Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
14:25 В первом квартале 2020 года в Норильске откроются два фронт-офиса общего центра обслуживания
13:55 Владимир Потанин награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени
13:05 В Норильске состоялся муниципальный этап конкурса «Я б в рабочие пошел!»
13:05 Путейцы и составители поездов «Норникеля» переодеваются в зимнюю одежду
12:05 Народный ансамбль песни и танца народов Севера «Хэйро» отмечает 50-летие
Все новости
Время полета
Юбилеи
14 июня 2013 года, 18:52
Текст: Лариса СТЕЦЕВИЧ
Заводская наука родилась 75 лет назад
18 июня 1938 года в опытно-металлургическом цехе Норильского комбината была произведена первая опытная плавка и выдано 1,5 тонны файнштейна. Эту дату принято считать днем рождения норильской заводской науки.
На протяжении 75 лет – от амбарных книг с записями результатов экспериментов до современных компьютеров, от самодельной химической посуды до электронного микроскопа – заводская наука прокладывала себе путь. Через тернии к звездам – это про них, ученых с мировым именем и малоизвестных рядовых норильской науки.
Науке в Норильске быть
Исследования руд Норильского месторождения были начаты еще в 1926 году в институте “Механобр” и продолжались до 1935 года институтами “Гинзолото” и “Гинцветмет”.
Разработкой технологии переработки медно-никелевых сульфидных руд изначально занимался ленинградский институт “Союзникельоловопроект”.
Но, как известно, в науке не действует правило “лучше видно на расстоянии”, поэтому качество таких разработок категорически не устроило нового руководителя Норильского комбината Авраамия Завенягина, прибывшего в Норильск весной 1938 года. В докладной записке наркому внутренних дел СССР он пишет: “По разработкам института “Союзникельоловопроект” нельзя строить ни одного объекта. Направление штольне задано неправильно. Проекты “Угольного ручья” и “Горы Рудной” предусматривают подземные работы, тогда как 30 процентов руды “Ручья” и 100 процентов руды “Горы” могут быть взяты открытым способом... Геолого-разведочное бурение вели не глубже чем на 150 метров... К изучению металлургической плавки руд и концентратов не приступали”.
Для выполнения поручений правительства и воплощения в жизнь собственных идей ему нужны были инструменты, причем “заточенные” под работу в новых условиях – вечной мерзлоты и вечного отсутствия времени.
В связи с этим менее чем через неделю после приезда на площадку Норильскстроя им были подписаны приказы о создании проектной конторы и опытного металлургического цеха (ОМЦ).
К сожалению, приказ о создании ОМЦ не дошел до нашего времени, поэтому датой образования цеха принято считать 18 июня 1938 года, когда с помощью маленькой ручной вагранки горновой ОМЦ С.И.Сердаков получил первый файнштейн Норильска.
Размещался цех в пятистенной избе, построенной в 1930 году геологической партией Союззолота на галечной отмели Угольного ручья при выходе его из ущелья. От сохранившейся до настоящего времени избы Урванцева она отличалась в основном тем, что внутри нее был выкопан колодец, а над избой высилась двадцатиметровая стальная труба.
– Знаете, пенять на время – самое неблагодарное занятие, – рассуждает нынешний директор Центра инженерного сопровождения производства (ЦИСП) Александр Юрьев. – В нашей истории (а 75 лет – это, согласитесь, уже история) тоже были разные времена. Что греха таить, ведь у нас в России во все века все зависит от первого руководителя. Возьмите Александра III (указывает на портрет, висящий на стене), он, не участвуя ни в одной войне, увеличил площадь России почти вдвое. Или Владимир Путин (второй портрет) – сейчас у интеллигенции вошло в моду его поругивать, а ведь именно при нем наше государство встало с колен и вздохнуло более-менее свободно. Так и у нас на комбинате: считает руководитель научную отрасль нужной и продуктивной – она процветает, а нет – и наука начинает терять квалификацию и потихоньку загибается. А вообще, как и все в этом мире, наша история тоже циклична – как говорится, “то взлет, то посадка”. Если спросите, какое сейчас время – пожалуй, время полета…  
Они были первыми
Одним из первых руководителей опытного металлургического цеха была Ольга Николаевна Лукашевич. Именно она принесла в своем портсигаре и подарила Завенягину первый, тонкий, как бумага, электролитный никель Норильска. Она же стояла во главе группы специалистов, получивших в предвоенные годы важнейший стратегический металл – кобальт. Сохранились ее воспоминания: “Людей я кропотливо выбирала из всего лагеря, по картотекам, разных специальностей, не только металлургов. Отобрала 20 человек. В первые недели все мною собранные люди превратились в рабочих: грузчиков, землекопов, каменщиков и так далее и так далее – словом, в строителей. Ходили мы все грязные, пыльные и очень уставали”.
Из воспоминаний писателя-фантаста Сергея Снегова (в 1939 году – заключенного Сергея Штейна, инженера ОМЦ): “По штатному расписанию мы теперь значились печевыми, горновыми, обжиговщиками, электролитчиками, пирометристами, химиками-аналитчиками, механиками и энергетиками. Мы растерянно оглядывались. Где плавильные и обжиговые печи, химические плиты, вытяжные шкафы? Цеху отпустили должности, но не оборудование – цеха не было. Было высокое запыленное помещение, холодный сарай с земляным полом”.
В 1943 году была организована центральная лаборатория комбината (ЦЛК), в состав которой вошел и опытно-металлургический цех. Начальником ОМЦ уже был назначен Федор Трифонович Кириенко. В 1947 году он был удостоен Государственной премии за разработку и внедрение технологии переработки электролитных шламов, а в 1951-м – второй Государственной премии за разработку и освоение технологии получения высокочистого кобальта. Кстати, он первый в Норильске дважды лауреат Государственной премии.
В разные годы в лабораториях ОМЦ, а затем ГМОИЦ, работали известные инженеры-исследователи: Л.М.Гиндин, М.Н.Травничек, Ю.Н.Евлаш, В.Ф.Борбат. Владимир Федорович Борбат стал первым норильским доктором наук.
1 января 1958 года объединением опытно-металлургического цеха и горной опытно-исследовательской станции был образован горно-металлургический опытно-исследовательский цех (ГМОИЦ). В этот период норильская наука приросла такими известными специалистами горного дела, как  Л.А.Зайдман, Э.О.Штернбек, Л.В.Малетин.
Первым начальником ГМОИЦ был назначен А.П.Соколов, труды которого легли в основу существующего никелевого производства. Аббревиатура ГМОИЦ сохранялась до 2007 года.
Золотой век и большие идеи
– “Кадры решают все” – хорошая фраза, хоть и появилась во времена жесткого соцреализма, – снова вступает в диалог Александр Юрьев. – Все годы, что существует наше предприятие, оно держалось на людях, здесь работающих. Если есть плотная квалифицированная команда, то ей по плечу любые, даже самые непрофильные задачи. Я не трудился в ГМОИЦ в период  разработки и ввода в эксплуатацию технологии Надеждинского металлургического завода, а это время, по воспоминаниям тех, с кем мне пришлось работать, было золотым веком центра. Да одни фамилии чего стоят: А.Б.Воронов, В.Г.Попович, А.Л.Сиркис, Ю.Я.Сухобаевский, В.Д.Шахов, Н.А.Мальцев. Имена этих работников ГМОИЦ, ставших лауреатами Государственной премии за разработку и освоение автоклавно-окислительной технологии переработки пирротинового концентрата, хорошо известны в Норильске.  Зато мне пришлось работать в “период больших идей” на рубеже 1990-х и 2000-х. Наши горняки (В.В.Аршавский,   А.П.Тапсиев, В.И.Хуцишвили, Б.Н.Самородов) разрабатывали новые технологии добычи руд, которые также были отмечены правительственными наградами. Был громадный “флаг” – технология гидрометаллургической переработки файнштейна. Группа, работавшая по этому направлению, в которую были собраны сливки центра, охватывала весь процесс – от гранулирования файнштейна (М.П.Данилов, Н.С.Щетинин) через автоклавное и атмосферное его выщелачивание и очистку от примесей (М.Н.Нафталь, Р.Д.Шестакова, В.А.Линдт) до экстракционного разделения и электроэкстракции (Т.В.Галанцева, А.В.Сущев, С.Б.Котухов, Э.С.Литвиненко, М.Б.Грейвер). Это я называю только “великих”. А сколько было еще исполнителей? В то время они были еще на вторых ролях, а сейчас стали начальниками лабораторий и главными специалистами ЦИСП. Именно на их плечах сейчас и держится центр (теперь уже центр инженерного сопровождения производства).    
Мастера на все руки
– Иногда, конечно, бывает тяжеловато, – отвечает Александр Юрьев на вопрос о том, не давит ли столь высокий статус предыдущих поколений исследователей. – Тут главное – не потерять ощущения своей нужности.
Тяжелее всего нам было во второй половине 2000-х – не буду обсуждать целесообразность принятых в те годы решений, наверное, во всем есть свой резон. Однако именно в период с 2006-го по 2010 год мы потеряли многих ведущих специалистов – кто-то уехал на материк, кто-то перешел на работу в другие подразделения ЗФ. Горняцкие лаборатории были переподчинены горно-геологическому управлению, а в научно-исследовательскую часть института “Норильскпроект” ООО “Институт Гипроникель” перешли обогатители и металлурги. Мы чуть не потеряли пирометаллургическую отрасль, когда в 2009 году ушли сразу все ведущие специалисты этого направления. Но, как говорится, бог миловал!
В это время научно-исследовательскую часть возглавил Лев Анатольевич Большаков. Наверное, нахождение в режиме постоянного стресса сыграло не последнюю роль в том, что он так рано ушел от нас (в 2009 году ему шел лишь 42-й год). Но в результате “линия Маннергейма” все-таки устояла. По решению руководства компании мы вернулись в состав ЗФ уже как ЦИСП.
Всего нас 100 человек, из них 67 – специалисты с высшим образованием, в том числе пять кандидатов наук.
Правда, для “залатывания дыр” несколько ведущих специалистов пришлось пригласить с материка. Один из “варягов”, Радик Равкатович Садыков, приехал из Казани и “закрыл амбразуру” утилизации газов. Другой – Алим Васильевич Келехсаев – прибыл из Владикавказа и возглавил направление благородных металлов. Они приехали уже будучи кандидатами наук. Также уже кандидатом химических наук приехала в Норильск из Саратова нынешний мой заместитель по науке Елена Владимировна Салимжанова – наш главный электрохимик, а в силу должностных обязанностей теперь еще и обогатитель и пирометаллург. И таких мастеров на все руки у нас, слава богу, пока хватает. Кто? Да любой начальник лаборатории – Людмила Сергеевна Лесникова, Ольга Витальевна Большакова, Алексей Федорович Петров. А за спиной у каждого из них еще пара классных специалистов, а у тех – еще…
И молодежь перспективная тоже есть, кстати, в большинстве своем выпускники нашего индустриального института: Дарья Тюленева, Андрей Масловский (сейчас, правда, Родину защищает, но вернется зимой – примем обратно), Полина Зырянова. Да если я сейчас начну перечислять всех, у вас места в газете не хватит.
Короче, пирамида заводской науки, построенная предыдущими поколениями, цела, устойчива и, главное, востребованна!
От тачки до компьютеров
Первые руководители ОМЦ: Ольга Лукашевич и Федор Кириенко
Лаборатория 1956–1962 гг.
Современная лаборатория инженерного сопровождения производства никелевого завода
Лаборатория инженерного сопровождения производства на “Надежде”
Начальник лаборатории ЛВХА С.В.Большаков
Лаборатория вещественного и химического анализа (ЛВХА)
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск