Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:50 Завтра в некоторых домах Норильска снизят параметры отопления
14:15 Пятеро работников Надеждинского металлургического завода получили награды федерального уровня
13:30 На Надеждинском металлургическом заводе обновили трубопровод оборотного водоснабжения хвостохранилища
12:05 NordStar проводит распродажу авиабилетов на рейсы из Красноярска в Санкт-Петербург и Пекин
11:35 «Норникель» рассказал об «интеллектуальном хвостохранилище» и волонтерстве
Все новости
Боевой счет снайпера Тамары
Этот День Победы
13 мая 2011 года, 14:05
Текст: Марина БУШУЕВА
Тамара Павловна Бродская – кавалер ордена Отечественной войны второй степени, имеет много медалей: “За отвагу”, “За трудовую доблесть”, медаль Жукова – и юбилейных наград. А на счету ветерана 31 убитый немец. В годы войны эта хрупкая женщина была снайпером.
– О том, что мама была снайпером, я узнала уже взрослой. В нашем детстве не было разговоров о войне, – говорит дочь ветерана Татьяна Мишланова.
Про военное время Тамара Павловна по молодости старалась не вспоминать. Во-первых, шла послевоенная жизнь со своими радостями и трудностями. Рядом жили такие же люди, знавшие о войне не понаслышке. А во-вторых, как говорится, “меньше знаешь – лучше спишь”. Пребывание в немецком плену сказалось на карьере супруга. Его, первоклассного геолога, несколько раз хотели отправить работать за границу, но строчка в анкетных данных “Трудился в качестве военнопленного на предприятиях фашистской Германии” сделала его на всю жизнь невыездным.
– Мама никогда не афишировала, что воевала. По школам рассказывать о фронтовых буднях не ходила. Вообще, она была закрытым человеком. Впервые о войне из ее уст я услышала после выхода фильма “А зори здесь тихие”. Мама сказала: “Хороший фильм, правильный. Мы ведь такие же тогда молоденькие были”. А подробно о тех годах стала рассказывать уже в Норильске.
 
Война
Тамара Бабинова была старшим ребенком в семье. После окончания торгового техникума устроилась работать в магазин. А тут и война началась.
– На фронт я не стремилась. Надо было помогать маме. В 29 лет она осталась вдовой. Я – старшая, братья и сестры – мал мала меньше. Семья переехала из города в деревню – свое хозяйство выручало. Но все равно было очень тяжело, – вспоминает Тамара Павловна.
В декабре 1942 года Свердловский военкомат объявил мобилизацию. Тамару Бабинову и других девушек  привезли в Подмосковье, на станцию Вешняки, где в бывшем поместье графа Шереметева базировалась центральная женская снайперская школа. А через несколько месяцев девушек отправили на фронт. Тамару определили в 174-ю стрелковую дивизию Третьего Белорусского. И в первый же вечер девушка попала под минометный огонь.
– Это было наше боевое крещение, – говорит Тамара Павловна, – а дальше начались трудовые будни.
По грязи и по снегу, по-пластунски, с десятью килограммами амуниции, в сапогах и шинели не по размеру (шили же на мужчин), с винтовкой в руках хрупкие девочки-снайперы выслеживали противника. Ходили всегда снайперской парой. Один  вызывал огонь на себя, другой уничтожал фашистов. На фронтовом счету Тамары Бродской 31 убитый фриц. Порой приходилось встречаться с немцами практически лицом к лицу. Всех русских девушек они звали Катями и приглашали на кофе. Наши не соглашались – переговоры с противником были запрещены.
– Страшно было?
– Стрелять не страшно. За спиной была поддержка. В то время все шли вперед – за Родину, за Сталина. Страшно другое: когда по весне стаял снег, и кругом – куда ни глянешь – трупы наших убитых солдат.
Как семейные реликвии в доме Бродских хранятся военные фотографии, есть среди них и та, что Тамара отправляла матери. Трогательное послание от дочери заканчивается словами: “Мама, храните эту фотокарточку. Этот снимок может быть последним”.
Впрочем, как рассказывает Тамара Павловна, были и на войне радостные моменты – и пели, и плясали под гармонь, и влюблялись.
 
Любовь
После войны Тамара вернулась в Свердловск. Устроилась в магазин, где отоваривались бывшие военные – два друга, два Ивана. Первым девушку заприметил приятель будущего супруга. Но парень был скромный, попросил на свою голову Ивана Бродского передать Тамаре любовную записку. Но другу она отказала. “Хороший был парень, но не мой человек”, – вспоминает ветеран много лет спустя. Бродский, в свою очередь, не растерялся и сам сделал Тамаре предложение.  
– Конечно согласилась. Да и как было не согласиться? Никого лучше я и не знала – красивый, веселый, глаза блестят.
– Но поклонники у вас наверняка были? – спрашиваю я.  
– Нет, что ты. Один Иван.
– А как же друг его?
– Вот двое и было.  
Скромничает Тамара Павловна, думаю я, глядя на снимок, с которого улыбается 18-летняя красавица с двумя русыми косами.
– Папа был душой семьи и компании, – рассказывает Татьяна, дочь Тамары Павловны. – Сколько себя помню, дома постоянно устраивались театрализованные представления. Мы придумывали сценки, шили костюмы. У нас собиралось много друзей, инициатором всего этого действа был отец. А вообще, у него было три любви: семья, работа и машина.
После Екатеринбурга Ивана Бродского отправили в Казахстан. Первое время они с Тамарой и детьми жили в землянке. Жуткие ветра, днем жара, ночами холод, привозная вода. Но после военных лет это не воспринималось как что-то из ряда вон выходящее.
– Жили мы трудно, но весело. Казалось, жизнь долгая и никогда не закончится. И пролетели 52 года как один день, – говорит Тамара Павловна.
 
Норильск
Младшая из троих детей Бродских, Татьяна, очень любила ходить с папой в экспедиции. Правда, в геологи по его стопам не пошла: “Отец считал, что это не женская профессия”. Поступила в Московский горный институт на факультет “Автоматизированные системы”. По окончании вуза девушке предложили по распределению поехать в Узбекистан, на Дальний Восток, на Кольский полуостров или в Норильск.
– Папа сказал: “Норильск – это флагман цветной металлургии. Здесь нужно начинать свою карьеру”. Так, с конца 80-х я живу в Норильске, – рассказывает младшая дочь Бродских.
После смерти отца Татьяна забрала маму к себе. Но Тамара Павловна скучала по родной земле. “Хорошо с тобой, но поеду домой: там могила Ивана”, – сказала после долгой норильской зимы. И уехала. Но когда стало подводить зрение, пришлось возвращаться. На 60-летие Победы российские власти сделали Тамаре Бродской подарок – дали гражданство.
У Тамары Павловны большая семья: внуки и правнуки не забывают, гордятся бабушкой. Поздравляют с праздниками и дают рекомендации по восстановлению здоровья. Правда, в основном по телефону – все живут на материке. Но бабушка на них не сетует.
– Моя жизнь была тяжелой, а все же счастливой. И я желаю молодому поколению, чтобы радовались каждому дню, берегли любовь, семью, здоровье. Если нет здоровья, то ничего другого и не надо.
Внуки считают Тамару Павловну лучшей бабушкой на свете
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск