Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Родину защищать
ГОСТЬ “ЗВ”
22 февраля 2013 года, 13:45
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Вера КАЛАБЕКОВА
Эти слова по-прежнему наполнены смыслом, уверен начальник отдела военного комиссариата Красноярского края по городу Норильску Валерий НЕСТЕРОВ. Россия пережила за свою историю немалое количество войн и конфликтов, а потому слова “защитник Отечества” звучат для нашего человека по-настоящему.
– За годы Великой Отечественной из Норильска было отправлено на фронт 7606 человек. Не вернулись – пали смертью храбрых и пропали без вести – 1114, –  рассказывает начальник отдела военного комиссариата Красноярского края по городам Норильск и Дудинка, Усть-Енисейскому и Хатангскому районам Валерий Нестеров. – Уже в наше время 27 норильчан и дудинцев остались навсегда молодыми – не вернулись из горячих точек, выполняя интернациональный долг.
 
Дело жизни
– Валерий Владимирович, как и где служат норильские ребята?

–  На сегодняшний день службу проходит 651 норильчанин. География службы – от Курильских островов до Москвы, в основном Центральный военный округ. В 2012 году вернулись из армии 664 парня. В последние годы этот показатель стабилен  – 600 с лишним человек мы направляем на службу. Для примера: в 2008 году было призвано 233 человека, а в 2010-м уже 600, причем 351 из них – это ребята после школьной скамьи, те, кто по каким-либо причинам не стал получать дальнейшее образование. Мы к каждому призывнику относимся с вниманием. Те, кому по закону положены отсрочки, их получают. Если, к примеру, парню исполняется 18 лет и он подлежит призыву сразу после окончания школы, ему полагается отсрочка на период поступления. Если поступил, предоставляется вторая отсрочка на период обучения. Так что ребята имеют возможность получить образование, заняться своим здоровьем, если есть необходимость.
– Какой он, наш призывник?
– В большинстве своем это грамотные молодые люди – около 70% наших ребят идут в армию, имея среднее специальное или высшее образование. Многие идут служить с желанием. А если такового нет, то есть понимание, что служить надо. В общем ребята хорошие, правда, случается, поздно взрослеют. Бывает, что парень в 23–24 года приходит в военкомат с мамой, которая волнуется, переживает. А ведь, по большому счету, сегодняшняя служба в армии по сравнению с тем, что было когда-то, напоминает санаторий. Я ребятам так и говорю: едете на 12 месяцев за государственный счет в санаторий с трехразовым питанием и послеобеденным сном.
Сейчас мы поставим на учет 1242 человека, они пройдут обследование, и уже по результатам будет дано заключение о годности к службе. Кстати, процент годности у нас сейчас стабильный, этот показатель начал подниматься в 2010  году и теперь составляет более 60% (раньше 36–41%). Означает это, что из каждых ста обследованных 61 человек годен к службе.
Более 30% призывников-норильчан возвращаются из армии в звании сержанта. Это очень хороший показатель, по которому мы можем судить о качестве подготовки призывников. Служат наши ребята очень хорошо.
– Много споров идет вокруг срока службы. По вашему мнению, год в армии недостаточно?
– По моему мнению, это, конечно, маловато. Они после года только и начинают служить, а приходит время увольняться. Но все равно парни возвращаются другими, они взрослеют в армии, живут в коллективе, и это накладывает отпечаток.
С 1 января у нас идет первоначальная постановка на воинский учет ребят 1996 года рождения. Они проходят полное медицинское освидетельствование, после чего определяется категория годности к службе. Мероприятие это обязательное, без приписного свидетельства вряд ли получится подать документы в вуз или устроиться на работу. На комиссии, которую я возглавляю (не путать с призывной комиссией, председателем которой является представитель органов власти), мы в числе прочего выясняем отношение юноши к военной службе. На вопрос: “Желаешь идти служить?” – многие без лукавства отвечают утвердительно. Здесь, вероятно, сыграло свою роль уменьшение срока службы до одного года. Кто-то честно говорит: “Нет, не желаю, но понимаю, что надо”. При категорически отрицательном ответе объясняю: “А кто твою маму, твою семью защитит? Задумайся, парень, кем ты хочешь стать в этой жизни”.
– Такие ребята пополняют ряды уклонистов или все же собираются с духом?
– Это потенциальные уклонисты, их достаточно много, они могут затягивать медицинское обследование, уехать в отпуск, найти еще какие-то уважительные или не очень причины. Тем не менее тенденция такова, что уклонистов становится меньше. Во-первых, наша постоянная работа по их розыску дает результат – мы делаем запросы в миграционную службу, в вузы, все равно придется явиться в военкомат. Жить “подпольно” – не лучший вариант. А во-вторых, при нынешних условиях в армии проще год отслужить, чем пребывать постоянно в нервном напряжении.
– Стало полегче на службе?
– Просто небо и земля. Условия в нынешней армии значительно улучшились и в моральном плане, и в бытовом. Солдаты больше не ходят в наряды по столовой, не моют полы, не убирают территорию, этим занимаются специальные фирмы. Так больше времени остается на освоение военной специальности. Иначе что можно успеть за год службы? Родители даже соскучиться как следует не успевают. Время летит незаметно. Кстати, приветствуется наличие у призывника специальности –  водители, трактористы, электрики, сварщики, механики, повара, медики, музыканты нарасхват.
– Дедовщина изжила себя в армии или приняла другие формы?
– Дедовщины в том виде, в котором она существовала, сегодня нет. Но даже если случаются какие-то сложные ситуации и конфликты, то надо понимать: все-таки это коллектив, в котором, как в любом другом, выстраиваются определенные отношения, и не всегда они радужные. Это нормально. В данном случае от родителей в немалой степени зависит, насколько их сыну привиты коммуникативные качества, ответственность, рассудительность. Конечно, помогают навыки общения, приобретенные в школе. Это во-первых. А во-вторых, по моему убеждению, намного опаснее для молодых ребят болтаться без дела на улице, чем жить в казарме, приобщаться к дисциплине и физической активности. Об этом я не устаю повторять родителям.  А случается, конечно, разное.
– С родителями призывников военкомат тесно взаимодействует?
–  Почти каждую неделю подписываю по несколько писем в адрес командиров частей примерно с таким содержанием: “В наш адрес обратились родители, обеспокоенные молчанием, прошу сообщить о состоянии здоровья” – и так далее.
– Как вы оцениваете физическую подготовку наших ребят?
– Норильские призывники неплохо подготовлены. Это важно: бег, перекладина, отжимания – со всем этим придется иметь дело на службе, поэтому готовиться нужно заранее, чтобы потом не было слишком тяжело. У нас на территории дети традиционно  задействованы в различных спортивных секциях, они через одного идут в армию со спортивными разрядами. Тех, кто ничем не занимается, очень мало. Нужно также иметь элементарные бытовые навыки: к примеру, уметь заправить постель и подшить воротничок. Этого очень многие ребята делать не умеют. Бывает, и зубы не чистят, и ноги не моют, навыков элементарных не имеют. Так что лучше подготовиться заранее. В этом году, как и в прошлом, мы будем участвовать в проведении сборов с десятиклассниками, и думаю, о каких-то нужных в армии вещах понимание им дадим. Главное, что ребята идут служить с желанием и понимаем. И нередко оказывается, что ребята-срочники в деле бывают на голову выше контрактников. Это достойные ребята. Так что подготовка к армии, конечно, имеет большое значение: чем сложнее сейчас, тем легче будет потом, да и вообще в жизни.
– Служба в армии дает какие-то преимущества?
– Думаю, что привлекательность службы сейчас будет расти. В принципе, уже растет. В пользу службы говорят некоторые законодательные инициативы, отдающие предпочтение тем, кто служил. Многие работодатели считают более трудоспособным, дисциплинированным и организованным отслужившего кандидата. И это логично. Пройдет еще немного времени, и будет считаться дурным тоном не служить в армии, я в это верю. Когда я был пацаном, на нас девчонки даже не смотрели, если не служил.
А вообще, к этому вопросу нужно подходить дифференцированно. Есть талантливые молодые люди, которые по состоянию здоровья действительно не могут служить, хотя и рады бы. Зато пользу своими мозгами принесут немалую. Так что всех стричь под одну гребенку нельзя.
– С приходом к руководству Министерством обороны Сергея Шойгу многое изменилось?
– С приходом нового министра, конечно, многие вещи будут пересмотрены, президенту представлен план обороны страны.  Первое – это обученная вооруженная армия, но самое главное – мобилизационный резерв, как раз тот ресурс, которым мы занимаемся. Призывная деятельность – это только 20% нашего функционала, видимая часть работы. Нагрузка в военкомате серьезная, а у нас из 51 человека в штате 95% – женщины. Раньше в военкомате служили 16–18 офицеров-прапорщиков и гражданский персонал. Сейчас одни женщины, а задачи и требования с каждым днем все выше. Тем не менее со своей работой мы справляемся достойно. При этом обнадеживает, что Шойгу возвращает в ведомство профессионалов: человек должен сапоги поносить, прежде чем начнет решения важные принимать.
– А насчет отмены портянок что думаете?
–  Портянки, конечно, лучше, намного теплее, чем носки, гигиеничнее. Это скажет любой, кто их носил. Хотя сапоги сейчас из формы убирают, но, думаю, все в итоге встанет на свои места. Я, кстати, как-то за то, что носил носки, получил в военном училище три наряда вне очереди. Если продолжать разговор о положительных тенденциях, то важно, что возобновился набор в военные вузы. Снова начинают работу военные учебные центры при гражданских вузах – у нас это Сибирский федеральный университет и аэрокосмический университет. Все это позволит восстановить первичное звено в армии. Молодые лейтенанты – наше будущее.
– Как в сегодняшнем жестком мире воспитывать в подрастающем поколении патриотизм, чувство ответственности за себя, своих близких, сограждан?
– В Норильске, в отличие от многих российских городов, подростков не оставляют без внимания. К примеру, у нас очень сильные Совет ветеранов Великой Отечественной войны и Союз ветеранов афганской войны и локальных конфликтов. Они создали музей, ходят по школам, общаются с ребятами. Все это тоже формирует патриотизм. В целом же государству нужна национальная объединяющая идея, на основе которой можно было бы строить полноценную систему воспитания патриотизма. Конечно, большую роль в формировании личности играют семья, школа, окружение подростка. Напрямую отражается на моральном здоровье общества отношение к армии, полиции, то есть к институтам защиты Отечества. А у больного общества не может быть здоровой армии. Не с Луны же мы эти кадры черпаем. Все взаимосвязано.
– Валерий Владимирович, “Заполярный вестник” поздравляет вас с Днем защитника Отечества и готов передать норильчанам ваши пожелания.
–  Я хотел бы поздравить с Днем защитника Отечества тех, кто служил, служит сейчас и будет служить в будущем, а также всех норильчан. Наш город уникальный. Практически в каждом бронеобъекте есть частичка труда норильчан, ведь никель – основной броневой компонент. Так что люди, добывающие руду и плавящие металл, – защитники Отечества. Хочу поблагодарить и поздравить также родителей и учителей тех норильских парней, которые служат сейчас. Мы гордимся нашими призывниками. А самое главное, чего желаю всем нам, – чтобы не было войны.
0

Читайте также в этом номере:

Идет солдат в детсад (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Тогда нас не победить (Иван ОГИЕНКО, ветеран Великой Отечественной войны)
15 тысяч часов в воздухе (Екатерина БАРКОВА)
Шедевры под охраной (Юлия КОСТИКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск