Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Нас ждет глобальная достройка?
ТЕМА
2 июня 2010 года, 13:31
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Марина БУШУЕВА
«Зачем строить в Норильске?» – много лет повторяли чиновники, подкрепляя свою позицию железным аргументом: люди город покидают, их квартиры высвобождаются, так что дефицита жилплощади нет. Но, несмотря на естественный отток населения, Норильск, похоже, приближается к ситуации, в которой некогда оказались детские сады города. Старое жилье изнашивается, и замены ему нет.
В 2008 году был составлен проект генерального плана развития Норильска до 2025 года. Руководитель проекта Ирина Евплова, говоря о перспективах, постоянно подчеркивала, что главная проблема Норильска – аварийное жилье. Его площадь два года назад уже составляла более 300 тысяч квадратных метров. Планировалось открыть в Норильске глобальную стройку, вернее, достройку. Однако грянул экономический кризис, и вместо генерального плана появилась программа модернизации моногорода Норильска с 2010-го по 2020 год. В документе также предусмотрено решение проблемы ветхого жилья. Планируется вывести из эксплуатации 25 строений площадью почти 180 тысяч квадратных метров. Более восьми тысяч человек придется переселить из 3638 квартир.
Взамен выведенного жилья планируется отремонтировать и распределить среди горожан 1149 муниципальных квартир, высвободившихся по программам переселения и в результате естественного оттока норильчан, 230 жилых помещений в домах сталинской планировки, где ремонт требует не просто косметики, но и замены перекрытий, и 1100 квартир, приобретенных на вторичном рынке.
 
Малоэтажная Россия в Норильске
Планируется и строительство. На ростверках снесенных домов будет возведено 15 малоэтажных жилых зданий на 480 квартир и завершено строительство десяти недостроенных домов на 679 квартир.
По мнению специалистов, использование имеющихся ростверков и достройка незавершенных объектов снизят затраты на строительство: нулевые циклы готовы, вводными инженерно-техническими коммуникациями площадки обеспечены.
В плане модернизации моногорода Норильска записано, что на восстановление эксплуатируемого жилищного фонда потребуется 1,3 миллиарда рублей, на строительство нового жилья – более 2,6 миллиарда рублей, на снос выселенных аварийных и ветхих строений – почти 438 миллионов рублей.
 
Даже икоркой балуются
После апрельского визита в Норильск губернатора Красноярского края в городе была создана специальная комиссия по изучению состояния ростверков и недостроенных зданий. По итогам проверок специалисты утвердят план восстановления объектов, которые Норильску еще пригодятся.
Не дожидаясь результатов работы комиссии, мы с фотокорреспондентом отправились по городу на натурные съемки.
В ближайшем к редакции доме №32 по улице Комсомольской аварийным признан первый подъезд. Надо отдать должное коммунальникам, они заварили железную входную дверь намертво, так что ни у кого даже не возникает желания проникнуть внутрь. Чего, к сожалению, нельзя сказать про другие аварийные подъезды нашего города. Согласитесь, не очень приятно осознавать, что за стенкой у вас квартира, покинутая жильцами, но в которую в любое время могут прийти бомжи или подростки и, допустим, разжечь костер «для сугрева».
Впрочем, бригада сантехников, обслуживающих дома по улице Лауреатов, заверила нас, что люди без определенного места жительства не очень-то жалуют аварийные квартиры. По той же причине, что помогла русской армии победить Наполеона, – холодно. Поэтому селятся они в коллекторах, там хоть влажность и запах от канализации, зато тепло. По словам рабочих, у бомжей там вполне комфортные условия – и электричество, и спальные места, и даже икра на столе. Видимо, с ближайшей свалки, просроченная.
– Я им говорю, раз такие умельцы, идите в ЖЭК работать. Больше 20 тысяч каждый месяц будете получать, но они насупятся, молчат, – рассказывает слесарь Владимир Табаков.
 
Ростверк – школьная площадка
От здания бывшего музея по Ленинскому проспекту, 47, остался ростверк, который явно не украшает главную городскую улицу. Старушка из прилегающего двора уже несколько лет выгуливает здесь свою собачонку. А что, практически готовая площадка для выгула домашних питомцев! Еще бы немного ее благоустроить, и получился бы социальный объект, о необходимости которого уже много лет идут разговоры.
Есть же примеры, радующие глаз обывателя. На ростверках при въезде в Норильск и на пересечении улиц Мира и Ленинградской установили детские площадки, пользующиеся большой популярностью у детворы из ближайших дворов.
Жаль, что на ростверке около школы №9 на улице Талнахской ничего такого не придумали. И собираются школьники после уроков, чтобы поиграть на руинах дома.
– Сколько лет здесь живу, столько и наблюдаю. Этот фундамент уже практически стал школьной площадкой. А ведь могли бы и в самом деле сделать из него площадку. Бетоном залить, забором окружить – всего-то дел! – сокрушается пенсионерка Татьяна Симонова.
Но, к сожалению, большинство аварийных домов не только не превратились в благоустроенные площадки, но даже не были разобраны. Уже много лет зияет пустыми окнами дом №8 по улице Павлова. Периодически обновляется забор вокруг здания, с такой же периодичностью в заборе выламывается пара досок и всем желающим – добро пожаловать!
Корреспонденты «ЗВ» гостеприимностью не воспользовались. Жильцы ближайшего дома по Павлова, видимо, не утруждают себя хождением до мусоросборника, а предпочитают выкидывать отходы через дыру в заборе. Впрочем, прошлая наша вылазка в злополучный дом показала, что внутри все давно сгнило: одно неловкое движение – и легко можно полететь вниз. Так что рассказы о том, что в доме обитают бомжи, вряд ли правдивы: жить там абсолютно негде.  
Другое дело два подъезда по Талнахской, 63.
 
«Я здесь живу!»
На полу в подъезде то ли кровь, то ли краска. Дверь в одну из квартир открыта настежь. Заходим. Перед глазами остатки былой роскоши: табурет на двух ножках, развалившееся кресло, кухонная тумба. На полу – листы бумаги, какие-то книги, фотографии, даже часть принтера уцелела.
Смотришь на выцветшие обои, выбитые стекла и думаешь: еще совсем недавно здесь кто-то жил, пытался создать уют, устроить жизнь. На кухне готовилась пища. Кто были эти люди, где они теперь?
Поднимаемся выше. В одной из квартир неоконченный ремонт – уже снесли перегородки между кухней и комнатой, покрасили стены, но пришлось бросить. В другой квартире явно собираются странные личности. На полу зеркало в деревянной оправе, на окнах разводы красной краской, словно стекающая кровь. Честно сказать, жутковато находиться в таком помещении.
На пятом этаже дверь закрыта. Зачем? Может, хозяева еще планируют вернуться? Стучу. За дверью слышен шорох. На всякий случай прячусь за спину фотокора.
– Кто там?
– Мы из «Заполярного вестника». А вы здесь живете?
– Живу! Чего же еще?
Дверь хозяйка не открыла, но побеседовать с нами не отказалась.
С того злополучного дня, как жилье было признано аварийным, Валентина Былкова с супругом ждут подходящего варианта для переселения.
– Предлагали квартиру в Кайеркане, но мы отказались. Я здесь 40 лет прожила. Муж в Норильске работает. Зачем нам в Кайеркан на старости лет перебираться?
Говорит, что жить можно: вода, электричество, отопление – все есть. Но щели в стенах такие, что не заделаешь, поэтому в квартире всегда холодно. И обогреватели не спасают. Дочь в таких условиях жить отказалась и снимает квартиру. А они с мужем приспосабливаются как могут.
– Вас хулиганы или бомжи не беспокоят?
– Нет. Подростки, бывает, забегают, а бомжи нет. Как-то заходили тут одни, но муж их выгнал – больше не приходили.
Конечно, зимой собираться в пустом доме смысла нет: окна выбиты, холод зверский. А вот потеплеет, и пойдет народ. Судя по брошенным квартирам, норильчане живут хорошо. В другом провинциальном городе уж давно бы все растащили, а тут и мебель мягкая, сантехника, шкафы, полки, посуда кое-где сохранилась. Может, потому, что дач нет – тащить некуда. Чайник вот на подоконнике до сих пор стоит, ждет хозяина.
 
Деньги не помешают
В мае президент России подписал закон, позволяющий финансировать переселение граждан из аварийного жилья в моногородах за счет средств Фонда содействия реформированию ЖКХ. Этот документ позволит наблюдательному совету фонда до 31 декабря 2010 года принимать решения об увеличении лимитов финансовой поддержки за счет средств фонда на территориях, на которых расположены монопрофильные муниципальные образования. Деньги субъектам Федерации предусматриваются не только на проведение капитального ремонта многоквартирных домов в моногородах и поселках, но и на переселение из аварийных жилых зданий. По мнению чиновников администрации Норильска, это дает нашему городу дополнительный шанс на решение проблемы улучшения жилищных условий граждан, проживающих в ветхих и аварийных домах. Финансовая поддержка нам, конечно, не повредит. Получит ли ее Норильск, сумеет ли распорядиться деньгами в положенные сроки? Поживем – увидим.
Пир в брошенной квартире
Детская площадка радует глаз
Переход по ростверку – непростая задача
0

Читайте также в этом номере:

Берегите кошек и котов (Юлия КОСТИКОВА)
Осталось благоговение (Лидия ДУЛАЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск