Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Человек-экшн
Наш современник
24 февраля 2010 года, 15:41
Текст: Елена ПОПОВА
Женщины именно таким представляют себе настоящего мужчину. Умного. Сильного. Мужественного. Героя… Мастер участка №103 треста никелевого завода ПО «Норильскремонт» ООО «Норильскникельремонт» Виктор ДИКОНЕНКО считает: по отношению к нему это слишком громко. Сам себя он в шутку называет по-другому – «человек-экшн».
Патриотизм для Диконенко не пустое слово. Так их воспитывали в 14-й норильской школе. Виктор до сих пор с благодарностью вспоминает учителей…
– У нас был изумительный музей воинской славы! – рассказывает он. – А на праздники к нам приходили воины-интернационалисты, служившие в Афганистане. Я помню, нас с другом это так заводило! Мы еще в школе с ним решили: служить будем обязательно в горячей точке. Защищать страну…
 
С Дальнего Востока – в Таджикистан
Судьба их все-таки развела. Друг после школы поступил в институт. А Виктору в 1991 году пришла повестка из военкомата.
Служить его отправили на Дальний Восток, в поселок Пограничный, что на российско-китайской границе.
– Вроде бы все нормально было, спокойно, но меня очень сильно тянуло домой! – вспоминает ремонтник. – Я в конце концов стал интересоваться: что нужно для того, чтобы получить отпуск? И услышал: задержать нарушителя границы. Правда, шансов на это почти никаких. Застава у нас была спокойная… Последний раз нарушителя ловили аж в 1957 году!
То ли неугомонный характер норильчанина сказался, то ли стечение обстоятельств, но… Как-то раз Диконенко с товарищами пошел в дозор и… задержал китайских браконьеров. Ему объявили благодарность. Хотя в отпуск к родителям он все-таки не попал. Лучших пограничников с отдаленной заставы, где служил Диконенко, отправили на центральную заставу. Предел мечтаний многих парней. Рядом с весьма оживленным населенным пунктом – таможня, автомобильная трасса, железная дорога… Чего греха таить, таможенники  катались как сыр в масле. Деньги, импортные товары… Было все. Но – удивительно дело! – то, что другого парня только радовало бы, энергичного Диконенко спустя несколько месяцев стало тяготить. Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стали слова подполковника, прибывшего к ним из Закавказья: «Вы все тут жируете!»
– Этого я уже стерпеть не мог! – вспоминая об этом, до сих пор кипятится Диконенко. – Как раз тогда объявили набор в Таджикистан, и я решил записаться…
Ему говорили, что это глупо. До конца службы оставалось всего полгода… Говорили, что время неспокойное. Союз распался… А в газетах появились первые статьи о страшных событиях на 12-й московской погранзаставе в Таджикистане – почти всех пограничников перерезали душманы… Зачем ему это надо?
Даже сейчас он не может однозначно ответить, что подвигло его на такой поступок. Желание почувствовать себя героем? Патриотизм? Идеалистическое представление о чувстве долга? Он никого не слушал. Диконенко по собственной воле поехал служить в Таджикистан.
 
Пограничники-миллионеры
Волна обжигающего жара в лицо. Голову будто сдавило железным обручем… А вдалеке, на фоне нереально синего неба, – изумительной красоты горы. Это были первые впечатления норильчанина в Душанбе. Оттуда, из аэропорта, пограничников сразу же перекинули на вертолете в погранотряд.
– Честно вам скажу: под впечатлением газетных статей я собирался проситься на 12-ю погранзаставу. Но капитан, еще даже не успел я открыть рот, меня перебил: «Только не на двенадцатую! Что вы все туда рветесь?!» Я решил идти ва-банк: «Скажите, а какая сложнее: одиннадцатая или десятая?» Оказалось, одиннадцатая…
Добирались туда долго. Машина тряслась по пыльной дороге, по обеим сторонам которой мелькали убогие саманные домишки. Больше всего Виктора поразили дети. Кидая пограничникам в машину яблоки, чумазые таджикские ребятишки просили у них не деньги, а… патроны. Потом кто-то из парней решил зайти в магазин. Шок… Советский Союз распался, а здесь, в Таджикистане, по-прежнему в ходу были деньги старого образца. Что такое инфляция, никто не слышал.
– Представляете, мы же летели в самолете и играли в карты на эти «деньги»! – даже по прошествии лет не сдерживает эмоций Виктор. – У нас ведь их были пачки! Получается, мы приехали в Таджикистан миллионерами…
На погранзаставе оптимизма поуменьшилось. До сих пор перед глазами стоит картина: холодная горная река Пяндж, в сторону афганского кишлака на другом берегу развернуты наши танки, все подступы к заставе заминированы… Даже красота заходящего солнца в горах никого не могла обмануть. Здесь пахло войной. Хмурые лица ребят, служивших здесь, только усиливали это ощущение. Ему потом рассказали: за несколько недель до приезда свежих сил душманы устроили вылазку на 11-ю заставу. С оружием здесь не расставались ни на секунду. С ним ели, спали…
 
На войне не место супергероям!
– Спали мы в окопах и дзотах,  – погружается в воспоминания Виктор. – Матрасы клали прямо на землю…
С восходом солнца снова приходила жара… Змеи. Скорпионы. Вши. Голод. Мучные клопы и вечно не пропеченный хлеб. Они называли его «сникерс». За два месяца рослого, плечистого Диконенко стало не узнать… Еще больше недоедания донимали москиты. Малярией переболели почти все. Последствия этого Диконенко придется расхлебывать спустя несколько лет уже на гражданке. Врачи будут в шоке: от заморской болезни в Норильске не было лекарств. Препараты пришлось выписывать из Москвы. Но это будет позже. А тогда…
– Настрелялся я в первую неделю больше, чем за все предыдущие полтора года службы, – вспоминает Виктор. – У нас по правилам каждые полчаса должна была быть обработка местности.
Сильно переживал: лейтенант Глыба и лейтенант Третьяков не хотели лишний раз рисковать опытным связистом Диконенко. На боевые задания ему удалось сходить лишь пару раз. Хотя даже этого хватило, чтобы изменились многие его представления…
– Легко быть героем, когда ты видишь перед собой врага… – рассуждает Виктор. – А когда выстрел может раздаться из-за любого камня, в каждом ущелье – это совсем другое. Мне запомнилась одна наша вылазка в горы… Услышав выстрелы, мы скрылись за камнями, а наш командир не успел. Представляете себе, что значит остаться на открытом пространстве под огнем? Это сейчас, по прошествии лет, смешно вспоминать, а тогда я был в шоке… Человек на моих глазах буквально за несколько секунд зарылся в землю. Как ящерица.
Опытные пограничники постоянно повторяли новичкам: на войне не может быть места крутизне! Должен быть только холодный профессиональный расчет. И приводили в пример случай.
– Парень должен был уже демобилизоваться… – рассказывает Виктор. – Когда душманы напали на заставу, он, насмотревшись видеофильмов про Рембо, выскочил из окопа с автоматом. С повязкой на голове. Даже на курок нажать не успел – уложили «супергероя» выстрелом в лоб за секунду… Елки-палки! А дома у него родители, девушка. И такая глупая смерть…
 
Раскрасил свою жизнь
Он до сих пор помнит этот вкус: огромный гранат с большим зубчатым хвостиком разрезаешь пополам, внутри – прозрачные, сладкие как мед зернышки. Таких фруктов, как в Таджикистане, Виктор больше никогда не ел… Увидеть еще раз гранатовый сад, заходящее в горах солнце, встретиться с ребятами, с которыми служил, – его мечта. Виктор пытался найти сослуживцев через Интернет. Не получилось…  
…В Норильск Диконенко вернулся, когда закончился срок службы. Почти сразу же сделал предложение любимой девушке. Сыграли свадьбу… А в 1994 году, услышав о том, что происходит в Чечне, норильчанин засобирался в военкомат.
– Я уже видел, что значит война… – объясняет он свой порыв. – Смешно это звучит или не смешно, но… Я действительно люблю Россию. Как писал Валентин Пикуль, да, «серая, неумытая», но она – наша… Страна, которая дала столько героев, ученых, писателей… Я считал, что никакая бандитская нога не должна топтать нашу землю.  
Второй раз совершить «глупость» ему не дали мать и молодая жена. А потом у  Диконенко родился сын. Работа, кризис, задержки зарплаты, семейные заботы, институт… Все как у всех. Но если правду говорят: героя убивает обыденность, то ему повезло. Норильчанин нашел, как раскрасить свою жизнь.
В двадцать семь лет Диконенко пришел в спортзал. С мечтой – стать мастером боевых единоборств. Многие не скрывали иронии: в таком возрасте? Он не обращал на это внимания, полностью сосредоточившись на тренировках. Через два года Виктор стал призером городских соревнований по карате.
– Потом меня заинтересовало тэквондо, – продолжает он. В 31 год я стал бронзовым призером международного турнира «Возрождение» в Москве. Причем так совпало, что эти соревнования были посвящены ветеранам Войск специального назначения. Я, когда ехал, об этом даже не знал… Судьба?
В 2006-м Диконенко начал реализовывать свою идею – создать в Норильске организацию, направленную не только на развитие спортивных навыков, но и на патриотическое воспитание молодежи. Сейчас Диконенко регистрирует в Красноярске региональную общественную организацию «Клуб армейского рукопашного боя». Он сам тренирует две группы по двадцать человек. При этом продолжая занятия у собственного тренера…
Как мастер участка треста никелевого завода ПО «Норильскремонт», несмотря на напряженный рабочий график, находит на все время?
– Сейчас полегче, – признается Диконенко. – Не нужно больше сессии сдавать. К тому же мне очень повезло – семья меня всегда поддерживала.
Он улыбается, рассказывая про домочадцев. Самый ценный подарок в День защитника Отечества преподнесла Виктору жена. Пять лет назад 23 февраля она подарила ему дочь.  
– Я стараюсь, чтобы жизнь была богата…  Знаете, эти разговоры о том, что Норильск депрессивный город, мне непонятны. Я считаю, только от самого человека зависит, насколько насыщенна его жизнь. Приведу пример. Несколько лет назад я ехал в автобусе и разговорился с одним мужиком в камуфляжной форме. По ходу выяснилось – он приехал в Норильск из Хабаровска. Я удивился: зачем? «Хочу увидеть ваше изумительное северное сияние», – отвечает он мне. Вот скажите, многие на такое способны?
1993 г. Перед отправкой в Таджикистан
Виктор Диконенко на тренировке с учеником
На отдыхе с семьей в Сочи
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск