Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
С мечом в руках Далее
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Колючек всё больше
КУЛЬТУРНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ
15 мая 2008 года, 16:30
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Лариса ФЕДИШИНА
«Таймырский кактус» обрастает новыми «культурными колючками», гости фестиваля набираются норильских впечатлений. Как сказала телеведущая и начинающий писатель Светлана Конеген, Норильск не Рублевка. Это экзотика.
Закуска к блюду на заказ?
Правда, сие заявление Светлана сделала в самом начале фестиваля, когда еще города не видела – отсыпалась в гостиничном номере после перелета. Но на презентацию «Деликатесов» пришла почти вовремя. И поразила – чисто Азазело! Один «глаз» белый, в унисон с атласным халатом с изображением собачьих морд и отпечатками лап. Другой «глаз» еле заметный, но если присмотреться, можно увидеть, что эта часть оправы лиловая. Улыбка у героини живьем как-то подобрее, чем на обложке ее книги, – ну ведьминская улыбочка получилась. Просто отрава.
Немногочисленные слушатели, собравшиеся на представление книги «Деликатесы. Съедобные и просто отрава», скорее рассчитывали на съедобное, при этом за счет представляющей стороны. В результате получилась тянучка, которую через полчаса уже невозможно было «жевать».
Первая встреча в рамках фестивального блока «Закуски» оставила у меня противоречивое впечатление. Вернее, плохое впечатление, но с надеждой на лучшее. Светлана Конеген решила представить свою книгу, начав с сообщения, что создана она по мотивам программы «Деликатесы», которая была заметным явлением «в истории отечественного телевидения и в культуре в целом». Автора-де интересовало все, что хоть на чуток выходит за рамки привычного: инновации в науке, новинки в искусстве, новости соседней помойки. Сообщив все это, Конеген начала читать вступительную статью к книге. Вслух читать, хихикая над растиражированными шутками. В «нужных» местах автор ожидала подобной реакции зрителей. Но публика молчала. Почти не реагировала она и на название глав «Деликатесов» – их в книге 11. В зале, видно, мало кто вдохновился сообщением: «Танатотерапия. Лечит смертью живых». Да и вряд ли кто-нибудь разделял убежденность автора, что такая терапия нужна.
«Соскучились по насилию? Обращайтесь к женщине», – советует Конеген, через несколько глав показывая «Гримасы мегаполиса». И т.д. и т.п. Книга между тем оказалась достаточно интересной, но узнать это на представлении было невозможно, а прочитать получилось уже после встречи с автором.
Словом, разговор о книге не получился. Зато Конеген охотно рассказывала о своей собачке Дусе, которая более знаменита, чем Кони (собака Путина. – Авт.), и в данный момент отдыхает в Италии. Наверное, пьет любимое Светланино белое итальянское вино и предается собачьим утехам после трудов, связанных с написанием книги, которая «выйдет в люди» чуть ли не в мае.
Собачью тему на встрече развивала одна активная девочка лет двенадцати, которая интересовалась, как Дуся может написать книгу, и не менее оживленно обсуждала с Конеген тему, кто чей хозяин в тандеме Дуся – Света.  
След в культуре современной России «Деликатесы», может быть, оставили, но КПД Конеген на «Таймырском кактусе» мне показался крайне низким. Через несколько дней спросила пиар-директора Фонда Наталью Федянину: «Вы Конеген «на пять минут» привозили?» – «Ты что, – говорит Наташа, – она такая классная оказалась. Она вообще билет сдала и решила остаться до 19 числа».
Отлично, значит, используем ее по прямому назначению на Музейной ночи, когда подадут «Блюдо на заказ». Хотя… Как сказала Конеген, «я вообще никому ничего не гарантирую».
 
Другие. И смыслы тоже
Похоже, Светлана прониклась атмосферой и заинтересовалась парадоксами Норильска. Наверняка ее впечатлил спуск в шахту рудника «Комсомольский» вместе с историком и телеведущим Александром Архангельским, куратором фестиваля Инной Прилежаевой, историком и искусствоведом Ольгой Лопуховой. Архангельский жаловался, что обошлось без вагонеток. То ли он собирался поучаствовать в обеспечении отгрузки руды, то ли покататься хотел без пробок. В Москве у него периодически возникают транспортные проблемы. Архангельский даже подумывает, не пересесть ли ему на метро. Так что заполярный спуск на глубину нескольких сотен метров можно считать репетицией «метрового спуска» в столице.  
Ольга Лопухова, поднявшись на поверхность, восторгалась идеей норильского фотокросса и делилась приятным впечатлением, оставленным работами норильской художницы Яны Сатушевой. Днем раньше, открывая в музее выставку «Это не еда», Ольга вдохновенно провела экскурсию по экспозиции, акцентируя внимание зрителей, что за внешним проявлением еды открываются другие смыслы.
Я спросила, где, кроме Москвы, работают в таком же стиле, и Ольга назвала города с развивающимися центрами современного искусства: Питер, Екатеринбург, Новосибирск, Нижний Новгород. И добавила: «У вас был Олег Осьмук. Он почему-то в Москву переехал. Но его там не видно-не слышно». Может, и правда, лучше бы в Норильске творил и развивался. А может, Осьмук еще себя покажет. Хотя бы в Норильске.
 
Молотки и молоточки
Во вторник давал единственный концерт в Норильске многократный лауреат, композитор, пианист, перкуссионист, маримбист и просто приятный молодой человек Андрей Дойников.
Музыка, которую он играет, не для всех. Поэтому хотелось понять и по возможности проникнуться. В том числе рассказом молодого исполнителя о программе концерта.
…На сцене несколько «разнокалиберных» барабанов, диковинная маримба, рояль. Энергичный молодой человек плюхается на стул и замирает.
– Мама, почему он не играет? – детский голос где-то на балконе в тишине зала звучит особенно пронзительно.
Дойников продолжает не играть еще секунд двадцать, потом весело сообщает, что это на самом деле была пьеса, которую он исполнял в течение сорока пяти секунд. «Тишизм», вспомнила я «Альтиста Данилова», но Дойников, скорее всего, имел в виду не это течение в искусстве. Исполнитель уже рассказывал, как он построит концерт, и сообщал некоторые подробности представляемой пьесы. Дойников взял молоточки, застыл над маримбой и…
В городском Концертном зале в это время починяли крышу. Когда шла пробовать «Классические блюда», сама видела троих плотников на кровле. Они работали молотками. Во время выступления Дойникова – тоже. Андрей – молоточками на маримбе, плотники – молотками по металлическим листам. У артиста получалось мелодичнее, у ремонтников – внушительнее.
Наш гость оказался терпеливым человеком и лишь в конце первого отделения, подняв глаза к потолку, произнес: «Входите, наконец».
Концерт был хороший, особенно второе фортепианное отделение. А ведь еще накануне, после программы видеоарта «Пожиратели», я говорила, что не люблю современное искусство. Особенно когда на экране размалеванный трансвестит очищает банан и начинает облизывать его, медленно покусывая пухлыми губами, и, глядя в объектив кинокамеры пустыми глазами, начинает жевать кусочек плода. А человек по эту сторону экрана, представляя «гениальную» работу режиссера, рассказывает, что в обществе потребителей – буржуазном обществе – непременным условием для творца является эротический подход к раскрытию темы.
А как вам сюжет про шестерых героев, которых шесть раз… вывернуло наизнанку? Стошнило, проще говоря. Улавливаете художественный замысел автора? Посмотрев «Двести голодных ртов» и вытерпев сюжет про естественные отправления организма, «облагороженный» участием в нем японских детей, я с «Пожирателями» попрощалась. Потом в фестивальном буклете прочитала об этом проекте. Хорошо написано, кстати.
Трое из них вышли из забоя
0

Читайте также в этом номере:

Главное богатство (Елена ПОПОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск