Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:50 Завтра в некоторых домах Норильска снизят параметры отопления
14:15 Пятеро работников Надеждинского металлургического завода получили награды федерального уровня
13:30 На Надеждинском металлургическом заводе обновили трубопровод оборотного водоснабжения хвостохранилища
12:05 NordStar проводит распродажу авиабилетов на рейсы из Красноярска в Санкт-Петербург и Пекин
11:35 «Норникель» рассказал об «интеллектуальном хвостохранилище» и волонтерстве
Все новости
Дело чести
Гость “ЗВ”
28 апреля 2011 года, 13:18
Фото: Ален БУРНАШЕВ
В этом году норильской милиции исполняется 70 лет. В преддверии знаменательной даты “Заполярный вестник” попросил вспомнить главные события в жизни бывшего начальника кайерканского ГОВД полковника милиции в отставке Игоря Атаниязова.
Игорь Атаниязов говорит, что еще со школьной скамьи мечтал задерживать преступников и раскрывать преступления. Затем был юридический факультет Ашхабадского государственного университета имени Горького, и в 1976 году молодым лейтенантом Игорь Атаниязов пришел на работу в органы внутренних дел. Так началась служба в уголовном розыске. Исполнение школьной мечты продолжалось 31 год.
 
Выбор в пользу Севера
– Вы приехали в Норильск из далекой Туркмении. Не пугала перспектива работать в столь суровом месте?

– Я перевелся по службе. До приезда в Норильск восемь лет проработал в службе уголовного розыска сначала городского управления, затем областного УВД на материке. Потом с супругой решили сменить обстановку.
Я хотел испытать себя в условиях Крайнего Севера и по рапорту перевелся на должность оперуполномоченного уголовного розыска кайерканского ГОВД. Это случилось в 1984 году. Да, я всю милицейскую жизнь проработал в Кайеркане и ничуть об этом не жалею.
– Каким тогда был уровень преступности? Конец 80-х стал неспокойным временем для всего СССР?
– Если говорить о конце 80-х – начале 90-х, то, конечно, уровень преступности резко вырос. А все 90-е годы преступность была, если можно так выразиться, покруче, чем сейчас. Тогда резко возросло число имущественных преступлений, преступлений против жизни и здоровья граждан. Но всему этому противостояла сильная команда сотрудников отдела милиции.
– Получается, что на вашу службу в Норильске пришелся самый трудный, неспокойный период жизни общества?
– Да, тогда бандиты, что называется, подняли голову. В Норильске тоже было довольно неспокойно. Пришлось напряженно работать и начальству, и личному составу. Но я всегда ставил задачу, объяснял ее необходимость и неизменно находил понимание среди подчиненных. Ведь кто, кроме нас, будет раскрывать преступления?
 
Лихие 90-е
– Многие до сих пор уверены, что обычные милиционеры в те самые лихие 90-е часто пасовали перед организованной преступностью, старались ее не замечать. Так ли это и было ли такое в Норильске?

– Нет, в Норильске всего этого не было, а если кто-то и утверждает обратное, значит он рассказывает сказки. Потому что я работал в это время и все видел своими глазами. На материке такие факты были, в Норильске нет. Причина? Скорее всего, в географической обособленности Норильска. Да и таких крутых бандитов и бандитских группировок, какие орудовали на материке, в Норильске не было.
– Не страшно было работать в то страшное для многих время?
– Знаете, по-моему, в то время даже сами бандиты не знали, что творили. Их просто несло. Вот и сейчас встречаешь кого-нибудь из старых “знакомцев”, вспоминаешь прошлое... А он тебе и говорит: “Я сейчас совершенно другой человек. Слушай, зачем мы все это тогда делали?” Перестройка, развал СССР – и вперед, каждый сам за себя. Другое время, иные ценности. И много свободы, которой не знаешь, как пользоваться.
– Вы руководили коллективом из 150 человек. Их для Кайеркана хватало?
– Конечно, больше не надо было. Люди могли спокойно до утра гулять по улицам. Кайеркан – маленький город. Благодаря профессиональным качествам сотрудников мы могли быстро раскрыть преступление. Например, не успел приехать потерпевший с работы, а мы уже знали, что у него дома совершена кража. Даже взяли преступника и изъяли похищенные вещи. Ждали только заявления от потерпевшего. Ну а самое долгое расследование длилось, если не ошибаюсь, пару лет.
– В советской литературе часто рисовали образ начальника милиции, который лично участвует в задержании опасного преступника, самостоятельно раскрывает преступления. Это вымысел или вам тоже приходилось этим заниматься?
– Безусловно, приходилось. Человек, проработавший долгие годы в уголовном розыске, может утверждать, что это такой образ жизни. А жизнь – это опыт, который нужно постоянно обновлять, не дать себе закиснуть.
К тому же в оперативной работе важна отдача. Вот приходит к нам молодой сотрудник, его обязательно нужно всему научить. Становление оперативника уголовного розыска занимает два-три года, спустя которые он может полноценно самостоятельно работать. И вот как его учить, безвылазно сидя в кресле начальника?
 
На передней линии
– Можете ли за все время вашей службы в милиции выделить какие-то наиболее запоминающиеся этапы, яркие эпизоды?

– Резких скачков в карьере не было. Я прошел всю служебную лестницу: оперуполномоченный, старший оперуполномоченный, начальник уголовного розыска, начальник криминальной милиции, заместитель и, наконец, руководитель городского отдела милиции.
Что касается определенных эпизодов, то их было очень много. Еще до переезда в Норильск пришлось раскрывать преступления, которые имели большой резонанс в обществе. То же самое случалось и в Кайеркане. Это были и разбойные нападения, и расследования преступлений с расчлененными трупами...
Помню, как еще в советское время в Кайеркане на улице Первомайской открылся новый магазин “Хлеб – молоко”. Однажды вечером туда зашел мужчина и, угрожая продавцу ножом, забрал дневную выручку. Такие преступления тогда редко совершались, поэтому подняли на ноги всю милицию, раскрывали по горячим следам. Раскрыли: нашли грабителя, изобличили, доказали, посадили.
– Поменялась ли с тех пор специфика работы милиционеров?
– В принципе нет. Сейчас, правда, созданы электронные базы по лицам, совершившим преступления, находящимся и освободившимся из мест лишения свободы, освобожденным условно-досрочно, состоящим на учете. Инициатор ее создания – бывший начальник городского УВД Борис Ревазов. Все это сегодня сильно помогает в работе.
Оперативнику всегда тяжело. Но со временем менялась и техника – печатные машинки сменили компьютеры, обновлялся парк автотехники, в чем сильно помогли власти Норильска, мы стали мобильнее и оперативнее. Да что там, это изменило оперативную обстановку в городе.
Оснащенность норильской милиции всегда была хорошей, это было видно по командировкам в Чечню. Мы всегда были лучше вооружены, экипированы, снабжены всем необходимым. А ведь командировки в этот регион – большая ответственность не только перед Норильском, но и перед всей страной. Как бы пафосно это ни звучало, но мы, как и наши коллеги из других городов, обеспечивали там конституционный порядок.
 
Издержки профессии
– Вы считали свою работу опасной?

– Конечно, доля риска была. Но я отдавал себе отчет в том, что делаю. И семья тоже: супруга вышла за меня замуж, когда я уже был сотрудником уголовного розыска. Единственная издержка профессии – она занимает слишком много времени. И этот дефицит времени сильно сказывается на воспитании детей. Я вот, честно говоря, не участвовал толком в воспитании своих двух детей.
– А вам когда-нибудь угрожали?
– Да, один раз было дело, когда в Кайеркане мне угрожали убийством. Вообще, характер преступности в Кайеркане ничем не отличался от Норильска. Разве что преступлений совершалось у нас намного меньше, чем в Норильске и Талнахе. Сейчас это соотношение осталось прежним. Изменился только характер преступности – меньше стало убийств, имущественных преступлений.
А ведь в 90-е годы мы иногда не успевали выезжать на места происшествий. Не успеваешь вернуться в отдел, как тут же новый выезд, потом очередной, еще один… В те годы что преобладало? Угрозы убийством, убийства, вымогательство, грабежи. Много было преступлений, которые совершала молодежь. Сейчас ситуация совсем иная: подростки не совершают таких дерзких преступлений, как тогда.
– Сегодня возрастная группа преступников, наверное, совсем другая, чем, скажем, в 90-е?
– Нет, изменения несущественны. Сегодня у нас старше стали наркоманы, то есть наркомания “постарела”. Если в то время основной контингент наркоманов был в возрасте 16–20 лет, то сейчас 25 и выше. К примеру, сегодня на учете официально состоит лишь один несовершеннолетний наркоман.
Хуже то, что нынешние наркоманы перешли на дезоморфин, или, как его еще называют, “крокодил”. Героина в городе практически нет, а дезоморфин и дешевле, и доступнее, и сильнее героина. И во сто крат опаснее – быстро убивает. То, что нет героина, – заслуга норильского межрайонного отдела наркоконтроля. Это сильный отдел, опытнейшие кадры. Их немного, но они противостоят всей наркопреступности города. Отсутствие в Норильске героина – результат их работы.
 
Равнение на опыт и профессионализм
– Сейчас вы муниципальный служащий, руководите отделом. В чем заключается ваша работа?

– В 2007 году я ушел в отставку в звании полковника милиции с должности начальника кайерканского ГОВД. Сейчас работаю в органах местного самоуправления начальником отдела по взаимодействию с правоохранительными органами Норильского совета депутатов.
Мы занимаемся вопросами профилактики терроризма, экстремизма, наркомании, коррупции, готовим и координируем мероприятия по противодействию наркомании. Наблюдаем за состоянием стратегических объектов, курируем антитеррористическую защищенность – решению этих задач уделяется большое внимание. Тесно работаем со службами безопасности Заполярного филиала “Норильского никеля” и “Норильскгазпрома”, со всеми силовыми структурами на территории.
– Без профессиональных кадров в полиции теперь уже никуда. Не жалеете, что ушли из органов внутренних дел?
– К сожалению, профессионалов осталось мало – сейчас никто не знает, как будет работаться в полиции, что будет дальше.
Сегодня я хочу вспомнить и сказать слова благодарности подполковнику Александру Киву. Он закончил службу начальником криминальной милиции кайерканского ГОВД. Этот человек беззаветно служил родному Норильску, лично раскрыл очень много преступлений.
Из других ветеранов норильской милиции нужно отметить и Дмитрия Москаленко, служившего с нами, а теперь он работник Московского уголовного розыска. Из нынешних работников нельзя не отметить заместителя начальника УВД по городу Норильску Григория Галыгу. Это настоящий офицер милиции, пример для подражания.
Хочу верить в то, что в реформированной системе МВД останутся преданные своему делу люди, профессиональные кадры, умеющие воспитать достойное поколение новых полицейских. За всю Россию говорить не буду, но уверен в том, что норильское управление внутренних дел с этой задачей успешно справится.
И в преддверии праздника желаю укрепления норильской милиции, дальнейшего профессионального развития. Молодые милиционеры и полицейские должны равняться на опытных товарищей и не ронять честь сотрудника правоохранительных органов Норильска. Для этого важно уважать свой народ, горожан, их права, соблюдать законность.
 
Беседовал Ален БУРНАШЕВ
 

Справка “ЗВ”
 
Первое упоминание о норильской милиции относится к 1941 году, когда приказом УНКВД Красноярского края №0038 от 17 мая было создано Норильское поселковое отделение НКВД. В нем был всего один оперуполномоченный, а также его помощник, два участковых паспортиста и шесть милиционеров.
В 1946 году в поселке организованы пять постоянных постов для организации уличного движения, 20 человек назначены милиционерами. Пять лет спустя началось конное патрулирование.
Для усиления охраны общественного порядка и борьбы с преступностью в 1981 году создано Управление внутренних дел исполкома Норильского городского совета народных депутатов, организованы пять городских отделов милиции и отделение в Снежногорске.
В 2000–2003 годах крупные преобразования произошли в ГАИ, ПВС, ОБХСС, экспертно-криминалистическом отделе. Были созданы отдел по незаконному обороту наркотиков и миграционная служба, а в июне 2003-го – отдел по расследованию налоговых преступлений.
0

Читайте также в этом номере:

Куда идет безопасность (Сергей МОГЛОВЕЦ)
Укрощение воды (Юлия КОСТИКОВА)
Подарки для ветеранов (Юлия КОСТИКОВА)
Доктор Правда (Валентина ВАЧАЕВА)
Из школы – здоровым (Марина БУШУЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск