Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
09:15 Актер Норильской драмы стал героем документального кино
19:05 Стратегию развития самого северного вуза представили в Норильске
15:10 Три норильские НКО получили президентские гранты
15:10 На рудниках Заполярного филиала завершается обновление вагонного парка
15:05 Рудники «Норникеля» переходят на эффективные электровозы компании Ferrit
Все новости
Кочевая школа: первый учебник и первый урок
ОБРАЗОВАНИЕ
7 октября 2009 года, 14:18
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Денис КОЖЕВНИКОВ
Заведующая управлением образования Таймыра главный педагог района Ирина Алханова свой профессиональный праздник и в этом году отметила в дороге. Причем в том же направлении, на котором застал ее День учителя год назад – по пути в кочевую школу. В прошлом году она везла в тухардскую тундру материалы и оборудование для кочевой школы, в этот раз отправилась «на смотрины» вместе с новым учителем.
Попасть в кочевую школу нелегко. Сначала приходится добираться на вертолете, потом на лодке (летом) или на вездеходе (зимой). Подразделение дудинской средней школы №1 – кочевая школа в устье реки Аяхи в начале октября еще пустовала. Ученики начали занятия, как полагается, 1 сентября, но пока лишь в Тухарде: вовремя продолжить эксперимент в тундре нынче не удалось.
Год назад День знаний на Аяхе задержался на час. Мама четверых первоклассников из семьи Найвоседо так тщательно готовила детей к первому уроку, что сочла недопустимым присутствие девочек на занятиях без косичек с бантиками. Оксана Найвоседо – мать 14 детей, поэтому ее и называют мамой в школе, где все ученики носят одну фамилию. Когда зарождалась идея организовать на Таймыре кочевую школу, выбор педагогов пал именно на эту семью, где заботе и воспитанию детей отдают большую часть свободного времени. В таймырском департаменте образования подыскали педагога, согласившегося учить детей в далеком ненецком стойбище. Недавняя выпускница Таймырского колледжа отработала год, сейчас сама стала мамой, а замена молодому педагогу нашлась в поселке Потапово. Александра Сайбовна Момде как раз и ехала в тухардскую тундру осмотреться на месте, чтобы приступить к  учебе ненецких детей в кочевой школе.
 
Семья Найвоседо
Сергей и Оксана Найвоседо ненцы. Их дом стоит в устье реки Аяхи на пересечении с Хетой в 80 км от Тухарда. Глава семьи Сергей с родичами занимается промыслом – охотой, рыбалкой, выпасом оленей. Дом расположен на высоком берегу, здесь же находятся вспомогательные постройки для техники и снастей. В некотором отдалении от их «усадьбы», на соседнем холме, стоит балок и хозяйство матери. В этом месте Найвоседо живут только с весны по осень. С первым снегом ненцы снимаются с места и начинают кочевать вместе с оленями.
Собственно, «усадьба» Найвоседо передвижная – так устроен быт северного народа. Вслед за пастухами балок перемещается недалеко и нечасто, так что постройку в определенном смысле можно считать капитальной. Поставленный на полозья, балок внутри достигает высоты человеческого роста, имеет печку и снаружи обшит фанерой, войлоком, оленьими шкурами, брезентом, клеенкой в различном сочетании материалов.
Дом Найвоседо многокомнатный с небольшой верандой. Здесь помимо прихожей с печкой имеются еще три комнаты-пристройки – чтобы вся семья поместилась. Рядом стоит большой чум и несколько вспомогательных балков, тут же большие нарты. В доме печка, телевизор, радиостанция, низкий стол, сидеть за которым не получится, можно обедать только у него, сидя на полу на шкурах или покрывале. Нет здесь и кроватей, постели стелятся на полу.
В доме чистота и порядок, который время от времени нарушается лишь возней младших ребятишек. Одна из старших дочерей, Лиля, помогает маме угощать чаем гостей и следит за младшими. Одному из них, Сергею, около двух лет, отец затрудняется назвать его точный возраст, потому что в заботах давно сбился со счета. Найвоседо-самый младший только что вымазался в йогурте, и его братья кричат, что из Сережки повылезали мозги. Мама Оксана бросается вытирать малыша, Лиля накрывает на стол, Сергей Найвоседо отправляется на реку выгружать из лодки улов.
В семье Найвоседо Диана, Лиана, Мирослава и Петя – школьники, Севастьян, Родион, Сергей – дошкольники. Анатолий, Юлия, Илларион – старшеклассники дудинского интерната. Самая старшая, Ольга, тоже в райцентре живет. Она уже замужем. Остальные пока с родителями на хозяйстве. Оксане 44 года, Сергею 50 лет, но выглядят они как минимум на десять лет моложе. Возраст главы семейства выдает лишь седина в копне вьющихся волос.
 
Глобус есть, давайте учиться
Кочевая школа расположена здесь же, в станке (стойбище, «станок» – так у северных народов называется место дислокации жилья в данный момент). Это три фанерных балка на полозьях, в одном из которых располагается учебный класс, во втором живет преподаватель, третий приспособлен под хозяйственный нужды типа методических материалов, книг и письменных принадлежностей. В учебном классе все как полагается в школе – доска, на которой написано «1 сентября – День знаний», складные столы и стулья, наглядные методические пособия. «Ось Земли», на которой держался глобус, Сергей на всякий случай припрятал в соседний балок.
Новый учитель Александра Момде перебирает книги и скептически качает головой –  учебные пособия несколько устарели. Приехавшая с ней Ирина Алханова и директор Таймырского колледжа Вера Черкасова, заметив сомнения педагога, обнадеживают: новые книги будут отправлены сюда в ближайшее время. Сергей Найвоседо нашел и принес «ось Земли» в качестве доказательства необходимости организовать учебный процесс в тундре. Севастьян и Родион сели за парты: дошколята, мол, тоже не прочь поучиться.
Осмотрев свое будущее хозяйство, Александра Сайбовна взялась обсуждать с хозяевами станка и руководителями бытовые стороны своей жизни и работы здесь. Учебный балок и жилье для учителя обшиты фанерой и утеплены. Приготовлены и листы пенопласта для дополнительного утепления. Отопление помещений зимой гарантировано: один из членов семьи Найвоседо оформлен на работу как истопник, педагоги из Дудинки только что выгрузили на берег привезенную с собой новенькую дизель-электростанцию. В Тухарде на хранении лежат ноутбуки для всех школьников.
Отдельно обсуждаются марка машинного масла и октановое число топлива для двигателей, размер болтов, саморезов, фанеры и сорт брезента для школьного хозяйства. В тундре все это жизненно важно.
 
Плоды просвещения
С самого начала таймырское образование шло на рискованный эксперимент хотя бы потому, что в современных условиях для так называемого «образованного» большинства идея кочевой школы казалась авантюрой чистейшей воды. К сожалению, мало кто из противников проекта знает, что в соседней Якутии давно и успешно действуют полтора десятка кочевых школ. Где раньше нас поняли, что забирать от родителей, живущих и работающих в тундре, шестилетнего ребенка, который и говорить-то по-русски не умеет, значит нанести психике маленького человека непоправимый вред.
Руководитель управления образования Таймыра Ирина Алханова, начинавшая свою педагогическую деятельность в поселке Усть-Порт в низовьях Енисея, убедилась в этом на своем опыте.
– Нужно иметь железное сердце и стальные нервы, чтобы видеть, как шестилетний перепуганный ребенок «скулит» среди таких же бедолаг, когда их привозят и оставляют в интернате, – говорит Ирина Айратовна. Таким маленьким, убеждены педагоги, давать начальное образование следует рядом с родителями и с домом.
По словам педагогов, сегодня приходится расхлебывать ту кашу, что заварили наши предшественники десятилетия назад, создавая на Севере систему школ-интернатов. Многие тундровики просто сбывают с рук своих детей, предоставляя заботы о них казенному дому, а сами папы и мамы предаются праздности. О пьянстве коренных жителей тундры приходится говорить уже как о большой социальной проблеме.
Педагоги с восхищением рассказывают, как одному из старейших учителей региона едва ли не впервые за всю историю образования на Таймыре удалось добиться немыслимых по местной шкале ценностей результатов. Галина Ивановна Юрчук в Тухарде ценой ей одной ведомых усилий заставила родителей  приходить за детьми трезвыми, а также являться на родительские собрания. Причем и маме, и папе. В кои-то веки оленеводы попросили оставить в поселковой школе пятый класс, чтобы еще какое-то время не переводить детей в интернат в райцентре.
Но справедливости ради надо сказать, что все больше на Таймыре становится оленеводов, похожих на Оксану и Сергея Найвоседо: супруги понимают – никто не воспитает им смену, а потому заниматься образованием  детей надо самим. Вот почему Оксана и Сергей так настойчивы в стремлении иметь в своем станке кочевую школу.
 
Кто в кочевье на работу?
При том что Таймырский колледж ежегодно выпускает целую группу преподавателей начальных классов, в том числе из представителей коренных народов, желающих учительствовать в глухой тундре немного. Директор колледжа за этот год перевозила в кочевую школу на практику массу студентов. Нравится всем, работа, казалось бы, творческая, интересная, но… кочевать никто не соглашается. Нашелся один романтик, который сам жаждал поработать в такой глубинке, но и того в последний момент сманили в Дудинку. Теперь директор колледжа совместно с руководством управления образования изыскивает возможность привлечь ответственных специалистов, готовых принять сделанные им предложения.
По части привлекающих факторов педагогическое руководство Таймыра старается как может. Находит, например, внебюджетные, сверхнормативные и премиальные надбавки, лишь бы люди соглашались работать в кочевье. Ирина Алханова говорит, что за ходом эксперимента в таймырской тундре теперь пристально следят в Министерстве образования Красноярского края. Если проект найдет понимание в руководстве края, можно будет говорить о социальных гарантиях, об утверждении на законодательном уровне норм оплаты труда и условий работы.
Поэтому и начальник управления образования, и директор Таймырского колледжа едут в устье Аяхи снова и снова. Они проверяют результаты обучения, смотрят на реакцию детей, родителей и соплеменников. Везут в школу посреди заснеженной тундры все, что могло бы сделать учебу на месте комфортной и эффективной.
Первыми результатами педагоги  начинают осторожно гордиться. Дети, еще вчера с трудом произносящие пару-тройку слов на государственном языке, сегодня довольно ловко для своего возраста управляются с ноутбуком и за короткое время сделали значительные успехи в учебе. Новый учитель Александра Момде по возвращении с Аяхи в Тухард отправилась в школу, где временно занимаются дети из кочевой школы, и взялась проверять знания и технику чтения Лианы и Дианы Найвоседо. Директор колледжа Вера Черкасова села тестировать их сестру Мирославу. Результаты оказались более чем впечатляющими. Девочки не только превосходно владели школьными навыками своего уровня, но и имели некоторое превосходство перед сверстниками. При этом ученицы кочевой школы усидчивы, внимательны, спокойны и аккуратны.
На очереди открытие второй кочевой школы. Вряд ли удастся начать в ней занятия до конца календарного года, однако решение о запуске еще одного экспериментального образовательного учреждения принято. Кочевая школа должна появиться в поселке Поликарповск в низовье Енисея. Тундровиков там еще больше, чем в тухардских местах. Как, впрочем, и сомнений местных жителей в отношении к инициативе дудинских педагогов.
Мой дом – мое кочевье
В школу на вертолете
Весь мир на глобусе
Новое поколение таймырцев
Одна из младших Найвоседо – у доски с Галиной Юрчук
Александра Момде – династия учителей
Крепкая семья Найвоседо
0

Читайте также в этом номере:

На все вопросы есть ответы (Анна ВЛАДИМИРОВА)
Надобность в сиделках есть (Екатерина СТЕПАНОВА)
Ремонт на доверии (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск