Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
13:05 Мозаичные панно советских времен в Норильске оформили подсветкой
10:30 Городское освещение готово к наступлению полярной ночи
10:00 «Спорную» автобусную остановку в Талнахе вернут на прежнее место
08:05 Норильчане могут обратиться за консультацией к председателю Заксобрания Дмитрию Свиридову
07:25 На руднике «Октябрьский» компании «Норникель» завершают строительство второго пускового комплекса
Все новости
Не пыли, пехота…
ПАМЯТЬ
15 мая 2013 года, 16:11
Текст: Андрей СОЛДАКОВ
Медник “Таймырнефтеразведки” Владимир Солнцев сызмальства интересовался историей. Сколько им перечитано книг, уже и не вспомнить. Знание истории – редкое качество. Еще реже встречаешь людей, которые впитали то, что помнят. Солнцев из этих людей. Благодаря его интересу к боевой судьбе тестя – фронтовика Ивана Ивановича Швеца внуки ветерана сегодня могут многое рассказать о своем героическом деде.
Совсем недавно, 22 июня, Ванька Швец отпраздновал  семнадцатилетие, а сегодня он бредет с тысячами беженцев по  пыльным дорогам Донбасса. Кто бы мог подумать, что вот так быстро и бесповоротно закончится мирная жизнь, а вместе с ней и детство.
Иван рвался в армию. Уходя из охваченной боями Украины, прибился к отступавшим артиллеристам. Но командование отказывалось от необстрелянного парня. И только тогда, когда у орудий стало катастрофически не хватать людей, фамилию Швец внесли в списки артиллерийского полка.
Позже этот полк будет разбит, а Иван Швец добровольцем уйдет в лыжный батальон. Их две недели будут кормить на убой, а затем отправят в рейд по немецким тылам. Из шестисот человек вернется два десятка, удивив командование. Вернувшимся выдали ордена и отправили в 1-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию.
Отчаянные ребята
Что есть счастье на войне? Например, не курить. Тогда можно махру выменять на хлебную пайку. Или атака. Что может быть лучше возможности выпрямиться от многочасового лежания в ледяной болотной жиже и, замирая от чувства, что все пули из этого проклятого пулемета летят лично в тебя, бежать к немецким окопам – в хруст и мат рукопашной схватки. Потом в обставленном с немецким комфортом блиндаже потягивать трофейный коньяк и материть старшину, застрявшего где-то с термосом, в котором горячая пшенка.
Полковая разведка – отчаянные парни. Но, как известно, солдатами не рождаются, и, прежде чем стать опытным разведчиком, приходится пройти через многие испытания. Так было и в тот раз. Пятерка десантников отправилась за “языком”. По пути наткнулись на раскидистый грецкий орех. Оставив оружие, полезли за плодами. Пацаны, одним словом…
И не заметили бойцы, как к дереву подошел немецкий патруль. Такие же молодые ребята. Может быть, этот факт и сыграл важную роль в жизни десантников. Молодые немцы не расстреляли и не захватили в плен своих сверстников. Отойдя на порядочное расстояние, бросили захваченное у советских бойцов оружие и скрылись в лесу.
Сорок метров
Перед форсированием Южного Буга во взвод прислали очередного взводного. На памяти помкомвзвода Швеца – едва ли не десятого. Обычно в первом же бою лейтенантики, затянутые портупеей “в рюмочку”, вскакивали в полный рост на бруствер и, размахивая пистолетом, заканчивали одинаково – пулей в горячий лоб. И все шло по накатанной: бойцы, пригибаясь, уходили делать свою тяжелую работу уже под командой Ивана.
Этот лейтенант вроде был опытный. Переправились, окопались, зацепились на плацдарме. Из колеи взводного выбил пулемет, остановивший атаку.
– Сержант, давай кого-нибудь туда. Пусть гранатами забросает.
– Тащленант, так не доползет же. Все простреливается. Как вошь на голой заднице, чесслово. Давайте у комбата сорокапятку попросим, пусть артиллеристы поработают.
– Разговорчики! Делай, что сказано.
Иван матюкнулся, снял вещмешок и шинель, проверил гранаты.
– Ты куда, сержант?
– Я на смерть ребят не пошлю. Лучше сам.
– Стой!
Иван уже полз, мечтая стать мелким и плоским. Оставалось метров сорок, когда его накрыло. Он лежал в воронке. Кровь и жизнь медленно вытекали, впитываясь в родную украинскую землю.                                                      
О подвигах – помним
С тяжелыми кровопролитными боями, теряя друзей и товарищей, командиров и подчиненных, Иван Швец дошел до Победы. Радостная весть застала его в столице Чехословакии – Праге. Но для 1-й гвардейской воздушно-десантной Звенигородско-Бухарестской Краснознаменной ордена Суворова дивизии война не закончилась. Месяц спустя гвардейцы громили Квантунскую армию Японии. Только в 1947 году израненный солдат вернулся на Родину.
Старые раны, застрявшие глубоко осколки всю оставшуюся жизнь не давали покоя ветерану. Но десантник-разведчик стойко держался и не пасовал перед смертью до последнего дня жизни. Сегодня его нет среди нас, но в памяти своих родных, детей и внуков Иван Швец живет всегда. Бравый десантник гордо смотрит с пожелтевшей карточки. И как будто хочет сказать свою любимую фразу: “Не пыли, пехота…”.
“Есть время хорониться, а есть время наступать”
Лыжный батальон идет в рейд по немецким тылам
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск