Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Ангелы Святобога
СЕМЕЙНАЯ РЕЛИКВИЯ
5 мая 2012 года, 17:15
Текст: Юлия КОСТИКОВА
В каждой семье есть вещь, которую называют счастливой, талисманом. В нашей, к сожалению, уже небольшой семье, тоже есть такая. Это маленькая пожелтевшая фотография, на которой запечатлены юноша и девушка. На обратной стороне написано: “Люда и Боря”...
Моя родина – город Кременчуг Полтавской области. Когда я бываю в гостях у бабушки, мы любим всей семьей собираться вечером в ее спальне, где стоит старенькая машинка Singer, висят в резных рамочках фотографии наших прапрадедушек в галифе и прабабушек в старинных платьях. Бабушка Люда достает коробку с медалями, военным билетом, снимками, и мы переносимся в ее юность.
В один из таких семейных вечеров я обратила внимание на эту фотографию и узнала, что ее пронес через всю войну отец моей бабушки – Павел Прохорович Святобог. Мой прадед. У него была простая дружная семья: жена-модистка (так называли в те времена портних) и четверо ребятишек. Старший Борис, близнецы Юра и Люда и маленький Женя. Когда грянул 1941-й, Павла, как и других мужчин, забрали на фронт. Из-за проблем со слухом его определили поваром – возить бойцам еду на передовую.
На фронте Павел подружился с лейтенантом, который подарил ему свою фотографию на память. На ней боевой товарищ запечатлен с молодой женой или невестой. В минуты отдыха Павел часто смотрел на эту фотографию и, так как снимка своей семьи у него не было, представлял, что это его дети. На обратной стороне фото он даже написал: “Люда и Боря”.
Бессонные ночи с машинкой-кормилицей
В бою под Киевом Павел попал в плен. Его жена Евдокия осталась одна с четырьмя маленькими детьми. Сколько пришлось пережить бедной женщине – сложно представить. Узнав, что муж в плену, Евдокия и еще одна такая же горемыка отправились пешком до самого Киева в надежде увидеться с мужьями и попытаться уговорить немцев отпустить мужей. Конечно же, из этой затеи ничего не вышло. Женщины вернулись домой одни. Хорошо, что вообще вернулись!
Между тем фашистские части вступили в Кременчуг. В нашем доме поселился немец, а всю семью согнали в спаленку. Там мои родственники топили печку-буржуйку, спали впятером на одной кровати, если вообще можно сказать, что Евдокия спала. Она где-то выменяла лампочку и, закрыв маленькое окно одеялом, днями и ночами перешивала старые немецкие шинели на пальто и валенки. Затем пешком обходила села, меняя одежду на муку и крупу, чтобы приготовить суп “затируху” и накормить ребят. Летом было легче. Детвора ела полевой щавель, собирала ягоды. Моя бабушка до сих пор не может есть шелковицу – объелась ею во время войны.
Однажды, когда Евдокия была в селе, младший сын Женя зашел в большую комнату, увидел на столе хлеб и отломил кусочек. Мальчик не думал, что за это можно жестоко поплатиться. Фашист выстроил детей в ряд и, размахивая пистолетом, что-то кричал на немецком языке. Вернувшаяся домой Евдокия бросилась к ногам фрица. Плакала, умоляла его не стрелять, пытаясь объяснить, что ребенок хотел кушать и поэтому взял этот кусочек. То ли не все немцы были жестокими, то ли дрогнуло сердце у фашиста, но он бросил им оставшийся хлеб и просто ушел.
Но не все истории моей семьи заканчивались так благополучно. В мае 1945-го к нам на улицу приехал сосед на военном автомобиле. Ребятишки облепили этот грузовик, всем хотелось прокатиться. Брат-близнец моей бабушки – девятилетний Юра – тоже повис на подножке машины. На кочке мальчик сорвался и попал под колеса. Так вышло, что смерть ребенка пришлась на День Победы. Его маленькую могилу на кладбище бабушка убирает с особенной любовью.
Побег из плена – путь в лагерь
Павел Прохорович Святобог в это время оставался в плену. Лишь маленькая фотокарточка давала моему прадеду силы и надежду на жизнь. И чудо произошло. Судьба сжалилась над Павлом. Послала ему спасение в лице русского переводчика, который якобы работал на немцев. Он помог организовать побег из плена. В какой-то момент Павел, уставший, прилег на землю и увидел маленькую девочку, склонившуюся над ним. Знаками и обрывками немецких фраз он попросил принести немного хлеба и воды. А девчонка привела… папу-полицая и фашистов с собаками. И снова от смерти спасло чудо. Он сбил со следа собак, помочившись вокруг дерева и просидев на нем дотемна.
После долгих скитаний мой прадедушка оказался во Франции, где работал поваром. Наверное, Павел был хорошим кулинаром, потому что вскоре ему предложили принять французское подданство и остаться в стране навсегда. Неизвестно, как бы поступил на его месте другой человек, но мой прадедушка объяснил французам, что на родине, в Украине, у него есть жена и четверо ребятишек.
Снова вместе
По возвращении в Советский Союз Павла отправили в лагерь в Белоруссию. Такая участь ждала всех, кто побывал в плену. Вместе с другими солдатами Павел рубил лес. Через год после окончания войны пришла долгожданная весть о реабилитации. Свобода! И снова появился соблазн начать новую жизнь вдалеке от родины. Павла полюбила красивая белоруска, вдова. Она умоляла его остаться, но любовь Павла к семье была сильнее…
В 1946 году Люда играла с подругой возле своего двора. Увидев солдата, идущего по улице, она внимательно стала за ним наблюдать. И только когда мужчина протянул к ней руки, узнала его, крикнула: “Папка!” – и крепко прижалась к отцу.
Бабушка до сих пор вспоминает эти минуты со слезами. Помнит даже запах одежды отца. Совсем как в годы войны, когда тайком забиралась на чердак, где лежали старые вещи, доставала и нюхала папину шапку-ушанку.
Несмотря на муки и горе, семья пережила войну. В кармане у Павла в военном билете так и лежала старая карточка с надписью “Люда и Боря” на обороте. Ангел-хранитель, как считаем мы сейчас. Из всей семьи Павла Святобога теперь жива только наша бабушка Людмила, которая в этом году отметит 77-й день рождения. Она рассказала нам историю этой счастливой фотографии, а теперь уже мы, внуки, будем передавать эту историю своим детям и постараемся быть верными своим семьям, как наш прадедушка Павел Прохорович Святобог.
Иногда даже незнакомые лица могут напомнить о близких
Павел Прохорович на родине спустя семь лет после Победы
Борис Святобог в юности
Людмила Святобог в юности
Евдокия Святобог
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск