Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
В небесах летали одних…
65-летию Великой Победы посвящается
10 мая 2010 года, 12:50
Фото: семейный архив ДОДУНОВЫХ
Текст: Виктор ФИЛИППОВ
В двадцать лет Анатолий Додунов стал командиром пикирующего бомбардировщика, летал под прикрытием эскадрильи «Нормандия-Неман». Потом долгие годы совершал пассажирские перевозки на Ли-2 из аэропорта Надежда по маршруту Норильск – Красноярск.
Анатолий Додунов с детства хотел стать летчиком – перед глазами был пример великого земляка Валерия Чкалова. Свою мечту осуществил, поступив в знаменитую Энгельсскую военную авиационную школу, которая была одной из лучших в стране. Обучение заканчивал, когда уже шла война. После выпуска младший лейтенант Додунов прибыл на фронт, где в свои неполные двадцать лет стал командиром пикирующего бомбардировщика Пе-2.
 
Злейший враг – Фокке-Вульф-190
На войне взрослеют быстро. Каждый боевой вылет, как говорят летчики, – это полет на свидание со смертью. Пе-2 был хорошим бомбардировщиком, но со слабой бронезащитой. Нередко эти самолеты применялись для штурмовых ударов, и тогда весь огонь с земли экипажи принимали на себя. В воздухе злейшим врагом «Петляковых» были немецкие истребители Фокке-Вульф-190, обладавшие мощным пушечным вооружением. После встречи с ними в бою наши летчики несли большие потери. Додунову повезло – за всю войну он ни разу не был сбит, но случалось, что после боевых заданий с трудом дотягивал до аэродрома на своей изрешеченной «пешке». Чтобы уцелеть, одного везения мало, исход боя во многом зависел от мастерства пилота. Несмотря на свою молодость, Анатолий Додунов был летчиком от Бога.  
Часто Пе-2 прикрывали истребители французской эскадрильи "Нормандия-Неман", и много лет спустя уже состарившийся летчик не мог без слез слушать одноименную песню: "В небесах мы летали одних, мы теряли друзей боевых, ну а тем, кому выпало жить, надо помнить о них и дружить".
 
Участник Парада Победы
  Войну 22-летний гвардии капитан Додунов закончил в Кенигсберге. 128-й Гвардейский ленинградский краснознаменный авиационный бомбардировочный пикирующий полк, в котором он служил, принимал активное участие в Восточно-Прусской операции. К этому времени молодой офицер был награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны l-й и ll-й степени и Боевого Красного Знамени, медалями "За победу над Германией", "За взятие Кенигсберга". Как один из лучших летчиков, он стал участником Парада Победы, пролетев 9 мая 1945 года над Красной площадью.
Подготовка пилотов к параду проходила в подмосковном Монино. Требования были очень жесткие, проверялось все, вплоть до того, как пришиты пуговицы. Запрещалось иметь при себе какие-либо вещи, даже планшеты, – боялись, что они могут выпасть из самолетов при пролете. В это время капитан Додунов познакомился со своей будущей женой. Зоркий взгляд боевого летчика сразу заметил красивую девушку из соседней части. Подошел, представился – и вместе они прошли всю жизнь.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                
 
Оставил работу концертмейстера
5 марта 1949 года Анатолий Додунов был принят на должность пилота в 217-й авиаотряд Красноярского управления ГВФ. Он вернулся в авиацию, оставив работу концертмейстера в Ачинском театре, но сохранил увлечение музыкой на всю жизнь.
Из писем дочери Додунова Людмилы Исаковой: «Отец был великолепным музыкантом, но не смог без неба. Он не расставался с аккордеоном. А начинал в детстве с гармошки, на которой играл забывая обо всем. Нотную грамоту начал изучать в летной школе, очень серьезно и увлеченно, потом свободно играл по нотам сложные произведения. У мамы был великолепный голос – красивейшее сопрано, она часто пела под папин аккомпанемент. Отдохнув после полетов, отец брал аккордеон, выходил во двор, и все соседи в округе знали: Степаныч прилетел. Его все так звали. Позже самой ценной и дорогой покупкой нашей семьи стало пианино Wainbah, которое отец всегда настраивал сам. Настоял, чтобы мы, трое его детей, поступили в музыкальную школу, и строго контролировал наши домашние задания».
 
Полеты в Норильск
В августе 1951 года Додунов был направлен в Заполярный отряд КУ ГВФ, потом летал в Кужебаре, Абакане, Кежме, Енисейске. В 1954 году, пройдя обучение в ШВЛП, зачислен вторым пилотом Ли-2 и начинает выполнять полеты в Норильск. Семья переехала в Красноярск. В апреле 1957 года Додунов утвержден командиром Ли-2.
Из писем Людмилы Исаковой: «Жизнь нашей семьи в Красноярске с 1954 года – одно сплошное скитание по съемным углам. В 1958 году нам удалось купить половину маленького дома. Он был совсем убогий, но семья наша была счастлива –  свое жилье! Перед нашим домом был огромный пустырь,  дождливой осенью и весной там была ужасная грязь. В такое время отец ходил на работу в сапогах. И однажды ему доверили везти на Север очень важных людей из правительства. На вылет, как обычно, он пришел в сапогах, но летное начальство подняло скандал. Требовали, чтобы отец съездил домой и переобулся, но он отказался. От полетов его отстранили, и вернулся он в сапогах по нашей непролазной грязи домой.
Мама в слезы: "Уволят!" Но через несколько дней за ним пришли: «На вылет!»
 
Сели на брюхо
В 1958 году Додунов был награжден знаком за налет миллиона километров. 2 декабря 1965 года, уже в должности командира Ил-14, он выполнял рейс из Кызыла в Красноярск. В воздухе получил распоряжение разворачиваться и садиться в Абакане. Уже стемнело, в районе Абакана была сильная метель и плохая видимость. Долго кружили, не видя взлетно-посадочной полосы, дважды едва не сели на огни каких-то деревень, заканчивалось горючее. Летчики увидели полосу, но в этой критической ситуации сдали нервы у пожилого бортмеханика. По его вине пришлось сажать самолет на брюхо. Пассажиры и экипаж не пострадали. Додунов знал, что бортмеханику до пенсии по выслуге лет оставалось совсем немного, поэтому не доложил руководству об истинных причинах летного происшествия, приняв тем самым всю вину на себя. Экипаж отстранили от полетов, командира едва не уволили.
Из писем Людмилы Исаковой: «Они очень долго сдавали экзамены по разным летным дисциплинам. А потом отец с этим же экипажем перегонял самолет в ремонт, кажется в Минск. Мама, стоя в дверях, плакала: "Не пущу!" Но отец сказал, что сделать это должен только он. Отец был убежденный атеист и никогда не узнал, что всю жизнь летал с молитвами, зашитыми мамой в китель».
 
Не вышла стойка шасси
А на следующий год новое происшествие – подвела техника. Возвращался из Богучан с пассажирами. У заходившего на посадку в Красноярске Ил-14 не вышла передняя стойка шасси. Самолет 45 минут кружил над аэродромом, к летному полю подтянулись машины скорой помощи и пожарные, примчалось руководство. Экипаж, пытаясь устранить неисправность, семь раз убирал и выпускал шасси, проходил несколько раз на минимальной высоте, чтобы с земли увидели причину, но все тщетно. Не помогли и аварийные способы – стойка не фиксировалась. Летчики нашли техническое решение, когда уже кончалось топливо. Пересадив пассажиров в хвост, Анатолий Додунов повел самолет на посадку. Все закончилось благополучно, если не считать того, что пережили пилоты. Они постоянно помнили, что в их руках жизни людей, находящихся в пассажирском салоне.
В феврале 1966 года Додунов переведен на должность второго пилота самолета Ил-18, а в июле 1967-го назначен командиром воздушного судна. В Норильске, куда он продолжал летать, в это время уже работал аэропорт Алыкель, способный принимать такие самолеты.
 
Был настоящим патриотом
Из писем Людмилы Исаковой: «Летом 1967 года наша семья переехала в симпатичную трехкомнатную "хрущевку", уютную и светлую. Отец стал полноценно отдыхать, аэропорт был рядом – пять минут пешком. Но у папы стал ухудшаться слух. Конечно, сказалась война, а именно полеты на "пешке», пикирование. Каждая медкомиссия превращалась в испытание не только для отца, но и для всей семьи. Задолго до комиссии начинались «репетиции». Мама шепотом говорила отцу какие-либо слова, и с каждым разом ей приходилось подходить к нему все ближе и ближе. Слух падал».
Вскоре Анатолий Степанович Додунов вышел на пенсию. На вопросы, почему больше не пошел на работу, он отвечал: «Рожденный летать ползать не может». Часто вспоминал своих боевых друзей. Все связанное с войной для него было свято. 14 апреля 1998 года его не стало.
Из писем Людмилы Исаковой: «Отец был патриотом в полном смысле этого слова. Поздравляя меня с днем рождения, всегда дописывал: "Живи достойно, люби свою Родину, помни, что она у тебя одна". Он знал, что такое Родина, за нее он воевал, как и тысячи других солдат. Поэтому мы и победили. Напишет ли сейчас кто-нибудь такое своему ребенку?»
С аккордеоном не расставался
Командир Ил-18
После войны Додунов стал летчиком гражданской авиации
0

Читайте также в этом номере:

«Мы остались в том времени…» (Ирина ПЕРФИЛЬЕВА, ведущий специалист архивного отдела администрации города Норильска)
Так и живет (Сергей КЛОЧКО)
Пройду по Севастопольской… (Юлия АКСЮТОЧКИНА)
Вспомнить и положить цветы (Дарья ГОЛОВКО, учащаяся студии «Перемена»)
Реликвия военных лет (Яна АНДРЕЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск