Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
10:00 На заповедном озере плато Путорана провели грандиозную уборку
09:00 Расклейщикам объявлений в Норильске звонит автоинформатор
08:00 До конца года все города Красноярского края подключат к системе «112»
07:05 Чистая прибыль «Норникеля» выросла почти в два раза
14:00 В Арктике ищут новые острова
Все новости
Работа и спорт – выход из депрессий
ГОСТЬ “ЗВ”
2 декабря 2011 года, 14:39
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Беседовала Татьяна РЫЧКОВА
У Норильского общества инвалидов новый председатель. Анатолия Гальченко сменила Альбина Рожкова, тоже не новичок в общественных делах. В сложных экономических условиях Анатолий Гальченко держал курс на экстремальный спорт как способ реабилитации инвалидов. Альбина РОЖКОВА, экономист по образованию, хочет попробовать решить иные проблемы. “Заполярный вестник” узнал, какие именно.
– Альбина Ивановна, любого человека держит на плаву работа, как с этим у инвалидов? Вы в обществе больше 20 лет, помнится, на его базе была какая-то мастерская.  Напомните историю ее создания.  
– В 1989 году нашему обществу выделили пятикомнатную квартиру в доме по улице Комсомольской, 15. Там вместе с Анатолием Петровичем Гальченко мы создали кооператив “Пульс”, который потом был переименован в специализированное инвалидное предприятие “Забота”, куда входили парикмахерская, сапожная и швейная мастерские. Анатолий Петрович обучал инвалидов сапожному мастерству. На нашем предприятии работали и здоровые люди – квалифицированные портные обучали бесплатно швейному делу.  Списочный состав предприятия достигал 53 человек.
– Что шили?
– Спецодежду для Норильского горно-металлургического комбината, для управлений здравоохранения и детских дошкольных учреждений – простыни, пододеяльники, наволочки, медицинские халаты, хирургические костюмы, детские распашонки и ползунки. Мы шили разнообразную спецодежду для людей с нестандартными размерами, то есть для богатырей и дюймовочек. Инвалиды не сидели в четырех стенах своих квартир, как сейчас, а зарабатывали деньги и общались между собой, выходили из многолетних депрессий. Мы также организовали надомный труд. Наши курьеры привозили инвалидам раскроенные изделия и забирали у них готовую продукцию. У нас работал на дому мужчина, который держал электропривод от швейной машинки под мышкой. Норильским обществом инвалидов было организовано несколько таких предприятий с разнообразными видами деятельности: ремонтно-строительной, торговой, даже посуду мы выпускали.
В связи с введением в 2000 году нового Налогового кодекса, который отменил все льготы предприятиям, использующим труд инвалидов, предприятия закрылись, так как перестали быть рентабельными.  
– Где теперь работают инвалиды?
– Инвалиды 3-й (рабочей) и 2-й группы, которые могут работать в специально созданных условиях, находятся на учете в центре занятости, и там их устраивают по возможности на постоянную или временную работу. Мы со своей стороны тоже пытаемся трудоустроить инвалидов – обращаемся в различные коммерческие предприятия и к индивидуальным предпринимателям.
Просто так инвалидов никто не берет. Даже с третьей, рабочей, группой очень тяжело куда-либо устроиться, переобучиться тоже тяжело. Еще на отчетно-выборной конференции я говорила о необходимости расширения программы переобучения в центре занятости именно для инвалидов. Обычно им предлагают работу подсобных рабочих, уборщиков и сторожей. Да, сторож – это хорошо, но остальное мало подходит. Как будет таскать тяжести, например, ампутант или человек с поражением опорно-двигательного аппарата? Необходимо обучать молодых компьютерной грамотности. Тому же кладовщику нужно знать программу “1С”. Найти работу инвалиду сложно. Отношение работодателей к человеку, когда он узнает об инвалидности, меняется.
– Вывод: нужно возрождать мастерские, создавать свои предприятия? Насколько это реально?  
– Сначала нужны предварительные переговоры с управлением здравоохранения, комбинатом: нужна ли им будет наша продукция. Естественно, необходимы  долгосрочные объемы работ, должен быть договор. Понадобится и помещение, и оборудование, но сначала – технико-экономическое обоснование. Потому что если это будет нерентабельно, не выгодно ни городу, ни комбинату, то и предприятие не сможет существовать. Если будет организовано производство, мы же должны будем делать отчисления: только в Пенсионный фонд – 26 процентов, а еще в фонд соцстраха, от несчастных случаев, в территориальный фонд медицинского страхования, в Федеральный фонд медицинского страхования. И должны будем отчислять налоги, предусмотренные Налоговым кодексом.
– И никаких скидок инвалидам.
– Такое законодательство.

Нужна спортивная база

– Понятно, почему Анатолий Петрович делал упор на спорт как на средство реабилитации инвалидов. С этим же в Норильске все в порядке?
– У нас в городе очень хорошая социальная программа по социальной защите инвалидов, такой, наверное, нигде нет, спортивная – великолепная. Мы только что вернулись из Дудинки с открытой спартакиады Таймырского (Долгано-Ненецкого) муниципального района, заняли там второе место. Дудинское общество инвалидов,  его председатель Надежда Васильевна Курдогло и администрация Дудинки всегда великолепно нас встречают. В первый день были соревнования по дартсу и волейболу, во второй – прыжки в длину с места, броски мяча в кольцо, броски набивного мяча. После соревнований нас вывезли на пикник: уха, курица с картошкой, помидоры, огурцы, арбузы, дыни. Очень понравилась всем нашим инвалидам организация мероприятия.
– Где тренируетесь? Кто тренеры? Нет ли недостатка в спортсменах?
– У нас очень сильная волейбольная команда, но она была  создана 20 лет назад, люди разъезжаются, некоторые заболевают так, что уже не могут играть, пришли молодые, их надо тренировать. Для нас самое главное – спортзал. Тренеров мы нашли бы. Например, Геннадий Поликарпович Яскевич с нашими ребятами с самого начала занимался. Он вместе с Заполярной федерацией спорта инвалидов нашу команду вывозил даже за границу. Потом не стало финансирования на поездки, и законодательство опять подвело. Когда будет у нас свой спортзал, он снова будет проводить тренировки.
– Но раньше ваша команда где-то тренировалась?
– Раньше мы обращались в школы, они выделяли нам время для тренировок. Во-первых, мало школ, где спортзал на первом этаже, а на пятый этаж не поднимешься, у нас же люди и на протезах, кто-то вообще без двух ног. Начальник управления по спорту, туризму и молодежной политике Павел Иванович  Дворянинов поддерживает мое видение, что нам нужна собственная спортивная база. А для того чтобы построить отдельное здание, нужны деньги, у общественной организации их нет. Город, конечно, обществу помогает, и комбинат очень сильно помогает, даже в содержании нашего офиса, но в нем не проведешь тренировки по настольному теннису, сидячему волейболу, пулевой стрельбе, дартсу, метанию ядра, бегу, прыжкам. По всем этим видам спорта мы проводим соревнования. Каждый раз проситься куда-то в чужой спортзал – неудобно. Надо собрать инвалидов, их привезти, потом отвезти, а это платный транспорт. Они же  большей частью на протезах. А если будет свой спортзал, люди смогут заниматься спортом постоянно. Инвалид пришел, знает: сегодня настольный теннис, завтра волейбол. И потом, им негде общаться. Таким местом мог бы стать спортзал. Да, в летний период мы выезжаем в тундру, кто-то на материк, какое-то разнообразие, но ведь не все могут выехать.

Сами себе психологи

– Альбина Ивановна, психолог вам по штату не положен?
– У нас общественная организация, штатных единиц нет.
– Но если человек потерял, к примеру, ногу или руку, разве ему не нужна какая-то особая поддержка?
– Когда мы узнаем, что кто-то впал в депрессию после получения инвалидности, к нему иду я или кто-то из наших инвалидов с подобными проблемами, таким же заболеванием. Когда я показываю, что у меня протез и я хожу, человек  видит: если женщина смогла такое преодолеть, что тогда  мужчине переживать? Просто психологу человек с ампутацией не поверит. Это же для любого страшная беда в жизни. Кто не попадал в такую ситуацию, не поймет. Многие о суициде подумывают, потому что полностью меняется вся жизнь, все представления о ней, окружение и так далее.
– Значит, сами себе психологи?
– Можно и так сказать. Однажды общалась по телефону с одной нашей женщиной. Она долго рассказывала про то, что забыта-заброшена, никто не помогает и всем она обижена. В конце разговора сказала: “Альбина Ивановна, вам надо работать психологом”. – “Почему?” – “Во время разговора с вами я даже два раза улыбнулась”.  
– А как решаете юридические проблемы?
– Когда при прежнем законодательстве при обществе инвалидов было шесть предприятий, часть доходов мы перечисляли на содержание аппарата общества, у нас был и свой юрист. Сейчас очень тяжело с пенсии оплачивать услуги нотариусов и юристов. Что-то я могу подсказать, но не всегда. Помогает безвозмездно Любовь Петровна Фабер, юрист из центральной городской библиотеки, она с нами с самого начала работает, более 20 лет. Еще безвозмездно помогают юристы ЛК “Финанс” и Ассоциации деловых женщин.
– МСЭК по-прежнему снимает группы инвалидности больным людям?
– И каждый раз пугают: последний раз даем вторую группу, на следующий год будет третья. Человеку без стопы вообще сняли инвалидность. Подал в суд. У женщины выше локтя нет руки, поставили третью, рабочую, группу – так же как и в случае с  ампутацией ноги выше колена. У них свои критерии определения группы инвалидности. Иногда люди нуждаются просто в моральной поддержке. “Альбина Ивановна, подавать в суд?” – “Подавать! Поддерживаю. Одобряю. Судитесь, ругайтесь, отстаивайте свои права”.
– Какой рабочий день у председателя общественной организации?   
– Тут можешь прийти в полвосьмого утра и уйти в полдесятого ночи – и все равно не все сделаешь. У нас численность общества на 1 ноября 2010 года была 470 человек. Бывает, иногда одна тихо работаю с документами, а бывает, очередь ко мне выстраивается.
– С какими проблемами приходят люди?
– Работа, переселение на материк, коммунальные платежи, кого-то затопило, кто-то жалуется на одиночество, кто-то на близких. Вот если бы у нас были своя спортивная база и свое предприятие – мы смогли бы дать работу и избавить от одиночества. На будущий год хочется, конечно, пробить все прожекты.
– А задачи на ближайшее время?
– В первый год моего председательства главная задача – сохранить то, что создавал Анатолий Петрович в течение 20 лет, спортивную составляющую. Механизированный биатлон мы в этом году провели, пробег на снегоходах – тоже, на краевую спартакиаду съездили, второе место заняли, сплав и авторалли провели, в Дудинку съездили, в ноябре будем проводить городскую спартакиаду для лиц с ограниченными возможностями. Сегодня проведем торжественное мероприятие в ГЦК, посвященное Дню инвалидов.
Невозможное возможно
0

Читайте также в этом номере:

“Мой дом” открыл двери (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Стать яркими, как зебра! (Юлия КОСТИКОВА)
Посветлело (Ольга ПОЛЯНСКАЯ)
Успешных поощрили (Марина БУШУЕВА)
Галочка напротив (Марина БУШУЕВА)
Тонкая работа (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск