Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
08:17 Холсты Василия Сурикова доставили в Норильск
07:25 Новости «Северного города» претендуют на бронзового Орфея
06:10 Продолжается прием заявок на конкурс социальных проектов «Норникеля»
06:05 Закон может повысить минимальный размер оплаты труда в Норильске до 31,5 тысячи рублей
16:50 Чрезвычайное происшествие на руднике «Таймырский»
Все новости
Рейд в сердце Таймыра. Часть 9
Специальный репортаж
12 января 2011 года, 15:47
Фото: Сергей МОГЛОВЕЦ
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
Около тысячи километров по выстуженной тундре прошел на вездеходе вместе с опергруппой журналист “Заполярного вестника”, участвовавший в рейде милиции и госохотнадзора по предупреждению на Таймыре браконьерства, изъятию нелегального охотничьего и боевого оружия, выявлению находящихся в розыске лиц и незаконных мигрантов.
Продолжение. Начало в “ЗВ” за 20, 21, 22, 23, 24, 27, 28 и 29 декабря 2010 года
 
В предыдущих номерах рассказывалось, как оперативная группа на трех вездеходах “Трэкол” преодолела по зимнику и тундровому бездорожью 400 километров от Талнаха до Усть-Авама. В пути были проверены несколько промысловых точек, остановлены и досмотрены охотники, встреченные группой за десятки километров от города. Было изъято несколько единиц нелегального огнестрельного оружия.
Группу преследовали поломки, и один вездеход пришлось оставить в тундре, не доехав 25 километров до пункта назначения, рядом с обнаруженным рейдом снегоходом “Буран”, брошенным неизвестным охотником на речном льду. В поселке опергруппа занимается расследованием убийства и угрозы убийством, совершенных в ночь приезда оперативников в Усть-Авам. Для этой же цели из соседнего поселка Волочанка, преодолев в одиночку на снегоходе по пятидесятиградусному морозу около ста километров, прибыл участковый инспектор Виктор Яптунэ. Сотрудники госохотнадзора Анатолий Николайчук и Константин Бабашкин проверяют в поселке законность добычи промысловиками дикого северного оленя. А корреспондент “Заполярного вестника” знакомится с людьми, живущими в сердце Таймыра, с условиями жизни в поселке и местным бытом.  
 
Кабинет раздора
Пока в соседней комнате поселковой администрации участковый Виктор Яптунэ и “главный шериф Таймыра” Евгений Мостовой допрашивают подозреваемого в убийстве нганасанки Алены, общаюсь с исполняющей обязанности мэра Усть-Авама Светланой Сотниковой. Впрочем, комнаты в мэрии смежные, и то милиционеры подключаются к нашему разговору, то мы к процедуре допроса протрезвевшего местного жителя. Другого помещения, пригодного для работы с подозреваемым, в поселке нет. Евгений Мостовой сетует на главу поселковой администрации Валентина Богачева, который сейчас в отпуске. Дело в том, что в администрации есть еще одна комната, запертая сейчас на замок, имеющая отдельный вход с улицы.
– Я эту комнату специально для усть-авамского участкового в администрации Дудинки выбивал, – сокрушается Мостовой, – а Валентин Михайлович ее приватизировал. Обещал сделать ремонт и передать участковому, да так уже второй год и владеет помещением. Как бы оно сейчас было кстати.
Светлана Сотникова не отрицает, что помещение выделялось для милицейских нужд, но распределение кабинетов – не ее компетенция. А поскольку уехавший мэр ключей своему заместителю не оставил, помочь сейчас ничем не может. Она и сама в стесненном положении. Жители поселка, идущие к и. о. мэра на прием, вынуждены проходить через комнату, где идет допрос предполагаемого убийцы.
 
Их выбирает Таймыр
О долганке Светлане Сотниковой нужно сказать еще несколько слов. Приятная женщина с ухоженным лицом, красивой осанкой и внимательным взглядом. Как оказалась она в Усть-Аваме? Родилась здесь. А окончив среднюю школу, поступила на лечебный факультет Красноярского мединститута и благополучно отучилась два курса. А потом бросила краевую столицу и вернулась на Север. Вернее, не стала возвращаться в Красноярск, проведя в Усть-Аваме летние каникулы.
– Очень скучала по Таймыру, – объясняет свой поступок она, – и, вернувшись домой, уже не смогла отсюда уехать.  
Сотникова пожимает плечами, и сожалея, и не сожалея о юношеском безрассудстве. Но стоит ей заговорить о родных местах – о том, как в позапрошлом году с сыновьями ездили в Хатангу к родне на моторных лодках, дважды перетаскивая плавсредства по суше от водоема к водоему, как загоняли оленей “под выстрел”, чтобы обеспечить семью на зиму мясом, как славно купаться на Дудыпте летней порой, – понимаешь, что другого выбора она сделать и не могла. Учебу Светлана Борисовна потом продолжила, но уже в Дудинке. Получила специальность зоотехника в Таймырском колледже. И больше уже никогда не уезжала из Усть-Авама. Только в отпуск раз в два года, когда есть оплаченная дорога. Бывает в Дудинке, в Норильске и Красноярске, где остались подруги, где и сама могла бы работать сейчас детским врачом.  
Отчего людей тянет на родину? Жителям благодатных средних широт не всегда понятна любовь коренных норильчан к своему городу на 69-й параллели. Но и большинство норильчан – жителей пускай и сурового, но цивилизованного и комфортабельного населенного пункта – вряд ли поймут, какая сила возвращает людей в тундровые поселки, где нет водопровода и теплого туалета, где летом комары да мошкара, а зимой обогреться можно, только самостоятельно истопив дровами или углем печь – единственный в доме источник тепла. Кто-то из местных жителей не знает ничего другого, кроме хитростей охоты и рыбалки: как поставить силки на куропатку, выследить росомаху, добыть оленя, уловно поставить сеть. Но кто-то вполне мог бы сделать карьеру и в Норильске, и в Красноярске, и в Москве. Главный специалист поселковой администрации долганка Светлана Сотникова как раз из таких.
 
Администрация широкого профиля
Круг обязанностей усть-авамской Синильги широк. Поселковая администрация в таймырских поселках – это и управление соцзащиты, и военкомат, и загс, и нотариат… Да все на свете. Но и зарплату она получает по усть-авамским меркам просто огромную – тридцать тысяч рублей.
– Очень большие деньги, – говорят местные жители, – но и специалист она сильно знающий!
– Здесь нельзя работать как в городе, – рассказывает Сотникова журналисту. – Нельзя ни от кого отмахнуться, сказать: “Приходите завтра”. Людей надо сначала выслушать, выяснить, в чем проблема, посоветовать, как сделать лучше. И только после этого действовать. Бумаг и отчетов много составлять приходится, но в основном моя работа не бумажная.  
Жизнь заставила Светлану Сотникову освоить и делопроизводство, и бухгалтерию, и еще много прикладных наук, без знания которых работа в поселковой администрации невозможна.
Допрос подозреваемого в соседней комнате закончен, и его… отпускают. Во-первых, объясняют мне милиционеры, в поселке нет специальных помещений, где можно содержать задержанных. Во-вторых, “куда он денется с подводной лодки”. За окном минус пятьдесят. Даже привычные к холодам местные жители предпочитают в такой мороз сидеть дома. А если, что очень маловероятно, решит уйти на факторию, отыскать человека не составит труда. Вот прилетят из Дудинки патологоанатом и криминалист, проведут необходимые экспертизы, а уже потом можно будет этапировать подозреваемого в районный центр. Либо с опергруппой на “Трэколах”, либо вертолетом. Этот тундровик не закоренелый преступник, чтобы применять к нему жесткие методы строгой изоляции.  
 
Продолжение следует
Мэрия Усть-Авама – это пара комнат с печным отоплением в одноэтажном доме
В поселке есть и спутниковые антенны, и детский городок
0

Читайте также в этом номере:

Победный дебют (Лариса ФЕДИШИНА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск