Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
По отчету незачет, или Для кого работает “Русал”
ТЕНДЕНЦИИ
23 августа 2011 года, 15:51
Текст: Евгений МИХАЙЛОВ
Работникам российских предприятий “Русала”, похоже, придется заняться интенсивным освоением английского языка. Для того чтобы изучить годовой отчет собственной компании и оценить по достоинству обозначившиеся тенденции.
Надо сказать, что публичная годовая отчетность, представление которой из года в год практикует, к примеру, “Норильский никель”, не является обязательной. Каждая компания самостоятельно решает, делать ее или нет. Однако наличие такого обстоятельного документа дает весьма четкое представление об ответственности организации и ее намерениях. Это своего рода декларация прозрачности и открытости, что позволяет завоевать доверие у населения, коллег и инвесторов, наладить взаимодействие с властными структурами. В общем, инструмент, как мы видим, достаточно серьезный и наглядный. И тот формат, который компания выбирает для его представления, может сказать о многом.
Во-первых, о намерениях. Готовность раскрывать информацию о своей деятельности и финансах рассматривается бизнес-сообществом как показатель профессионализма, серьезности и честности организации. Не думаем, что в деловых кругах оценочные принципы сильно отличаются от простых человеческих. Тот, кто готов говорить о себе открыто и с достоинством, даже если для этого приходится сообщать о своих проблемах, как это практикует “Норникель”, вызывает доверие.
Тот, кто использует двойной стандарт, заставляет усомниться в открытости намерений. Говорить о двойном стандарте позволяет ряд наблюдений, они сделаны в процессе изучения отчетов на сайте “Русала”. В первую очередь в глаза бросается тот факт, что содержание этих отчетов сводится в основном  к пафосному перечислению достижений, бесконечным таблицам со сделками, выдержками из законодательства, перечнем членов совета директоров и их биографическими данными. Сведения эти, безусловно, нужные при иных обстоятельствах. Однако к делу объявленной “Русалом” борьбы за информационную открытость отношение все-таки мало имеющие. К слову, как-то совсем уж не вяжутся с декларациями об открытости  просьбы “Русала” к Федеральной службе по фондовым рынкам не публиковать отчет по Красноярскому алюминиевому заводу. На фоне того, что коллеги-алюминщики сурово критикуют отчет коллег-никельщиков, которые ничего не просят скрывать, выглядят такие просьбы несколько двусмысленно.
Впрочем, не будем столь придирчивы к коллегам. Соблюдая деловые нормы, компания “Русал”, конечно же, готовит обстоятельный, полноценный годовой отчет. Но только – на английском языке. Вероятно, для всех 72 383 работников группы “Русал” (данные на декабрь 2010 года) английский является если не первым, то вторым “родным”, и для них не составляет особого труда получить сведения о родном предприятии из первых, что называется, уст.
Сведения впечатляют. В 2010 году “Русал” широким жестом уволил 8,1 тысячи человек. Численность персонала его алюминиевого дивизиона снизилась на 11 587 человек. КРАЗ (по годовой отчетности) сократил персонал на 3,1%.
Для сравнения: на предприятия “Норильского никеля” в 2010 году было принято 9700 человек.
Есть еще предположение. Владелец “Русала” – один из крупнейших должников в стране, банки кредитовали его не по одному кругу. И вероятно, открывать все эти “достижения” в публичной отчетности не с руки, картинка будет выглядеть, скорее всего, непрезентабельно. А для западной аудитории, на которую и рассчитан отчет, практика кредитования является исторической и особых вопросов не вызовет. Может быть, даже наоборот. Для западного кредитора клиент, владеющий серьезными промышленными активами и отчаянно нуждающийся в деньгах, почти родной человек. Так как при особо удачном раскладе появляется шанс войти в серьезный стратегический актив, который в другом разе оказался бы не по зубам.
Впрочем, остановимся пока на этих предположениях. Если простые работники не смогут вдруг изучить англоязычный отчет “Русала”, то англоговорящий барон Натан Ротшильд, не так давно выдвигавшийся “Русалом” в совет директоров “Норильского никеля”, всю информацию получит. Он ведь как-никак к российским предприятиям “Русала” имеет прямое отношение. Так что все по уму.
0

Читайте также в этом номере:

Лето в греческом раю (Елена ПОПОВА)
Мокрая история (Матвей БЕРЕЗКИН)
Всем понравится (Евгения СТОРОЖКО)
Они стали сильнее (Марина СОКОЛОВА)
Без замечаний (Марина СОКОЛОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск