Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Весомые задачи
ПОДРОБНОСТИ
15 октября 2012 года, 16:15
Фото: Архив ТНШС
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Владения треста “Норильскшахтсервис” в части выполнения ремонтов простираются от карьера “Скальный” в Талнахе до Кайеркана. На двух объектах этого царства – шахте “Маяк” рудника “Комсомольский” и руднике “Таймырский” – заканчиваются неординарные ремонты по замене габаритных шаровых измельчительных мельниц. Работы сложные, но все участники процесса характеризуют их словом “интересно”.
Для треста “Норильскшахтсервис” ООО “Норильскникельремонт” лето и осень 2012 года стали временем крайне интересных ремонтов. На ПЗК шахты “Маяк” ремонтники расшили торец здания, выкатили через проем барабан старой шаровой мельницы и вкатили туда новый. На руднике “Таймырский” старую мельницу подняли через разобранную крышу и таким же образом опустили на место новую. Если учесть, что первая мельница в собранном виде весит 108 тонн, а вторая – около 140 тонн, становится ясно, что задачи были не из легких. Как они решались, “Заполярный вестник” узнал из первых уст.
– Два разных положения, два разных здания, – рассказывает главный инженер ТНШС Виталий Довгаль о двух самых значительных проектах. – И если мы на “Таймырском” в 2008 году такую работу уже выполняли, то на шахте “Маяк” рудника “Комсомольский” замена вращающейся части мельницы проводилась впервые. Отработала более 30 лет, пришло ее время. Строилась она как: фундамент залили, мельницу выставили, и вокруг нее выросло здание. Надо было придумывать свою технологию. На мельнице “Таймырского” здание уходит на три этажа вниз, на отметку минус 13. Здесь свои нюансы.
В 2008 году замена мельницы №1 на руднике “Таймырский” оказалась очень трудозатратной, продолжает главный инженер, заняла три с половиной месяца. Поэтому, когда версталась программа 2012 года и управление главного механика обозначило в ней замену аж двух мельниц – на “Маяке” и еще одной на “Таймырском”, ремонтникам пришлось почесать затылки.
Хорошая политика
Две большие работы в один летний сезон. Было над чем задуматься, поразмыслить и выразить рядсомнений, мотивируя это тем, что потребуются большое количество квалифицированных трудовых ресурсов и использование продолжительное времябольшегрузных кранов, которые в летний период нужны всем.
– Заполярный филиал в лице главного механика УГМ Владимира Сушко и заместителя главного инженера по управлению производственными фондами Николая Величко настаивали: оборудование закуплено, должно быть смонтировано в срок, – рассказывает заместитель главного инженера поремонтам Александр Кулешов. – После череды производственных совещаний с руководством Заполярного филиала, с привлечением института “Норильскпроект” пришли к выводу, что работы надо выполнять. Наверное, по-другому и быть не могло.
Готовых схем, как решить задачу в короткие сроки, не было.
– В прошлом году, примерно в сентябре, аналогичную мельницу меняли на УЗТСМ наши коллеги из ПО “Норильскремонт”, – вспоминает Кулешов. – Мне запомнились слова из репортажа в “Заполярном вестнике”: “Два с половиной года подготовки – это небольшой срок для замены мельницы”. А у нас было всего восемь месяцев до начала замены двух – с сентября 2011-го до мая 2012 года.
Приятным сюрпризом для ремонтников стало приобретение компанией нужных большегрузных кранов.
– Благо комбинат ведет политику по закупу новой техники, – говорит Кулешов. – В этом году были закуплены новые 160-тонные краны “Либхерр”. В 2008-м при замене первой мельницы на “Таймырском” у нас эксплуатировались 120-тонный и 150-тонный “Либхерры”. Они разной грузоподъемности, разных технических характеристик. С такой техникой мы в этом году ничего нового не придумали бы.
Суперидея
Новые краны – хорошо, но это только часть решения проблем, которых было много.
– На мельнице “Маяка” свои особенности здания: фундаменты ленточные, переживали, как они себя поведут, больше 30 лет эксплуатируются. Обратились в УГМ, чтобы они привлекли институт “Норильскпроект” сделать расчеты в части устойчивости конструкций, – восстанавливает цепь событий Виталий Довгаль. – Потом мы предложили для передвижения мельницы “Маяка” использовать так называемое железнодорожное полотно. До этого на руднике “Комсомольский” вентиляторы меняли, был опыт его использования. Мы также предложили оборудование, которое надо будет изготовить, раз у нас нет портальной системы.
– Уже где-то в апреле активно подключились рудники, – продолжает рассказ Кулешов. – Большую лепту внес главный механик “Комсомольского” Халиль Нуркенов. Последнее предложение произвести монтаж способом накатывания – это его идея. Наше предложение – по железной дороге на платформе завезти мельницу в здание, на площадке переставить ее системой домкратов и сместить на семь метров в сторону на место монтажа. Вес мельницы вместе с крышкой и барабаном – 108 тонн, ее длина – 15 метров. Были сомнения, что возможно провести эту работу способом накатывания. Мы внесли в идею Нуркенова свои коррективы: предложили сделать дополнительно еще направляющие, прямо на барабан мельницы закрепить пластины и по балкам, которые представляют собой путь, тоже поставить направляющие, чтобы мельница у нас шла четко по оси. Представьте, если груз весом 108 тонн начнет уходить в сторону, его трудно будет, особенно в самом здании, поставить на место.
УГМ разместило на механическом заводе заказ на изготовление направляющих конструкций, помогло железнодорожными платформами. Разобраться с “Маяком” предполагалось за два месяца.
– Благодаря действиям звеньевого Василия Бондаря, который мигом осуществил практическую часть проекта, ремонтники опередили график сразу на 14 суток, – разворачивая ставший историческим график, говорит главный инженер ТНШС Виталий Довгаль.
Александр Кулешов называет имя другого героя событий: дальнейшей работой руководил молодой начальник участка РГШО (ремонтов горно-шахтного оборудования) Константин Лысак. Ему достались неординарные ремонты и на “Маяке”, и на “Таймырском”, и на “Комсомольском”.
Прошли экспертизу промбезопасности
– Насколько это была сложная работа – рассчи-тать технологию замены мельницы? – вопрос адре-сован заместителю начальника технического отдела ТНШС Маргарите Черепановой.
– Технология отрабатывалась в несколько этапов. Первый – в 2008 году, когда меняли первую мельницу на руднике “Таймырский”, и второй, какпоказал опыт, более проработанный, вот сейчас.
Это работы повышенной сложности, все наши проекты прошли экспертизу промбезопасности и регистрацию Ростехнадзора. Сначала мы оцениваем ситуацию, знакомимся с исходной проектной документацией: на здание, в котором выполняем работы, на оборудование. После этого приступаем к прорисовкам ситуаций, выявляем наиболее узкие вопросы: где что проходит, не проходит, какие нужны грузоподъемы, чтобы выполнить операцию, и какие требуются организационные мероприятия для выполнения этих работ.
При проведении подобных ремонтов, рассказывает Маргарита Черепанова, зачастую приходится переносить инженерные коммуникации, потому что все работы выполняются в условиях действующего предприятия и остановить рудники невозмож-но. Основные технические решения обсуждаются на техническом совете на уровне главных специали- стов. Потом наступает пора детальной разработки проекта:
– Сами посудите: самая легкая деталь – 25–30 тонн, а значит, нужно выполнять огромное количество инженерных расчетов, и это уже работают сотрудники технического отдела треста.
Изречение на стене в кабинете Маргариты Черепановой гласит: “В технических расчетах все нужное оказывается простым, а сложное – ненужным”. Вместе с хозяйкой кабинета мы просматриваем в компьютере видеохронику замены мельницы на “Таймырском” в 2008 году. Это учебное пособие. Кран через разобранную крышу опускает-поднимает крышечку от мельницы весом 43 тонны в производственное помещение, расположенное на отметке минус 13.
– Теперь, с приобретением новых “Либхерров”, работа становится проще?
– Проще и безопаснее она не становится! При перемещении груза на отрицательные отметки есть вероятность опрокидывания крана. Сколько таких аварий происходит. Мы специально просчитываем краны на устойчивость. Идут нагрузки на грунты, на стенки здания – на все. Часть расчетов выполнялась “Норильскпроектом”.
Даже представлять не хочется, что крышка сорвется с крана и упадет на расположенные внизу кабельные конструкции, по которым идет электроэнергия на объекты жизнеобеспечения рудника.
Но – никаких форс-мажорных обстоятельств, если инженеры и механики сделают все необходимые расчеты.
Молодежь – кадровый потенциал
Расчеты по замене мельниц в техническом отделе ТНШС делали в основном молодые инженеры. Средний возраст – 27 лет. Начальнику бюро по разработке проектов организации работ Михаилу Цу-рикову – 30.
– Молодежь – наш кадровый потенциал, – говорит Маргарита Черепанова. – Численность отдела – 11 человек, все – энтузиасты своего дела. Отбор к нам в отдел очень жесткий. Это люди с амбициями, которые, как правило, хорошо учились в институте. Если человек не может работать, просто от нас уходит, а те, кто остался, становятся трудоголиками. Им так интересно, их не выгонишь отсюда. Начальнику участка РГШО, который командовал парадом и при замене мельницы на “Маяке”, и при ее замене на “Таймырском”, Константину Лысаку 27 лет. Мы встречаемся с ним на ПЗК “Таймырского”. Мельница уже внизу, собрана крупными узлами, осталось закрыть кровлю. Успели до насту пления холодов. 12 ноября все работы должны быть завершены.
Константин окончил Норильский политехни ческий колледж в 2004 году, по специальности он техник-механик по ремонту автомобильного транспорта. Даже и не думал семь лет назад, когда устроился в трест на участок РГШО слесарем, что будет ворочать многотонными агрегатами. Так случилось, что незадолго до начала работ по замене мельницы на “Маяке” на участке РГШО произошла смена поколений, уехал на материк непосредственный на-чальник Константина Андрей Копысов. На роль капитана в самый разгар габаритной модернизации назначили Лысака.
– Как вы отмечали завершение первого проекта – на “Маяке”?
– Отмечать не пришлось, потому что все сразу плавно перешло на замену мельницы на “Таймырском”, – отвечает за Лысака Александр Кулешов. – А теперь у него пошла замена диафрагмы на мельнице “Комсомольского”. Крышку весом 37 тонн ему предстоит снять, заменить диафрагму и поставить крышку на место. А потом проделать то же с другой стороны. У него голова кругом идет. Стал начальником в такое время. Ночевал на работе. Отмечать ему некогда, мы за этим пристально следим.
“Дайте Бондаря, пожалуйста”
У генерала ремонтов Василия Бондаря открытое лицо и обаятельная улыбка. Бригадир участка ПРМУ-6 рассказывает об историческом моменте замены старой шаровой мельницы на новую на шахте “Маяк”:
– Работа была интересная. Сами посудите: кран весом 10 тонн должен поднять стотонный груз… Но это не моя заслуга, что все получилось, а всего треста. Изначально был правильный план, а мы уже хорошо отработали. Естественно, что при такой ответственности приходилось действовать как в той присказке: семь раз отмерь, один раз отрежь. Много раз приходилось отмерять и думать.
– Да, заслуга всего треста: рассчитали, подумали, но практическая часть осуществлялась его руками, – не совсем соглашается со словами Бондаря Ку-лешов. – Василий Васильевич никому этот процесс не доверил. Сам отмерил, сам отрезал, сам вместе со своим звеном переместил барабаны мельниц с места на место. Решил отвечать за все сам.
Василий Бондарь рассказывает, что на ремонтах горно-шахтного оборудования работает 36 лет. К масштабам и экстриму привык, приходилось менять дозаторы, скипы, постоянная работа на высоте километра. Цена ошибки во всех случаях – выйти из графика. Это означало бы остановить весь рудник, а вместе с ним и комбинат.
– Василий Васильевич работает на “Маяке”, но если на “Заполярном”, где аналогичное оборудование и аналогичный ствол, возникает необходимость выполнить какие-то ремонты, туда его тоже приглашают. Главный механик и главный инженер просят: “Дайте Бондаря, пожалуйста”, – рассказывает Кулешов. – Когда приезжает Бондарь со звеном, это гарантия того, что работа будет выполнена. На участке ПРМУ-6 их двое таких друзей-соперников: Василий Бондарь и Владимир Гукасов. Рабочие, а с инженерами поспорят по инженерной мысли.
Новая мельница крутится-вертится
На “Таймырском” всего три шаровые мельницы для измельчения закладочной смеси. Сейчас завершается замена второй. Как уже было сказано выше, закупленные компанией 160-тонные краны “Либхерр” позволили сделать процесс менее трудоемким, чем в 2008-м, когда меняли первую мельницу.
На ПЗК “Таймырского” Александр Кулешов наглядно показывает, как четыре года назад приходилось работать с двух сторон здания:
– Те грузоподъемы, которые имелись, не позволяли дотянуться до противоположной стороны. Вдобавок силоса высокие, мешают, пришлось разбирать половину здания. Объем работ огромный, на замену ушло три с половиной месяца. В этом году, поскольку имелись новые краны большей грузоподъемности, мы оба поставили с задней стороны здания, вскрыли кровлю, подали все оборудование и смонтировали на месте.
Новая первая мельница крутится-вертится, вторая в стадии сборки, третья мельница, которая тоже требует замены, подкинет инженерам и механикам новые задачки в следующем году. Напротив мельницы – высокая эстакада с коммуникациями. Придется ее убирать, чтобы поставить краны, говорит Кулешов. Но это – дело будущего. Сейчас же мы на лифте спускаемся в зарытое в землю здание, где находятся три мельницы “Таймырского”. Лежат пока отдельно весомые многотонные детали второй: подшипник скольжения, крышка, трубошнек. У трубошнека такое же назначение, как у того винта в мясорубке, который проталкивает мясо, только вес другой –10 тонн и вместо мяса – материалы для закладочной смеси. А в самой мельнице, за счет вращения находящихся в ней металлических шаров и волновой футеровки, материал измельчается, перемешивается и в виде закладочной смеси подается в шахту. Пока мельницы крутятся, есть закладочная смесь, а значит, ни на минуту не остановятся рудники.
Повезло или не повезло всем участникам описанных событий, что замены габаритных агрегатов, которые случаются раз в 20–30 лет, выпали на их долю?
– Считаю, что повезло. Когда есть большая работа, это всегда интересно, – отвечает на вопрос Александр Кулешов. – Сделал, и видно плоды твоей деятельности. В этом году у нас только по мельницам две замены, замена крышек на “Комсомоле”. А еще на руднике “Известняков” уже практически поменяли вентилятор, тоже весит около 50 тонн. Следом за ним – вентилятор на СВС, северном стволе “Комсомольского”. Начиная с 15 октября будем менять вентилятор на “Ангидрите”, а затем на ВС-6 на “Таймырском”. Это уже не говоря о замене канатов на “Октябрьском”, а направляющие на “Комсомольском” меняем уже в штатном режиме. Параллельно ведем модернизацию скипового ствола СС-3. Интересно, когда столько большой и не ординарной работы.
Непросто поменять крышку весом 37 тонн
Александр Кулешов: “Когда есть большая работа, это всегда интересно”
Вторая мельница “Таймырского” уже на месте. Идет процесс ее сборки
Мельница на “Маяке” задала задачек
Василий Бондарь: “Действовали по присказке “семь раз отмерь...”
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск