была надета каска. Первое и главное – машинистам ПДМ категорически запрещено заезжать на решетки рудоспусков. Трагедия произошла на рудоспуске с диаметром выше нормативного. Решетка не выдержала веса ПДМ и обвалилась.
Глубина этого рудоспуска составляла всего десять метров. Причем ПДМ падала не отвесно, а цепляясь решеткой и ковшом за стены. Задняя часть упавшей погрузочно-доставочной машины оказалась практически на уровне верхнего края рудоспуска. На теле погибшего машиниста была обнаружена только одна рана – на голове. Не исключено – будь он в каске, трагедии могло не случиться. Но обстоятельства беспощадны к нарушителям.
– Многие горняки жалуются на некачественную спецодежду, в частности на защитные очки. Занимались ли вы этим вопросом?
– Да, занимался. Качество очков действительно было ниже всякой критики. Мы разобрались в этом благодаря сигналам рабочих и уже не сотрудничаем с этой фирмой-производителем. Сейчас для горняков имеется восемь модификаций очков. Есть из чего выбрать с учетом любого рода работы под землей. Хочется подчеркнуть, что именно сами горняки способствуют решению многих спорных и «узких» вопросов. Ведь именно от них поступает самая достоверная информация об условиях работы под землей. Хотелось бы, чтобы уполномоченные по технике безопасности еще строже подходили к оценке состояния промышленной безопасности на своих предприятиях. Мое мнение остается неизменным: в отношении ТБ не должно быть никакой демократии, а только диктатура норм и правил!
Могу добавить, что, на мой взгляд, рудники «Октябрьский» и «Таймырский» являются практически образцовыми в отрасли. Если бы, конечно, не ряд тяжелых несчастных случаев, в которые, это тоже нужно отметить, попадают опытнейшие работники.
 
«Дюпон» проведет аудит «Норникеля»
Финансовый аудит на предприятиях, проводимый независимыми экспертами, уже вошел в практику многих компаний. «Норникель» пошел еще дальше. В июле этого года в Норильске начнут работать специалисты транснациональной корпорации «Дюпон». Они будут проводить аудит промышленной безопасности компании.
– Когда оцениваешь свою работу сам, есть опасность переоценить, – говорит Каргинов. – Мы решили поручить оценку состояния безопасности в «Норильском никеле» фирме, имеющей двухсотлетние традиции качества и промбезопасности. И, видимо, кое-что после этой проверки придется кардинально поменять. Думаю, что на рудниках мы придем к использованию клетей из нержавеющей стали, как это сейчас принято на многих мировых горных предприятиях. Да, они дороже, но гораздо надежнее. А учитывая, что срок их эксплуатации многократно превышает ресурс шахтных клетей из простого металла, то и их многолетнее использование в итоге оказывается дешевле.
На прощание Казбек Каргинов сказал журналисту «Заполярного вестника»:
– В следующий раз приеду в Норильск в конце августа – начале сентября. Ждите моего звонка. Обязательно поедем с вами проверять, что на предприятиях сделано, устранены ли недостатки. И обязательно сделаем это внезапно!
“Я против демократии! Я за диктатуру!”
0

Читайте также в этом номере:

Раздача пряников (Татьяна РЫЧКОВА)
Бюджетные маневры (Владислав ТОЛСТОВ)
Удачная «Премьера» (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Серость угнетает (Сергей МОГЛОВЕЦ)
Заполярные виражи (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск