Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Ночь с Владимиром Владимировичем
Специальный репортаж
18 августа 2009 года, 14:35
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Марина БУШУЕВА
За время своего существования  норильский травмпункт принял около 500 тысяч пациентов – это в два раза больше, чем все население Норильска. А значит, практически каждый горожанин хотя бы раз побывал в этом лечебном учреждении.  Нам с фотокором предстояло тоже  провести здесь ночь. К счастью, не в качестве пациентов.
– Владимир Владимирович – врач молодой, разговорчивый. Он вам все объяснит, покажет и расскажет, – говорит Евгений  Павленко, и. О. заведующего отделением травмпункта. – Вы согласны?
«Конечно, ведь нам такой и нужен!» – обрадовались мы. Однако когда в 20.00 явились на Котульского, 4, визит журналистов оказался полной неожиданностью для персонала. Но нас приняли, и очень душевно. Разве что после звонка руководству Владимир Владимирович Титойкин произнес: «Эх, а я ведь не побрился!»
После ночной смены молодого врача ждет еще дневной прием, затем можно отоспаться, и опять на работу.
– Это еще ничего, – смеется Титойкин, – бывало и по 36 часов приходилось работать. Тогда тяжело, а сейчас вполне даже ничего.  
Не успели мы с Владимиром Владимировичем поговорить о жизни и трудовых буднях, как последние начались.
 
Все будет хорошо
Первой пациенткой оказалась Нина Николаевна. Женщина где-то упала, да прямо на ребра. Теперь все болит, дышать тяжело. Врач спрашивает громко, четко, но пожилая женщина то и дело повторяет:
– Ничего не слышу, ничего. Разволновалась я сильно. Да вот и глаз болит. Я его липой промывала, вроде помогло немного. Но все равно…
Пациентку отправляют на рентген, он покажет,  есть ли перелом. Потом врач  назначит лечение.
Следом заходит девушка. Порезалась ножом на работе, спустя сутки рука начала болеть. Испугалась, решила на всякий случай прийти.
– Ничего страшного – рана поверхностная, сейчас обработаем зеленкой. Через день приходите на перевязку, –  говорит Владимир Титойкин, выписывая талон. И нажимает кнопку вызова. Возвращается Нина Николаевна. Протягивает рентгеновский снимок.
– Не волнуйтесь, перелома нет. Так что все будет хорошо, – успокаивает пациентку Анна Бояндина, медсестра.
Титойкин прописал пациентке мазь, назначил курс процедур, и счастливую женщину передали на руки зятю.
Еще одна пострадавшая рассказывает, что два года назад у нее случился инсульт. Вчера возвращалась домой с работы, упала на лестнице, ударилась головой и потеряла сознание. Благо, соседи увидели. Предлагали «скорую» вызвать, но Ольга Николаевна отказалась. А утром попыталась встать, да не смогла. К вечеру оклемалась и пришла в травмункт.
– А полиса у вас почему нет?
– Так я же из Красноярска. Приехала, чтобы фасады домов ремонтировать. А больничный мне не нужен, все равно не оплачивается.
– Хорошо. Но полис все-таки сделайте. Первую медицинскую помощь вам, конечно, окажут бесплатно, но дальнейшее лечение при отсутствии полиса – платное.
Обычно после предупреждения  все пациенты через два-три дня делают полис. В Норильске с этим проблем нет.
 
Ненавижу «Спасатель»
Титойкин приглашает пациентку в операционную, где уже орудует Раиса Николаевна. Это вторая медсестра. Сегодня ее очередь помогать врачу в операционной. У Раисы Николаевны большой опыт, в медицине она с 1980 года, а в 1984 году пришла работать в травмпункт.
– И что же, вам никогда не хотелось сменить место работы? – задаю вопрос.
– Никогда. Что за радость с одного места на другое прыгать, мне и тут нравится.
– Ну, а если бы миллионер какой-нибудь вас в жены взял, так бы и трудились? – присоединяется к разговору молодой врач.
– Ну, если миллионер! Тогда я, пожалуй, не стала бы работать, – смеется Раиса Николаевна.
Тем временем Владимир Владимирович интересуется у пациентки, нет ли у нее аллергии на лекарства, и, получив отрицательный ответ, делает обезболивающий укол. Очищает рану, берет в руки иголку с ниткой и начинает шить.
Я же, чтобы не упасть в обморок, удаляюсь из кабинета.
А пациентка в это время рассказывает медперсоналу, что мазала рану «Спасателем»: надеялась, что поможет.
– Не люблю «Спасатель», – говорит Титойкин. – Им пользуется, наверное, каждый второй. А ведь на свежую рану ни в коем случае нельзя накладывать мазь. А также вату. Укус необходимо обработать хозяйственным мылом, а любую другую рану – водой. После этого можно смазать рану зеленкой и наложить бинт.
Выясняется, что кроме «Спасателя» норильчане очень любят народное средство – мочу. И хорошо еще, если перед приемом к врачу человек вымоется и наложит свежий бинт, а то ведь бывает такой запах…
– Но вы ведь и бомжей принимаете?
– Принимаем, – говорят медсестры, – а что делать? Но у них чаще всего серьезные раны – они с ушибом в травмпункт не идут, мы отправляем их в Оганер. Бомжи очень радуются: ведь там их и помоют, и накормят, и обогреют.
Зашив рану, Титойкин пишет пациентке направление к невропатологу.
– По тому, что я вижу и что говорит пациентка, можно сделать вывод, что сотрясения головного мозга у нее нет. Впрочем, очень важно, чтобы человек сообщал всю правду: в результате чего получил травму, как чувствовал себя после. Ведь правильно поставленный диагноз – это уже полдела, – говорит врач, – а сотрясение мозга – это очень серьезно. Поэтому мы таким пациентам рекомендуем госпитализацию. К сожалению, многие отказываются: у кого-то дома цветы, у кого-то животные, у кого-то дети. Я все понимаю. Но если есть возможность пролечиться в стационаре, то лучше пролечиться. Особенно это касается детей. У меня жена в детской больнице работает. Рассказывает, как часто родители напишут расписку, заберут ребенка домой, а через несколько дней его привозят на «скорой» в более тяжелом состоянии.
 
Знал, что станет травматологом
У Титойкина не только жена, но и мама, и сестра – медики.
– Родители очень не хотели, чтобы я шел в медицину, – рассказывает Владимир. – Даже условие поставили: вначале поступаешь в НИИ, а потом – куда хочешь.
Условие Владимир выполнил безоговорочно: поступил в Норильский индустриальный и тут же поехал в Нижний Новгород – в медицинский.
– Я с самого детства был уверен, что стану врачом. И не каким-нибудь, а именно травматологом. Почему? Да кто его знает.
В Нижнем познакомился с будущей супругой, Мариной. По окончании вуза привез ее на родину – в Норильск. «Здесь молодым специалистам-медикам жилье дают, в Нижнем такого нет, а снимать квартиру всю жизнь – не дело», – говорит Владимир.  
Дети у Титойкиных пока только в планах. Но Владимир говорит, что он бы не хотел, чтобы они пошли по родительским стопам.
– Я бы хотел получать достойную зарплату, чтобы иметь возможность работать на одну ставку, уделять время семье. Хочется работать на новом качественном оборудовании, с новыми препаратами. И из года в год нам говорят: «Подождите, ситуация изменится, труд врачей будет достойно оценен». То же самое говорили моим родителям. Но время идет, а мало что меняется. У меня друг ушел работать шахтером. Встречаю в середине месяца, говорит: «Очень тяжело, не могу больше. До конца месяца доработаю и уволюсь!» В начале следующего месяца встречаю: ну что, уволился? «Нет, – говорит, – зарплату получил. Не буду пока увольняться». А у нас, к сожалению, наоборот.
Травматологи мечтают о новенькой дрели и спицах, как вы понимаете, это не инструменты для ремонта и вязания. Им нужна душевая кабина, чтобы во время перерыва вымыться и с новыми силами приниматься за работу.
– Ниток, игл не хватает. Кушетка операционная неизвестно какого года выпуска, ни поднять, ни опустить. Вот и приходится порой доктору чуть ли не на полу лежать по сорок минут, чтобы рану зашить, – вставляет свои «пять копеек» Анна Бояндина.
Недавно в травмпункт устроилась молодая медсестра, так как не норильчанка, то ни полярок, ни доплат. Получила первую зарплату, чуть не расплакалась – 3500 рублей. Многие не выдерживают, уходят. Но она осталась. Взяла подработку – сиделкой на дому.
 
Собака бывает кусачей. И песец
Следующая пациентка вошла в кабинет со слезами на глазах:
– Меня покусала собака! Я гуляла во дворе со своей таксой, на нее неожиданно налетела собака. Знаете, такая на тонких ножках. Я стала их разнимать и чужая собака прокусила мне руку.
В отличие от пациентки Владимир Титойкин не паникует. Спрашивает, знает ли потерпевшая, чья это собака. Получив отрицательный ответ, говорит, что придется делать вакцинацию от бешенства.
– Неужели? Сорок уколов в живот?!
Врач и медсестры хором отвечают: «Ну, кто вам такое сказал? Шесть уколов в руку».
Следующий вопрос врача – принимала ли потерпевшая алкоголь. Вопрос не праздный. Оказывается, делать уколы в таком случае противопоказано. Так как женщина выпила бутылку пива, ей предложили прийти на следующее утро, а пока обработали и перебинтовали рану. От больничного листа женщина, работающая поваром, отказалась.
В практике травматологов укусы попадаются разные: один пациент привез с материка клеща. К счастью, догадался не уничтожать насекомое, а посадил его в баночку и принес в поликлинику для экспертизы.
Другой интересный случай: мужики поехали на «буранах» на охоту. Неожиданно на дорогу выбежал песец. Остановиться не успели и переехали животное. Один вышел посмотреть, взял песца в руки, а тот – хвать его за палец. Пострадавшего пришлось отправлять в Норильск в травмпункт, с песцовой головой впридачу – для экспертизы. Пока мужчина проходил курс лечения, пришли результаты экспертизы. Оказалось, что зверь был болен бешенством.
– К сожалению, песцы и лисы чаще всего являются переносчиками этого неизлечимого заболевания, – говорит Владимир Титойкин, – Так что пренебрегать профилактикой бешенства не стоит.
Что касается собак, то последние годы случаев бешенства среди них зафиксировано не было.
 
Детей – в гипс, взрослых – в Оганер
Пятилетняя Ксюша приехала в травмпункт со своим папой. Пока мужчина объяснял, что дочь лазила по шкафам, упала, и у нее опухла рука, малышка только всхлипывала.
Следующая пациентка, десятилетняя Лала, упала со стула день назад. Вначале особых неудобств она не испытывала, однако нога опухла, и Лала стала прихрамывать. После рентгена обеим девочкам наложили гипс.
Если у пациента легкий перелом или растяжение, то с наложением гипса справляется медсестра. При сложном переломе с обломками врач делает репозицию, чтобы исключить смещение костей. Одна медсестра в это время держит больного, а вторая накладывает гипсовую повязку.
– Неужели до сих пор нет каких-нибудь новых материалов, заменяющих гипс? – интересуюсь я.
Оказывается, есть. Материал похож на пластмассу. Хорошо держит форму, плотно прилегает к телу. С ним спокойно можно купаться. Единственный минус – высокая цена. Отечественное здравоохранение не может себе этого позволить.
Пока пациентов нет, медсестры поят меня чаем и рассказывают про странных больных, которые приходят среди ночи с жалобой, что позавчера они порезали палец. «Впечатление такое, что мимо проходили и решили зайти», – смеются женщины. Меньше всего народу в травмпункте бывает с 8 до 10 часов утра, в это время пациенты обычно спят.
Но сейчас за полночь, и в коридоре уже ждет следующий пациент. Мужчина 42-х лет работал в гараже. На ногу упала металлическая пластина и рассекла пятку. Забинтовав ногу, сразу поехал в травмпункт.
Титойкин осматривает рану, выражение лица у него невеселое.
– Возьмите-ка вы костыли и сходите на рентген, а то переживаю, что все серьезнее, чем кажется. Тем более если учесть, что нога отекла.
Когда мужчина выходит, добавляет:
– Рана большая. Думаю, что повреждена кость, а возможно, и нерв. Думаю, придется его госпитализировать в Оганер.
Опасения оправдались – снимок выявил открытый перелом. Пришлось вызвать медицинскую бригаду. Пациент не ожидал такого исхода, а к тому же потерял где-то сотовый телефон, поэтому выглядел очень расстроенным.
– Хорошо, что не отказался от госпитализации. Если инфицируется – будет очень большая проблема. Недавно один пациент приходил. У него кости черепа были проломлены, по всей видимости, топором. Сказал, что упал и отказался ехать в Оганер. Веселый был, жизнерадостный, видимо, еще в состоянии шока. Не знаю, что с ним потом стало, – рассказывает Владимир Титойкин.
 
Других докторов нет?
Самый интересный пациент попался под конец моего дежурства. Двадцатитрехлетний Валентин зашел в кабинет, прихрамывая. От молодого человека сильно пахло спиртным.
– Кажется, мы с вами уже знакомы. Не напомните, когда были у нас последний раз? - спрашивает Титойкин.
– Две недели назад, и с той же ногой.
– Что случилось на этот раз?
– Был на турбазе. Поскользнулся и полетел под горку. Вон, товарищ в коридоре может подтвердить!
– Вы не в милиции показания даете, нам свидетели ни к чему. Мы вам на слово верим.
Пациента отправляют на рентген, а Титойкин тем временем смотрит картотеку и обнаруживает, что Валентин – рабочий одного из подразделений «Норникеля», постоянный пациент травмпункта. Если не получает больничного с первого раза, то приходит еще раз, попозже, к другому врачу.
Владимир Владимирович вспоминает похожий случай:
– Как-то по весне работал я 36 часов – надо было коллегу подменить. Приходит ко мне один пациент, вижу, симулирует. Сказал ему об этом и отправил домой. Часа через три-четыре опять показался, но увидел меня – ушел. Идет наутро, смотрит – снова я. Так раз пять ходил. В конце концов, зашел в кабинет и спрашивает: «Извините, пожалуйста, а у вас что, других докторов нет?!»
В это время, хромая и постанывая, возвращается Валентин. Рентген, как и ожидалось, ничего не выявил, нога не опухла и в выдаче больничного ему отказано.
– Если вы не согласны с моим решением, приходите утром, когда на смене будет заведующий отделением. В любом случае у вас есть несколько часов, чтобы выспаться или перед приходом в травмпункт, или перед рабочей сменой. Кстати, вы нарколога на работе не проходите?
– А как же! – отвечает пациент. – Но я не могу работать! Я ведь даже передвигаться не могу, вы же видите?!
– Да, кстати, перед тем как прийти к заведующему отделением, желательно съездить в наркологический диспансер и получить справку от врача. Я вам сейчас направление выпишу.
Валентина такая перспектива не порадовала, но направление он взял и все так же хромая поплелся к двери. Уже в коридоре вместе с товарищем молодой человек долго обсуждал, что же делать.
Я тем временем попрощалась с Владимиром Титойкиным и медсестрами и, пожелав удачи в их нелегком труде, отправилась домой. Ведь мне, как и Валентину, оставалось на сон несколько часов.
Одна голова хорошо, но две помогают
“Ручная работа”
Фото “изнутри”
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск