Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Реки, лыжи и мосты
Путевые заметки
20 мая 2011 года, 11:29
Текст: Лариса СТРЮЧКОВА
Аномально теплая погода рано привела на Таймыр весну. Многие туристские сообщества Большого Норильска строили планы, разрабатывая свои лыжные маршруты, а нестандартный апрель изменил не только направления, но и количество дней, проведенных в тундре. Это в полной мере коснулось и группы эколого-краеведческого клуба “Пионер-Аян”, в составе которой мне посчастливилось отправиться в экспедицию.
Предполагалось, пройдя маршрут четвертой категории сложности (более 280 км), посетить заодно нежилой поселок Имангда Рудная, чтобы своими глазами увидеть не тронутые людьми, но тронутые временем остовы построек, где некогда бурлила жизнь. В результате получился маршрут, судя по километражу, только на “единичку”, но зато удалось исследовать незапланированное место на озере Глубоком, известное как “изба Марецкого”. И, надо сказать, место это не менее интересно, чем Имангда.
 
Небо – синее, облака – белые
Примета гласит, что дождь в дорожку – к удаче. Применительно к лыжному походу это может звучать неубедительно, но факт остается фактом – группа из двенадцати человек под руководством заместителя директора школы №20 Татьяны Хвостовой отправлялась в дальнюю дорогу практически под проливным дождем.
В лыжные походы различной категории сложности Татьяна Хвостова водит подростков уже шестнадцать лет. За эти годы выработался устойчивый промежуток времени для путешествий: в 20-х числах апреля – старт, возвращение – к Дню Победы. Что весьма символично – победа над собой, над своими слабостями тоже событие немаловажное.
Забрасывали группу в назначенное место – устье реки Дынкенгда в районе реки Муксун, что в конце озера Глубокого, вездеходы “Трэкол” норильского отряда МЧС. За 12 часов удалось преодолеть только треть пути, но даже тогда не верилось, что потепление случилось всерьез и надолго. В результате, промучившись еще три часа, мы вынуждены были покинуть внедорожники, находясь в 70 километрах от точки намеченного старта.
В первый же вечер налетел ураган, как будто пробуя на “слабо” людей, прибывших в царство озер и ледопадов, а наутро природа сжалилась: небо стало синим, облака – белыми, а солнце – ярким-ярким. Последнее как раз и обусловило тот факт, что Глубокое впору было переименовывать в Голубоокое, потому что на поверхности озера плескались пронзительно синие разливы свежей весенней воды. Зрелище это насколько великолепное, настолько и досадное: о попытке слегка подправить маршрут и махнуть через озеро прямо к горе Сундук речи не было. Оставалось одно – пробираться вдоль берега к другому концу Глубокого, ожидая, что реки Дынкенгда и Муксун окажутся не столь по-весеннему буйными.
Здесь в самую пору поговорить о понятии “категория лыжного похода”. В те времена, когда разрабатывались нормативы сложностей, видимо, некому было напомнить, что средняя полоса России – это еще не вся Россия. Что в нашей стране есть такие места, которые уместно называть областями экстремального туризма. Таймыр, несомненно, относится именно к ним. Судите сами: одно дело наматывать заданный километраж (130 километров – на первую категорию, 160 – на вторую и так далее) под ровным небом Нечерноземья, и совсем другое – проделать то же расстояние на Таймыре, когда перепады температуры в течение суток могут равняться 40 градусам!
Взять хотя бы нашу “единичку”, которую мы в результате локального потепления вынуждены были сделать. А кто учтет многочасовые тропления лыжни в проваливающемся снегу? А сооружение хитроумных конструкций для преодоления вскрывшихся не ко времени ручьев и рек? Мало того что ты должен, проваливаясь вместе с лыжами в снег, найти сухую лесину поблизости, ты ее должен срубить, подтащить к месту переправы и попытаться сбалансировать на лыжах и с рюкзаком, переходя в таком необычном виде через водную преграду… К какой категории сложности можно отнести такие препятствия на пути лыжника? Впору регистрировать новый вид экстремального туризма – на лыжах через реки в бесснежный период…
 
Изба Марецкого нашла исследователя
Загадок плато Путорана хватит, видимо, не на одно поколение исследователей. Своего часа ждут имена на карте, неведомые дороги и волоки первых путешественников, безымянные строения на заброшенных лайдах.
Несколько лет назад норильские исследователи заинтересовались судьбой того самого Марецкого, чье имя скупо обозначено на карте около реки Муксун. Отправной точкой послужила могила на мысе. Кто похоронен, когда? Чьи заботливые руки выстругали несвойственную этим местам пирамидку из дерева, обозначив место захоронения? Или гибели?
Удалось узнать, что Марецкий, будучи зэка, занимался рыбным промыслом на озере Глубоком, выполняя “продовольственную программу” лагеря и комбината. Когда система ГУЛАГа распалась, остался работать на рыбточке уже вольным человеком, перейдя вместе со всем хозяйством из лагерного подчинения в госпромхозовское, обзавелся семьей. Удалось узнать имя Марецкого – Григорий – и даже раздобыть его фотографию. Мало того, всплыла уморительная история о том, как его, передового рыбака (уже после ГУЛАГа), за хорошую работу на благо Родины наградили мотоциклом “Урал” с коляской. Но так как Марецкий жил на озере Глубоком круглогодично, а здесь особо на мотоцикле не разъездишься, приходилось Григорию по первому осеннему ледку выгонять неуместную технику на озеро и “нарезать” круги по своей бухте. А что же еще здесь делать с мотоциклом?
Но вот вопрос о могиле остается открытым. По одной из непроверенных версий, похоронена на мысе малолетняя дочь рыбака, которой своевременно, ввиду отдаленности рыбточки, не смогли оказать медицинскую помощь. Но чтобы доказать это или опровергнуть, нужны кропотливые дополнительные поиски, возможно, в городских архивах. Тема требует своего персонального следопыта.
Услышав историю Григория Марецкого, один из членов группы вызвался заняться темой вплотную и попытаться найти что-нибудь дополнительное к этой незаконченной истории.
 
Татьяна Хвостова в деле
А на это, уверяю вас, стоит посмотреть. Потому как не каждый педагог является у своих воспитанников безоговорочным авторитетом, примером для подражания и одновременно предметом обожания.
Будучи учителем русского языка и литературы, Татьяна, коренная сибирячка, оказалась в Норильске, вернее, в Талнахе, в 1991 году. В свой первый лыжный поход она попала вместе с бывшим руководителем клуба туристов “Таймыр” Александром Кудриным. Говорят, первый опыт “нешашлычного” свидания с природой должен быть грамотно организован. Иначе человека больше ни за какие коврижки не вытащить дальше порога турбазы. Кудрин стал для Хвостовой тем самым человеком, которому она благодарна до сих пор. Татьяна считает, что в долгожительстве школьного клуба “Пионер-Аян” есть и его опосредованная заслуга.
Постигнув первозданную красоту отрогов плато Путорана, Татьяна вдруг отчетливо поняла, что не только родной словесности должна учить своих детей – она должна им показать то, что их окружает, и то, что от них скрыто из-за отсутствия дорог. Но разве дороги – это основное условие для постижения красоты девственной природы? Конечно нет! Так был создан в 1994 году эколого-краеведческий клуб “Пионер-Аян”. Почему “Пионер” – понятно, исходя из всех смыслов этого слова. “Аян” же потому, что это озеро было своеобразным фетишем для руководителя клуба и ребят. К слову сказать, в 2004 году “аяновцы” попали на Аян, пройдя в общей сложности 310 километров на лыжах.
В ежегодных походах  всегда участвуют разновозрастные дети. Как правило, это ученики школы №20, нынешние и бывшие. Двенадцати-семнадцатилетние сорванцы вдали от дома очень быстро становятся серьезнее и, может быть, взрослеют. И вот задиристый Иван становится очень внимательным к более слабым участникам на сложном отрезке пути, а лежебока Сергей впрягается в тяжелую волокушу и без лишних слов преодолевает неудобные участки “пересеченки”. Порывистый Эльмар – первый при любой поломке оборудования, хвастушка Лолита теряет всю свою несерьезность, когда предстоит сложный подъем на одну из Куранахских вершин, кажущаяся выдержанной Кристина первая восклицает от восхищения перед вновь открывающимся видом. И вот уже “мальки” Ваня и Дима не так бедокурят на привалах. Ванька – тот почти состоявшийся повар, а Димка… ну, это Димка! Хотя у него это уже третий серьезный поход. И очень важно, когда в этом неустойчивом возрасте мальчишка слышит не только от родителей и учителей, а от своего шестнадцатилетнего товарища (которому, как правило, доверяют почему-то больше): “А ты не пей и не кури да спортом занимайся – и будет у тебя все получаться…”.
А вот Аня – для ребят Анна Николаевна – из первой когорты “аяновцев”. Тринадцатилетней девчонкой пришла она к Татьяне Хвостовой и вот уже пятнадцать лет, за исключением пяти, проведенных в вузе, выходит на весенний маршрут со своим руководителем.
В этом апреле природа и погода плато подготовили много сюрпризов решившим проникнуть в его владения. Но мы, каждый из двенадцати участников похода, были абсолютно спокойны – нас вел профессионал. Каждое решение, каждый поворот маршрута были выверены и просчитаны Татьяной Хвостовой. Ни разу никто из нас не засомневался в правильности принятого решения, и каждый получил тот самый первый положительный опыт грамотно организованного похода. Даже те, кто шел с Хвостовой уже в десятый раз. Ведь каждый маршрут – первый, каждый личный опыт – единственный.
 
Хорошие люди
Озера плато Путорана при всей своей труднодоступности даруют проникшим туда удивительные встречи с хорошими людьми. Может быть, дело в том, что плохие в эти заповедные места просто не заходят? Рыбак Виталий месяц своего отпуска провел на озере Глубоком, предпочтя его Черному морю и Сочи. А если бы он все же уехал на курорт, кто бы напоил уставших туристов чаем и накормил свежей рыбой? Более того, кто бы спас спасателей, если бы не Виталий – “Трэколы”, проколов шину, не могли тронуться дальше, пока “абориген” не нашел нужные материалы в своем “гараже”.
А еще нам посчастливилось встретиться с группой комбинатовских вездеходчиков. Несказанно удивившись лыжникам посреди разлившегося озера Мелкого, они предложили забрать нас на обратном пути. И хотя мы поначалу сопротивлялись, именно вездеходчики оказались теми ангелами-хранителями, которые доставили лыжников целыми и невредимыми через разлившуюся реку Рыбную, протоку Барашкова и забереги Норилки в освободившийся от снега город…
Плато восхищает и завораживает
Категория сложности – наивысшая
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск