Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Где-то между жизнью и смертью
В ожидании чуда
14 августа 2008 года, 11:07
Текст: Марина БУШУЕВА
«Лет через восемь мы обязательно встретимся. У нас будут мужья, дети и любимая работа. Но, несмотря на это, нам будет казаться, что прошло только одно лето и мы ни капельку не изменились», – написала она в школьной анкете незадолго до выпускного. Потом она поступила в престижный московский ВУЗ, а потом авария и… кома. Через восемь лет мы с ней не встретились. С ней и со многими другими…
Смерть. Мы никогда с ней не встречаемся. Пока мы здесь – ее нет. Когда сюда придет она – нас уже не будет. Но между жизнью и смертью бывает пограничное состояние. Когда уже можно вести счет дням до ее прихода. Для людей, находящихся «между», существует хоспис. Здесь, так же как и в других клиниках, не хватает мест, и давным-давно не делали ремонт, здесь нет современного оборудования, о котором мечтает главврач, здесь многие пациенты ютятся в коридоре. Единственное отличие – это персонал. Молодые девушки, вежливые, услужливые, вынужденные каждый день видеть смерть. Что привело их сюда?
Впрочем, умирают не все. Вот старичок Иван Иванович. Когда его поместили сюда, он еще передвигался и выходил на улицу покурить. Теперь уже не встает. Но его выписывают – прошло две недели. Если ты не успел умереть в положенный срок – отправляйся умирать домой. Так положено. Напротив лежит мальчик Женька, он детдомовец. «Товарищи» выкинули его с шестого этажа. Отказал позвоночник. Кто знает, сколько ему отмерено?
Родственники говорят пациентам хосписа: «Ничего, ты поправишься, все будет хорошо», а потом едут домой, пытаясь отвести взгляд от рекламных вывесок «Похоронное бюро», «Ритуальные услуги», «Памятники всех мастей и видов», и кажется, что весь город заполнен этими вывесками, и нет ничего другого, нет торговых центров, нет свадебных салонов, нет турагентств…
«Помнишь, как ты учил кататься меня на горных лыжах? Мы же еще покатаемся, правда? Покатаемся», – говорит он, кивая головой. Ты знаешь, что нет, но улыбаешься. «Я выйду на минутку? Я скоро». Ты выбегаешь из палаты, потому что нет сил сдерживать слезы. И чтобы успокоится, ты повторяешь, что там ему будет лучше, что в этом нет твоей вины, что ты успела сказать о том, как любишь. Или как любила. И пытаешься забыть, забыть все. Да, такой человек был, но я ничего о нем не знаю, я его не помню, это не он научил меня быть сильной, смелой и доброй. Это я сама, я сама…
Ты встречаешь знакомых, и они, касаясь твоего плеча, говорят: «Держись!». Странно, но от этой «поддержки» только мутит. Успокойтесь, пройдите мимо, сделайте вид, что не узнали меня. Я достаточно плохо выгляжу, чтобы вы имели право на это. Не сочувствуйте хотя бы заранее. У вас еще будет шанс это сделать. Ведь существует традиция девятого и сорокового дня. Я не понимаю для чего. Неужели вам, потерявшим близких и родных, хотелось в этот день принимать соседей, сослуживцев, дальних родственников, дарить им платочки, кормить их блинами, пить с ними водку. А главное, неужели вам хотелось с ними общаться? О чем вам хотелось с ними поговорить?
Философски или религиозно настроенные личности говорят, что смерть близкого должна приносить радость, так же как рождение, развод должен быть не более болезненным событием, нежели свадьба. Индусы на похоронах не плачут, а поют песни. Они молодцы. Было бы здорово перенять их отношение к жизни, было бы здорово, если бы друзья приглашали не только на бракосочетание, но и на торжество по поводу развода. Только, к сожалению, это вряд ли когда-нибудь будет. Ведь понять, что слезы по поводу смерти – это слезы собственного эгоизма, не сложно. Просто тебе грустно от того, что не стало человека, который говорил тебе добрые слова, помогал, учил, с которым было весело, у которого всегда можно было спросить совета. Который никогда не предавал. А теперь предал, потому что умер. Так не вовремя. Ведь ты еще не научился жить без него. Понять и сказать – не сложно, а вот поверить и отказаться от этого самого эгоизма практически невозможно.
Иисус воскрес сам и мог воскрешать других. А вот к Будде однажды прибежала мать умершего младенца с просьбой совершить чудо. Учитель долго отказывался, но женщина была непреклонна. Тогда он сказал: «Хорошо, я оживлю его. Только для этого ты должна принести мне горсть земли из того дома, где никто никогда не умирал». Радостная мать побежала в деревню, она обошла все дома, но не нашла ни одной семьи, где никто никогда не умирал. В буддизме нет чудес. А вот в жизни мы все время надеемся на чудо.
 
0

Читайте также в этом номере:

Пережившим войну (Лариса ФЕДИШИНА)
Одни спорят, другие ездят (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Щит во имя любви (Екатерина СТЕПАНОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск