Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Хитрая комбинация. Окончание
Когда поручитель за все в ответе
10 февраля 2011 года, 12:53
Текст: Елена ПОПОВА
Человек несет ответственность за свои поступки. Взял в банке кредит – плати. Выступил поручителем – будь готов в случае форс-мажора отвечать за другого. А как быть с теми, для кого закон не писан? Мы продолжаем рассказывать про аферы с банковскими кредитами.
Окончание. Начало в №21 за 9 февраля
 
Судебные приставы наложили арест на квартиры заемщика и поручителей. С марта 2010 года из зарплаты Елены (она устроилась на другую работу), Максима и еще одного поручителя удерживают по 50 процентов в счет погашения банковского кредита. Все это время Елена вместе с ребенком живет на десять тысяч рублей в месяц. Другой участник этой истории ежемесячно сам делает платежи по пять тысяч рублей.
Единственным исключением стала подруга Евгении – Виктория, также выступающая поручителем по этому кредиту. Приставам девушка сообщила, что нигде не работает, в центре занятости не состоит, а значит, и платить не может. (Забегая вперед, отметим: в момент ареста судебными приставами чайного магазина Евгении именно Виктория стояла за прилавком. Именно она является учредителем фирмы, под эгидой которой был создан чайный магазин. Поверить, что все это время у нее не было никаких источников дохода, трудно. Однако факт остается фактом: эта поручительница не платит ни копейки.) Примерно с того же времени – марта 2010 года – Евгения перестала отвечать на звонки докучающих ей людей.  
 
Не в первый раз…
Что подтолкнуло Максима разместить в газете объявление такого рода: “Прошу откликнуться людей, пострадавших от действий Евгении…”? Жажда справедливости? Желание опровергнуть мнение милиции о том, что Евгения “не имела преступных намерений”?
Удивительно, но на объявление откликнулись.
Один из норильчан рассказал Максиму, что еще в августе 2005 года он занял девушке тридцать тысяч рублей. С тех пор ни денег, ни ее самой он не видел. Другая норильчанка проработала несколько лет у Евгении диспетчером в фирме такси. После закрытия частного предприятия ей и другим диспетчерам так и не выдали долг по зарплате (в среднем около тридцати тысяч рублей каждому).
Рассказала о своей проблеме и бывшая подруга Евгении. В свое время она тоже выступила поручителем под целевой кредит на покупку квартиры в размере 450 тысяч рублей. Ссуда тогда оформлялась на брата Евгении. В итоге та купила квартиру, потом ее продала. Но кредит не погасила. Как и следовало ожидать, банк подал в суд. Продав часть машин, не в меру предприимчивая норильчанка сумела погасить долг по суду за своего брата. Однако банк повторно подал в суд на проценты (их набежало более пятидесяти тысяч рублей). Бывшей подруге Евгении, выступавшей в этом деле поручителем, принесли решение суда – возместить остаток долга по кредиту – в роддом, где она лежала на сохранении. Слава богу, ребенок родился здоровым…
Еще один норильчанин сообщил Максиму, что по просьбе Евгении в октябре 2007 года (то есть всего через несколько месяцев после оформления их кредита) он взял в банке ссуду на сумму 600 тысяч рублей. Деньги перевел на счет Евгении, которая устно (!) заверила и его, и поручителей, что берет на себя все обязательства по кредиту. Как вы уже, наверное, догадались, эта история закончилась так же, как и предыдущие: просрочки платежей, суд, приставы, погашение кредита со стороны официального заемщика и поручителей. Список, увы, на этом не заканчивается.
– Мне удалось узнать еще про семь кредитных историй, в которых она так или иначе фигурировала, – говорит Максим. – И нет никакой гарантии, что она не будет продолжать использовать эту схему дальше.
 
Нужен оригинал!
Пострадавшие воспользовались рекомендацией правоохранительных органов и обратились в суд. К исковому заявлению Елена приложила главный документ – расписку, в которой говорилось, что Евгения обязуется вернуть долг “в виде погашения кредита с уплатой процентов по кредитному договору… в соответствии со всеми условиями договора и в установленные сроки, включая все неустойки и штрафные санкции”.
Оказалось: расписка не имеет юридической силы.
– Я не знала, что в таких случаях нужен оригинал, – признается Елена. – Когда Евгения отдала мне копию, я не придала этому значения. Откуда мне было тогда знать, что если это копия, то она должна быть заверена нотариально?  
Сыграло на руку одно обстоятельство. Даже самые продуманные люди допускают ошибки! Евгения, которая в свою очередь подала заявление в суд о рассмотрении дела без ее участия, письменно признала требования Елены. И даже согласилась “исходя из своих финансовых возможностей выплачивать ей ежемесячно по пять тысяч рублей”. Рассмотрев все обстоятельства дела, суд постановил исковые требования Елены о взыскании долга удовлетворить.
Когда решение суда вступило в силу, за дело взялись приставы.  
 
Ничего нет?
Елене и Максиму было известно: Евгения арендует торговую площадь в крупном магазине города, где вместе со своей подругой Викторией продает дорогой чай. Об этом они известили приставов. В конце декабря те приехали в магазин, чтобы произвести арест имущества. К назначенному часу туда подъехали и корреспонденты “ЗВ”. Евгения отсутствовала.
– Речь идет только об аресте оборудования в магазине, – сообщили сотрудники отдела организации деятельности судебных приставов межрайонного отдела. – На чай это не распространяется, так как процедура ареста продуктов питания более сложная – они должны храниться в специальных помещениях.
Спустя полтора месяца единственное, что удалось узнать Елене, – оборудование, арестованное приставами, отправлено на оценку в Красноярск. При этом больше чем на двадцать, максимум на пятьдесят тысяч рублей рассчитывать не стоит.
– И даже это еще не факт, – признается Елена. – Выясняется, что чайный магазин вроде бы тоже оформлен не на Евгению, а на ее подругу Викторию. За ней не числится ни квартиры, ни машины. Вообще ничего… Приставы нам говорят: в данном случае просматривается определенная тенденция ухода от ответственности с целью неисполнения решения суда.  Возможно, будут выявлены новые факты, касающиеся собственности данной гражданки. Но не так быстро, как хотелось бы. Зато Евгения недавно прислала мне СМС: “Смогу тебе выплачивать ежемесячно в лучшем случае по 500 рублей”. При этом об остальных поручителях речь вообще не идет. Можете представить, сколько лет будет длиться вся эта история?
К сожалению, это не единственный вопрос, на который хотелось бы получить ответ Елене и другим участникам этой истории. Почему в нашей стране доказать вину людей, сознательно использующих других для получения своей выгоды, невозможно? Насколько тщательно банки проверяют платежеспособность потенциальных заемщиков?
– Недавно Евгения вышла замуж, – говорят пострадавшие норильчане. – Если она поменяет фамилию, то получается,  в банке у нее снова будет чистая кредитная история? И тогда механизм обмана, отточенный до мелочей, можно будет запускать по новой. Ведь согласно нашему законодательству претензий к ней нет.
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск