Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Вечность и один шаг
Промбезопасность
12 ноября 2009 года, 14:36
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
О промышленной безопасности и охране труда говорится немало, ведь здоровье и жизнь людей, занятых на производстве, – это национальный приоритет. Для России, реформировавшей экономику, ужесточение законодательства по охране труда – одна из первоочередных задач. В подразделениях Заполярного филиала этим вопросам также уделено ключевое значение. Закупается современная спецодежда и средства защиты, еженедельно проводятся дни ТБ, специалисты по промбезопасности разрабатывают подробные инструкции поведения на рабочих местах, сводки с  детальным описанием несчастных случаев на производстве регулярно доводятся до коллективов. А как работники, попавшие в эти сводки, относятся к тому, что с ними случилось? «Заполярный вестник» попробовал посмотреть на производственный травматизм глазами самих пострадавших.
Расстояние от счастья до несчастья часто микроскопично. Достаточно сделать неверный шаг – не в переносном, а в прямом смысле, – и беззаботная жизнь остается в прошлом. И только потеряв здоровье, человек начинает осознавать, что того, что, казалось, дано было навсегда, уже не вернуть. И каждый шаг в жизни будет даваться теперь с трудом. И в прямом, и в переносном смысле.
 
Ночь, изменившая жизнь
Александр Редькин, слесарь по сборке металлоконструкций медного завода, цену одному неловкому шагу узнал сполна. Ампутация ступни, годы инвалидности, несколько операций. Страдания, боль, желание быть сильнее и здоровее – ведь это так нужно его близким людям – и понимание: теперь это в полной мере невозможно. Жизнь могла быть богаче и ярче, если бы не один необдуманный шаг.
Пятнадцать лет прошло с той ночной смены в плавильном цехе медного завода, которая изменила жизнь Александра. Двадцатитрехлетний разливщик цветных металлов два года работал в плавильном, устроившись сюда сразу после армии. Работа казалась уже хорошо знакомой – поливка изложниц на медеразливочной машине. Один из анодов неточно лег на положенное место, и, чтобы подправить его в захват анодосъемной машины, Александр перескочил через карусель, что строжайше запрещено и нарушает предписанную на рабочем месте схему движения.  
– Сильно парило, – вспоминает Александр. – Это обычное дело на разливке. Хотел подправить анод, так как он мог застрять и привести к остановке карусельной машины. Не разглядел, куда наступаю, и ногу затянуло в шестеренку вращающегося механизма. Все могло закончиться и более плачевно. От шока не почувствовал боли, вырвал ногу из механизма и, потеряв равновесие, уселся на цепь. Чуть пополам меня не разрезало. Хорошо, оператор увидел и выключил механизм.
Товарищи по бригаде вынесли Александра из цеха на руках. Примчались медбрат с фельдшером из заводского здравпункта. А потом скорая помощь увезла в больницу в Оганер. Новый, 1995 год молодой рабочий встречал в больнице.
 
Борьба за здоровье
На больничном пролежал девять месяцев. Дали вторую группу инвалидности, и два года Редькин не работал. Жизнь пошла совсем по другому сценарию, чем предполагал он. Много пришлось вынести и пережить, прежде чем врачи пересмотрели решение и поменяли группу инвалидности на рабочую. Вернулся на медный завод, но уже слесарем-ремонтником. Плавильщиком не проходил по здоровью. Жизнь понемногу налаживалась, но каждый шаг давался теперь с большим трудом. Сейчас, спустя полтора десятка лет, готовится к очередной операции. Ходить до сих пор больно.
– Я не виню в случившемся никого, кроме себя, – говорит Александр. – Хотя комиссия, расследовавшая мой несчастный случай, признала только десять процентов моей вины. Да, на шестерне не было кожуха, не были выставлены ограждения. Но ведь шаг в запретную зону сделал я сам. Плохо, когда не берешь на веру, а на личном опыте убеждаешься, что правила техники безопасности написаны кровью, так же как и воинский устав. И даже десять процентов твоей вины могут безвозвратно испортить не чью-нибудь, а твою собственную жизнь.
 
Любимый человек был рядом
Все эти годы рядом с Александром была его жена, которая помогала ему преодолевать невзгоды. Она работала в столовой плавильного цеха и в ту злополучную ночь тоже была на смене. Тогда они еще не были расписаны. Официально зарегистрировали брак, когда Александр жил на пособие по инвалидности. Не каждая девушка способна на такой шаг, и в этом Александру, конечно, повезло.
– Сейчас я бы десять раз подумал, прежде чем кинуться сломя голову что-то исправлять, – говорит он, – хотя до сих пор болею за производство и серьезно отношусь к своим служебным обязанностям. Слишком дорогая цена платится за поспешность. Времена Матросовых на производстве прошли. Надо просто соблюдать те продуманные и грамотные требования, которые предъявляются работающим на производственных площадках. Выводы я сделал на всю жизнь. Вот только позднее, чем надо было.
 
Антиинструкция по безопасности
Порою поведение человека на рабочем месте – это наглядная демонстрация того, как поступать нельзя категорически. Подобную антиинструкцию зафиксировали недавно камеры наблюдения в металлургическом цехе МЗ. Работник, пытавшийся застропить емкость со шламом, нарушил все имеющиеся инструкции. И всю последовательность действий нарушителя ТБ можно подетально разглядеть на видеокадрах. Вот он установил тележку со шламом под тельфером так, что стропы подходили к ней наклонно. Вот он встал рядом с тележкой и именно с той стороны, куда она неизбежно должна была сместиться при попытке подъема. В довершение всемго за спиной рабочего находилось несколько тележек, поставленных друг на друга. При подъеме емкость резко пошла в сторону стропальщика, ударила его и прижала к тележкам. В результате – сломанная нога. Эпизод, напоминающий хрестоматийного мужика, рубящего сук, на котором сидит. Только финал несмешной.
Любая попытка отклониться от инструкций – будь это незастегнутый подбородочный ремешок на каске, отсутствие защитных очков или нарушение схемы движения – может привести к печальным последствиям.
 
Для чего вы работаете?
Специалисты фирмы «Дюпон», признанного лидера в вопросах промышленной безопасности, предлагают своим работникам ответить на простой вопрос: для чего вы работаете? Наиболее частый ответ – выполнить производственное задание, план. А для чего вам нужно выполнить план? Чтобы денег заработать. А это для чего? Для того чтобы хорошо жить.
Никакой план не стоит того, чтобы калечить себе жизнь. Ведь не нужна ни высокая зарплата, ни уютный дом на материке, если зарплаты или пенсии будет хватать только на походы в больницы, поликлиники и аптеки. Поэтому, прежде чем сделать неосмотрительный шаг, никогда не бывает лишним подумать, стоит ли подвергать риску себя и своих близких, свою жизнь и свое благополучие. Порой одно неверное движение может омрачить жизнь на долгие-долгие годы.  
Наиболее частая причина травматизма – собственная беспечность
0

Читайте также в этом номере:

Квартира со скидкой (Инна ШИМОЛИНА)
Жить, честь имея! (Валерий БУЗО, главный специалист отдела промышленной геологии ГГУ Заполярного филиала)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск