Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Завод широкого профиля
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
18 ноября 2009 года, 16:34
Фото: Андрей СОЛДАКОВ
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
Самые твердые горные породы на Земле – базальт и доломит. Они гораздо прочнее гранита, который, если верить присказке, приходится грызть тем, кто хочет освоить премудрости науки.
На другом полюсе шкалы твердости – вата, признанный эталон мягкости. Похожий на нее по свойствам теплый и легкий волокнистый строительный материал тоже назвали минеральной ватой – за аналогичные настоящей вате качества.
А известно ли вам, из чего делают минеральную вату? Из базальта и доломита. И, видимо, чтобы разработать способ ее получения, технологам наряду с гранитом науки пришлось «перегрызть» немало этих самых твердых горных пород.
Завод строительных материалов и конструкций – предприятие широкого профиля. По сути, на одном заводе собрано восемь производств – деревообработка, производство бетонных растворов, сборного железобетона, металлоконструкций и закладных деталей, полиуретана, остеклованных труб и стеновых панелей.
 
Из норильского сырья
Изготавливают на ЗСМиК и минеральную вату. Сюда в дробильно-сортировочное отделение участка минераловатных изделий (бывший завод ТИСМА) карьерные самосвалы привозят вскрышные породы – базальт и доломит, которые добывают в открытых карьерах рядом с Кайерканом. Мостовой кран захватывает грейфером из бункеров базальтовый и доломитовый щебень и перегружает его на ленточный конвейер.
– Поступающий щебень мы дробим до более мелкой фракции, – рассказывает начальник участка минераловатных изделий Давид Сабанадзе. – Причем соотношение базальта и доломита должно строго выдерживаться. От этого зависит качество минераловатной продукции.
В дробильном отделении объясняться друг с другом можно только жестами, шум – специфика производства. Но в помещении пульта управления, расположенном на самом высоком месте участка, значительно тише, чем в цехе. При оборудовании пульта управления применялись звукоизоляционные материалы и рамы с двойным остеклением.
– Привычка, – пожимает плечами оператор Инна Бондаренко в ответ на вопрос о шуме. – Я десять лет на этом месте работаю и куда-то уходить пока не собираюсь. Работа у меня ответственная, слежу, чтобы в дробильные установки не попали посторонние предметы – куски железа или проволока, крупные куски породы.
 
Расплавленные камни
Измельченный щебень, смешанный в нужной пропорции, ленточный конвейер, идущий в крытой галерее, увозит из дробильно-сортировочного отделения в другое здание, где расположено печное отделение. Здесь при температуре в полторы тысячи градусов из базальта и доломита получают силикатный расплав. Расхожее выражение «плавятся камни», употребляемое обычно в переносном смысле, здесь имеет реальное значение.    
Рабочее место у варочной печи не нуждается в дополнительном освещении. Раскаленный жар вырывается из печного отверстия яркими языками желто-рыжего пламени. Молодой человек в толстой суконной спецовке и каске с затемненными очками на козырьке следит за процессом.
– Наблюдать за ходом плавки можно и по показаниям приборов на пульте управления, – говорит оператор установки волокнообразования Вячеслав Тарасов. – Но несколько раз за смену предпочитаю лично убедиться в том, что процесс идет в заданном режиме.
Вячеслав – потомственный работник завода «ТИСМА». Его мать Светлана Павловна отработала здесь около тридцати лет на линии лакировки. Сейчас на пенсии на материке, а сын продолжил династию.
– Я десять лет в «Норильскгазпроме» отработал стропальщиком, – рассказывает Вячеслав, – но вот уже седьмой год здесь. По вахтам летать мне надоело. Работа здесь нравится. Коллектив дружный. У работников участка второй список вредности. Тоже плюс, если планировать выйти на пенсию раньше.
 
Как сладкая вата
Составная часть минеральной ваты, доставляемая с материка, – это вещества, обеспечивающие ее полимеризацию: фенол, пароформ и гидроокись бария. В реакторе емкостью восемь кубических метров в течение двенадцати часов «вызревает» состав, который потом подается в центрифугу. В фенольном отделении строго соблюдаются нормы безопасности, а персонал трудится в респираторах. Работа здесь относится к первому списку вредности. Однако готовая продукция – минераловатная плита – уже нетоксична. Все вредные компоненты испаряются в герметичной камере полимеризации, откачиваются воздушными насосами и осаждаются в фильтрах.
Принцип получения минеральной ваты из каменного расплава тот же, что и при получении… сладкой ваты из сахара. В центрифуге каменный расплав под воздействием центробежной силы и сжатого воздуха превращается в тончайшие нити и, прореагировав с фенолом, осаждается в виде пушистых хлопьев. Трудно поверить, что несколько часов назад они были твердым каменным монолитом.
За изготовлением ваты через толстое стекло операторной наблюдает оператор конвейерной линии Лариса Пашковская. Она трудится на предприятии девятнадцать лет.
– У всех работников участка по три-четыре смежные специальности, – рассказывает она. – Я могу работать и водителем погрузчика, и оператором, и распределителем работ. Такая многопрофильность позволяет эффективнее использовать рабочее время.  
Из камеры волокноосаждения минвата поступает в камеру полимеризации, где из нее формируется минплита. Толщина, длина и ширина плиты задаются автоматически. На выходе с конвейера аккуратные штабеля плит погрузчиком перемещаются на склад готовой продукции.  
 
Цветы в цехе
На соседнем участке не менее зрелищное производство, также требующее строгого соблюдения технологии и точности. Здесь на английском оборудовании изготавливаются трехслойные металлические панели. Металлический лист поступает на завод в огромных рулонах. Здесь производится его окраска, нарезка на листы нужной длины и формирование заданного профиля. Окраска рулонного металла производится в герметичных камерах, при полном отсутствии в воздухе взвешенных частиц. Допуски здесь не уступают применяемым при окраске автомобилей. Прочность и износостойкость покрытия также не уступает автомобильным.
На участке покраски у высоких окон цеха более 200 (!) горшков с живыми цветами.
– Хотим, чтобы было красиво, – говорит бригадир участка основного производства Елена Кузнецова. – Видели нашу продукцию? Красиво? Хотим, чтобы красота была на рабочем месте кругом!
Елена считает себя ветераном производства, так как на завод «ТИСМА» пришла сразу после школы – работала на асфальтобитумной установке. Потом трудилась в цехе остеклования труб. Уже несколько лет Кузнецова возглавляет бригаду в отделении покраски. Заканчивает Норильский индустриальный институт по специальности «экономика и управление предприятием». И свою дальнейшую карьеру связывает только с заводом строительных материалов и конструкций.  
Красивые желтые, зеленые и синие листы металла поступают с покраски на гибочную линию. Проходя сквозь конвейер, на котором установлены сотни гибочных роликов, плоские листы принимают заданный профиль. Процесс автоматизирован: огромный конвейер обслуживают всего несколько человек.
Теперь профилированный стальной лист смонтируют, вложив в него минераловатную плиту, и превосходный строительный материал готов. Между прочим, из подобных панелей построено большинство производственных цехов «Надежды».
 
Мастер на все руки
И еще в одном отделении побывали журналисты «ЗВ» – метизном. Здесь изготавливают заклепки, шайбы и самонарезные винты. Наблюдать за процессом превращения мотка проволоки в готовые изделия интересно. Вот, пройдя один из станков, проволока выпрямляется и нарезается на одинаковой длины стержни, на одном из концов которых методом холодной штамповки формируется шляпка. На другом станке нарезается резьба. Потом идет процесс закалки металлических изделий – цементовка. Вся выпускаемая здесь продукция используется при монтаже трехслойных металлических панелей. И на этом участке немноголюдно. Итальянское оборудование обслуживает один человек – Василий Баландин.
– Я и вальцовщик гибочного агрегата, и термист, и наладчик станков, и корректировщик ванн, – говорит он.
На заводе «ТИСМА» Василий Аркадьевич работает около двадцати лет. Пришел сюда после армии, где служил начальником мастерских автоматизированных систем управления в одной из воинских частей в Норильске. После расформирования части в 1990 году освоил гражданские специальности.
– Главное в моей работе – это внимательность, точность и безукоризненная отладка станков.
Судя по качеству продукции, этих принципов в работе Василий Баландин придерживается строго. Но есть и еще один немаловажный момент – на предприятии используются передовые технологии и современное оборудование. А это тоже залог успеха.
Операторы конвейерной линии владеют смежными специальностями
Базальтовый и доломитовый щебень превратится в минеральную вату
Исходный материал для основных панелей приходит на завод в рулонах
0

Читайте также в этом номере:

Первый удар по лампочкам (Андрей СОЛДАКОВ)
Фактор, объединяющий времена (Ирина ПЕРФИЛЬЕВА, специалист архивного отдела администрации города Норильска)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск