Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:50 Завтра в некоторых домах Норильска снизят параметры отопления
14:15 Пятеро работников Надеждинского металлургического завода получили награды федерального уровня
13:30 На Надеждинском металлургическом заводе обновили трубопровод оборотного водоснабжения хвостохранилища
12:05 NordStar проводит распродажу авиабилетов на рейсы из Красноярска в Санкт-Петербург и Пекин
11:35 «Норникель» рассказал об «интеллектуальном хвостохранилище» и волонтерстве
Все новости
Нельзя помиловать?
Как поступить по закону и по совести
10 сентября 2009 года, 17:05
Текст: Андрей СОЛДАКОВ
На днях на одном из интернет-ресурсов прошла информация о том, что «адвокат потерпевших от рук Евсюкова считает, что майора вполне могут расстрелять, поскольку судить его будут не раньше будущего года, а с 1 января 2010 года в России, по идее, восстанавливается смертная казнь». Пользователи тут же начали рассуждать о моратории: сохранить его или отменить?
Стало интересно, что ж это за мораторий такой? Воспользовался интернет-ресурсами и выяснил, что в 1996 году Россия вступила в Совет Европы и подписала протокол №6 к Европейской конвенции, который предусматривает отмену смертной казни. При этом наша страна дала обязательство ратифицировать этот протокол в течение трех лет после подписания. Однако по настоящий момент свое обязательство не выполнила.
Вместо этого российские парламентарии придумали мораторий, по которому исполнение смертной казни приостанавливается. Но мораторий этот благополучно забыли. Вместо него мы имеем Постановление Конституционного суда РФ №867 от 02.02.1999, по которому смертная казнь не применяется. Причем по статистике после приостановления исполнения этого вида наказания особо тяжких преступлений меньше совершаться не стало.
Вот и получается, что Россия сидит на двух стульях. С одной стороны, нас беспокоит невозможность выглядеть нелицеприятно в глазах европейского сообщества и «давит» обязательство принятия отмены смертной казни де-юре, а с другой стороны, нельзя не учитывать нежелание и неготовность общества к отмене смертной казни и закрепление ее в Конституции РФ.
Как по заказу, по одному из телевизионных каналов прошла передача а-ля «Криминальная Россия» – о жизни недочеловеков, приговоренных к высшей мере, читай –  к пожизненному заключению. Показывали нелюдя Оноприенко, на совести которого жизни пятидесяти двух человек. К слову, убивал он еще в Советском Союзе, а судила преступника уже суверенная Украина.
У Оноприенко чистая камера-одиночка, есть унитаз и телевизор – не «Горизонт», не «Сапфир», а цветной, типа Panasonic. Охранники рассказывают, что преступник много читает, ведет себя сдержанно и прилично, надеется когда-нибудь выйти на свободу.
А ведь еще во времена святой инквизиции мгновенную смерть требовалось заслужить. А иначе преступника ждал более мучительный вариант: дыба, испанский сапожок и другие «испытания духа и тела». Потом ему залечивали раны (еретик должен взойти на костер невредимым), а уж после этого суд определял, заслуживал  ли он огня или быстрой смерти от руки палача.
В стране молодой демократии – Украине, в городе Житомире, где судили Оноприенко, тогдашний президент Кучма просил для серийного убийцы «вышку» как исключение, но гуманисты-европейцы «добро» не дали. Так и живут преступник и еще около сотни ему подобных. На деньги налогоплательщиков, в том числе и родственников убитых.
По поводу дальнейшей судьбы осужденных за серийные убийства, изнасилования и педофилию высказывались разные предложения. Первое: особо матерых рецидивистов сажать в общую камеру. Утром останется только убрать тело, ибо такие соседи никому не нужны. Кстати, этот вариант озвучили сами сидельцы житомирской тюрьмы № 8.
Второй вариант: дабы успокоить души невинно убиенных и утолить жажду мести родственников, осужденных сразу после суда отдавать на расправу толпе. Третий – публично казнить с прямой трансляцией по телевидению (как в Китае). Картинка без комментариев, только перечень статей Уголовного кодекса в титрах.
Кстати, о Китае. Если верить цифрам, в этой стране в прошлом году казнили по меньшей мере 1718 человек, хотя эксперты считают реальным другое число, около восьми тысяч. На второй позиции – Иран, где показатель колеблется в пределах 100–150 казней. На третьем – Саудовская Аравия, от 80 до 100 казненных. И последнее: в мире числится приблизительно 20 тысяч заключенных, ожидающих приведения в исполнение смертного приговора.
Сторонники смертной казни говорят и об очевидной выгоде – дешевле, мол, от всей этой стаи избавиться, чем ее содержать, и романтикам, бредящим «Бумерами» и приключениями Саши Белого, будет пища для размышления. Жизнь за жизнь, по мнению решительно настроенных людей, есть относительно справедливая мера, ибо убийца двух и более человек умрет, хоть и один раз, но все же умрет. А если преступника посадят в тюрьму, кто даст гарантию, что не сбежит? Если сбежит, то вряд ли будет плести корзины.
Относительно смертной казни проведено и еще будет проведено множество дискуссий сторонников и противников этой меры наказания. По аргументации приверженцев «вышки», смертный приговор – это лишь одна из форм наказания, и ее отмена усложняет криминогенную обстановку. Так-то оно так, но, прибегая как к средству оправдания крайней формы наказания к ветхозаветной заповеди «Око за око, зуб за зуб», сторонники смертной казни не «слышат» слов Махатмы Ганди: «Око за око, и весь мир станет слепым».
P.S. Душегуб Оноприенко сказал с экрана телевизора буквально следующее: «Если мне удастся выйти, я снова начну убивать»...
0

Читайте также в этом номере:

Прием на высшем уровне (Инна ШИМОЛИНА)
«Подснежники» (Екатерина СТЕПАНОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск